Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: soul eater (список заголовков)
23:59 

Голос в моей голове.

Автор: Шион-Они
Название: Голос в моей голове
Фэндом: Soul Eater
Персонажи: Хрона, Рагнарек, упоминается Мака
Рейтинг: PG 13
Жанр: джен, даркфик, AU, POV
Предупреждение: ООС
Размер: драббл
Статус: закончен
Аннотация: Знаешь, ты всегда говоришь очень неприятные вещи.

Твои слова всегда очень отчетливо звучат в моей голове. Разговоры с тобой являются неотъемлемой частью моей жизни, только нет в этих беседах ничего хорошего. Знаешь, ты всегда говоришь очень неприятные вещи. Твои слова колкие, резкие и очень обидные, но к сожалению я не могу заставить тебя замолчать.

"Ты ничтожество. Ни на что не способна. Да ты даже не человек - так, мусор, мерзкий кусок дерьма," - говоришь ты, усмехаясь, а я даже не могу поспорить, ведь ты прав, как и всегда.

"Почему ведешь себя как лохушка? Ты понравилась тому парню, он даже на свидание тебя пригласил, а ты что? Даже не нашла, что ответить, а тупо пялилась в пол с запинками подбирая слова. И ведь так всегда. Теперь этот тип считает тебя полной дурой и небось ржет со своими приятелями, рассказывая о тебе."

- Это не так.

"Ну-ну, а скорей всего он и заговорил с тобой на спор. Проспорил своим дружкам и был вынужден пригласить на свидание такое чмо, как ты. Ну сама подумай, кому ты сдалась? Затворница, уродина и долбанный фрик. Над тобой все смеются, а ты и в ус не дуешь."

- Заткнись! - сама не замечаю, как срываюсь на крик. Впрочем здесь никого нет кроме нас двоих, да и в твоем существовании я иногда сомневаюсь. Мы одни здесь, в моей ванной. Я сижу оперевшись спиной о дверь, изо всех сил прижимая ладони к ушам, лишь бы не слышать твой мерзкий голос, а ты стоишь возле меня и смеешься. Ты совсем рядом, стоит только руку протянуть и дотронуться, что бы ощутить под пальцами мягкую ткань твоей футболки. Ты рядом. Так близко... но почему в зеркале не видно твоего отражения? Ты всегда был со мной. Всегда издевался, насмехался, мучал меня... Но кто ты?

"Давай, сделай это. Искупи свою вину и успокойся. Ты же знаешь, это поможет. Всегда помогает," - говоришь ты, опустившись передо мной на корточки и протягивая острое лезвие и пару таблеток.

Да, ты любишь терзать меня и в то же время всегда заботишься обо мне в трудные минуты. Я ненавижу тебя, но у меня больше никого нет. Со мной только ты. Эй, скажи, ты ведь на моей стороне, правда?

"Разумеется, бестолочь. Что за глупые вопросы?"

Лезвие рассекает кожу на запястье и тонкие струйки крови медленно стекают по руке образуя живописные узоры. Вот этот напоминает змейку, длинную черную змею с тихим шипением ползущую куда-то, а этот... нет, он тоже похож на змею. Змеи... они повсюду, от них не скрыться, это они скрываются, что бы неожиданно напасть из-за угла. Может когда я спала, змеи проникли в мое тело, оставив во мне своих детенышей и из-за них моя кровь окрасилась в черный, а из порезов выползают эти твари? Надо избавиться от них. Они отравляют мою кровь, мою душу. Они враги. Нет... Нет! Настоящий враг... кто же он?..

"Ты и сама знаешь, не так ли?" - сжимаешь мое изрезанное запястье и ледяным взглядом смотришь на меня. Прекрати. Ты пугаешь меня. Просто молчи, ничего не говори. - "Та девчонка. Она всегда презирала тебя, всегда смотрела свысока, а ты как дура хотела сблизиться с ней, хотела стать ей достойной подругой. Думаю ее забавляли твои усилия."

- Ты ошибаешься! Мака никогда бы...

"Совсем дура, что ли? Святой наив! Думаешь в ее словах есть хоть капля правды? Она улыбается тебе, говорит красивые, но лживые слова, а ты и веришь в ее сказки! Открой глаза, бестолочь! Ты ей не нужна! Она просто тебя использует, как вещь, а когда ей надоест, она выкинет тебя, вытерев ноги. Так все люди поступают с лохами вроде тебя. Пользуются и выбрасывают в урну за ненадобностью. Вспомни свою мамашу. Думаешь эта девчонка чем-то лучше нее?"

Сжимаешь крепче мою руку и тихо шепчешь в ухо. Ты так близко... Это пугает. Чего тебе от меня нужно? Почему не оставишь меня в покое? Зачем говоришь то, что я и сама знаю, то, во что мне совсем не хочется верить? Просто замолчи! Пожалуйста. Уйди! Сгинь! Исчезни!

"У нее все есть: друзья, хорошая репутация, будущее, поддержка близких людей. А у тебя никогда ничего этого не будет. Так зачем ей нужен кто-то вроде тебя? Ты бесполезна. Бельмо на ее глазу. Она презирает тебя. Она твой враг."

- Но что же мне делать?

"Просто убей ее. Избавь себя от страданий."

- Я не могу! Мака моя подруга. Ты ошибаешься!

"Дура! Если ты не убьешь ее, она сама тебя погубит! Запомни, Хрона - только я на твоей стороне. У тебя никого нет кроме меня."

Черные змеи выползают из углов и с леденящим душу шипением, собираются вокруг меня. Медленно проникают в мое тело, заполняя изнутри. Кажется я перестаю быть собой, но почему-то это радует. Я просто исчезну и тогда все закончится. Мой ад будет разрушен вместе с моим сознанием. Эй, Рагнорек, уйдешь вместе со мной?

Темнота сгущается и я тону в липкой, вязкой черной жидкости, напоминающей смолу. Только твои слова все еще звучат в моей голове: "Убей ее". Ты прав. Ты всегда был со мной, всегда помогал мне, подсказывал как поступать. Я сделаю как ты говоришь, только скажи, откуда я знаю твое имя?

@музыка: Miaka - Шизофрения

@темы: soul eater, фанфикшн

06:24 

Мой первый сонгфик.

Название: Война внутри души
Автор: Шион-Они
Фэндом: Soul Eater
Персонажи: Медуза/Хрона
Рейтинг: NC 17
Жанр: фемслэш, сонгфик, даркфик, POV
Предупреждение: ООС, инцест, BDSM, секс с несовершеннолетними, насилие
Размер: мини
Статус: закончен

Лунный свет из маленького окна отбрасывает блики на холодные каменные стены. Луна является единственным источником света в этой комнате и потому нас окружает полумрак. Ты стоишь передо мной с низко опущенной головой и что-то бормочешь о невыполненном задании. Видимо очередные извинения. Поверь, Хрона, мне не нужны твои сожаления - от тебя требуется только делать то, что я говорю. Без лишних слов и мыслей. Вещам ни к чему иметь чувства. Они только мешают. А за неподчинением следует наказание. Тебе стоило усвоить этот урок еще в детстве.


Смотри на меня, слушай внимательно,
Делай, что я говорю сознательно.
И подчиняйся мне добровольно,
Даже если от этого больно.


- М-медуза-сама, простите, я... - надоело выслушивать твой несвязный лепет. Время имеет слишком большую ценность, чтобы тратить его попусту. Пора бы уже приступить к наказанию.

- Достаточно, - ты вздрагиваешь. Устремляешь взгляд в пол. Почему-то ты всегда боялась смотреть мне в глаза. - Неважно, что помешало тебе выполнить мой приказ. Обстоятельства не имеют значения. Ты не сделала то, что я сказала. Понимаешь, что это значит?

- Пожалуйста простите. В следующий раз я сделаю все, как надо, - в твоем голосе ясно слышится отчаяние. Полагаю, ты предпочла бы оказаться сейчас где угодно, даже в столь ненавистной тобой, темной комнате, лишь бы подальше от меня. Понимаешь ведь - пощады не будет. Мне жаль, Хрона, но воспитание есть воспитание. Не надейся на низхождение.

- Раздевайся, - в какой-то момент, ты просто стоишь бездействуя, видимо надеясь, что я передумаю, но после понимаешь, что этого не будет.

Тонкие пальцы нерешительно касаются маленьких пуговиц на белом воротнике. Твои руки дрожат и даже верхнюю пуговицу удается расстегнуть только с третьего раза. Ненавижу ждать, но в этом случае предпочту ожидание. Твой страх, твой стыд, когда ты вынуждена обнажаться при мне, твоей матери - прекрасные эмоции, что столь притягательно смотрятся на бледном лице. И все же я ясно вижу, что тебе даже нравится такое развитие событий. Как бы ты ни отрицала, как бы потом не презирала себя за это, но тебе необходима эта боль и чувство собственного бессилия. Так ты можешь позволить себе забыться. Позволить физической боли стать заменой душевной. Хоть на короткое время, на какой-то жалкий миг избавиться от столь невыносимого для тебя чувства вины.

Поверь, Хрона, я знаю о тебе все. Знаю твои мысли, твои чувства. Знаю о чем ты мечтаешь. И знаю, что ты стыдливо себе запрещаешь. Твоя душа для меня - открытая книга.

Раньше ты наверняка стала бы противиться этому нелепому приказу. Искать отговорки или просто умолять отпустить тебя. Но я рада, что со временем к тебе пришло понимание того, насколько бесполезно сопротивление моей воле. Гораздо проще и правильней сразу же сдаться.


Бледная кожа покрыта синяками и кровоподтеками. Тонкое, нескладное тело больше напоминает обтянутый кожей скелет. На лице столь привычное выражение покорности вместе с обреченностью. Тебя трясет от страха и ты не в силах побороть эту дрожь и это невыносимое чувство. Руками пытаешься прикрыть свою наготу, однако в этом нет никакого смысла. Признаюсь, меня раздражает твоя чрезмерная застенчивость. Не в первый раз все таки, я наказываю тебя таким образом, пора бы уже привыкнуть.

Одна из змей, привычно соскользнув с моей руки, подобно веревке обхватывает твои худые запястья, сдавливая их до боли и фиксируя за спиной. Ты беспомощно падаешь на колени. С губ срывается вскрик, когда хлесткий удар плетью оставляет на спине длинные, темные отметины. Взмах. Следующий удар приходится по животу. Не успев отдышаться, захлебываешься воплем при новых ударах. Через какое-то время прекращаю эту пытку. Ты тихо плачешь от боли. Из ран все еще сочится кровь, окрашивая бледную кожу черными узорами.

- Я - твоя истина. Ты сделаешь все, что я скажу, понятно? - под челюсть вжимается рукоять плети. - Смотри на меня, когда я говорю.

Плохо видящие от поволоки слез глаза, с трудом различают мои черты.

- Хватит, пожалуйста... - голос, сорванный криками почти сошел на нет.

- Запомни, Хрона - ты принадлежишь мне и выполнишь любой мой приказ, - лишь холодная сталь в моем голосе.

Ты покорно опускаешь взгляд. Попытки сопротивления, внутренняя борьба и вера в спасение, давно иссякли. Возможно еще в тот момент, когда ты впервые увидела чужую алую кровь на своих руках. Когда-то ты надеялась, когда-то мечтала и верила. Это было казалось бы так давно... А сейчас осталось лишь смирение с толикой обреченности. Все правильно. И все же, однажды эта покорность сменится враждебностью и то, что предназначалось для защиты, послужит моей погибели. Так и нужно. Так и должно быть. Когда нибудь это обязательно случится, но не сейчас. Еще слишком рано. Пока что ты принадлежишь мне. Ты побежишь куда я укажу и скажешь все, что я тебе скажу. Заплачешь, если я захочу увидеть твои слезы. Возненавидишь тех, кого я ненавижу и уничтожишь их по первому велению. Скажу "убей" - убьешь, скажу "умри" - умрешь.


Я твое отраженье,
Я твои ложь и сомненья,
Я твоя истина,
Непреодолимая стена.


Приятно ощущать свою власть, превосходство. Нежно провести ступней по твоей щеке. Растягивать этот момент наслаждения, когда ты покорно целуешь пальцы на моей ноге. Да. Все правильно. Докажи свою преданность. Ты всего лишь мой подопытный кролик, также хорошо исполняющий роль оружия и идеального раба для моих плотских утех. Знай же свое место!

Капельки слез падают на мою кожу. То, что я заставляю сейчас делать, вызывает в тебе отвращение и жалость к самой себе. Правильно. Плачь! Страдай! Ненавидь! Ты будешь такой, какой я хочу тебя видеть. Послушной, подобно марионетке. Живой снаружи - мертвой внутри.

Ты же знаешь, дочка, я всегда выхожу победительницей. Поражений я неприемлю. Тем, кто проигрывает, не место в этом мире. Жалких неудачников либо уничтожают, либо подчиняют себе те, кто сильнее. Таковы правила жизни. Выживает сильнейший. Так что тебе просто не выжить без меня. Я - непреодолимая стена, ограждающая тебя от внешнего мира. Я - твоя защита.

Грубо хватаю пальцами бледно-сиреневые волосы и притягиваю к себе. Наклоняюсь к твоему лицу. В светло-серых глазах вижу лишь усталость и тихое смирение. Так-то лучше. Это выражение мне нравится гораздо больше, чем страх с проблесками надежды.

Впиваюсь в твои губы жестким поцелуем, кусая их до крови, буквально насилуя языком податливый рот. Пальцы обманчиво-ласково опускаются от затылка к шее, а после крепко сжимаются на ней. Ты всхлипываешь и пытаешься отстраниться.

Одной рукой сжимаю твое горло, другой мягко провожу по покрытой еще не зажившими ранами спине. Останавливаюсь на крепко связанных запястьях. Касаюсь занемевших рук. Змея, исполняющая роль веревки, медленно посасывает кровь из прокушенной вены. Дополнительная порция боли.

Сильно прикусываю твою губу, прекращая поцелуй и освобождая тонкую шею от моих цепких пальцев. Заходишься в кашле. Позволив тебе отдышаться, опускаюсь рядом и обнимаю тебя, нежно оглаживаю израненое хрупкое тело. Тихо всхлипываешь, уткнувшись носом в мою шею. Ничего. Потерпи, милая. Может с этим уроком ты наконец усвоишь, к чему ведет неповиновение.

С твоих губ срывается истошный крик, когда я резко вонзаю ногти в глубокую рану под лопатками, еще сильнее раздирая ее. Дергаешься в попытках избавиться от моих пальцев, проникающих все глубже под кожу, причиняя тебе, должно быть, адскую боль.

На моих губах жесткая ухмылка. Ты и не представляешь, сколь сильное вожделение вызываешь во мне в этот момент. Такая ты прекрасна, ты знаешь? Подобная сломаной фарфоровой кукле. Обнаженная, истекающая кровью, молящая лишь о том, чтобы поскорее пришло завершение этой пытки. Твои слезы - бальзам для моей уставшей, сочащийся смертельной ненавистью души. Твои крики - слаще всякой музыки для моих ушей.

Резко вынимаю пальцы из раны. Слизываю оставшуюся на них кровь. Превосходный вкус!

- Ты моя, слышишь? Только моя! - в подтверждении сильно сжимаю почти незаметную грудь.

Молча роняешь слезы, когда я касаюсь языком твоей шеи, слегка прикусываю кожу, сразу же зализывая раны, прохожусь быстрыми поцелуями-укусами по тонким ключицам. Одной рукой ласкаю твою грудь, другой провожу по животу, опускаясь ниже. С твоих губ вырывается тихий стон, когда мои пальцы проникают в податливую плоть. Резкие, грубые движения. Пальцы безжалостно проталкиваются вглубь, буквально разрывая изнутри. Мне незачем доставлять тебе удовольствие, я просто хочу выпустить скопившуюся во мне страсть. Ты лишь игрушка для удовлетворения моей похоти. Сопротивление, слезы, мольбы только сильнее заводят. Так что продолжай радовать мою душу своими криками. Только не молчи! Бездвижное тело в моих руках и твое исступленное молчание раздражают. Как будто я трахаю труп! Будет чертовски обидно, если ты потеряешь сознание в середине процесса. Но сейчас ты на грани этого, так что придется закончить раньше, чем я планировала.

Звонкая пощечина вырывает тебя из состояния оцепенения. Не нужно. Не смотри на меня так. Думала найти спасение во сне? Весьма глупо, не находишь? Ведь рано или поздно придется проснуться.

Змея послушно возвращается на мою руку, вновь приобретая вид татуировки. Ты пытаешься пошевелить онемевшими руками, но это плохо удается. Долгое нахождение в связанном состоянии, плюс змеиный яд. Возможно именно из-за этого ты едва не лишилась сознания.

Что ж и правда, на сегодня достаточно. Урок ты усвоила.

Нет больше твоей воли. Во тьме живи и получай наслаждение от чужой боли. Что ты хотела и скрывала, я воплощу и изменю. Слушай мое мнение и забудь о своем собственном.


Ночь укрывает нас мраком, скрывая под своим пологом грехи людей, скрывая спящих внутри каждого чудовищ.

Спокойной ночи, милая. Ни о чем не волнуйся, отбрось все лишние мысли. Тебе ничего не нужно делать - только подчиняться мне. Я буду вечно с тобой, всегда смогу о тебе позаботиться. Так что радуйся сумашествию сна.

@музыка: Otto dix - Война

@темы: soul eater, фанфикшн

11:13 

Несколько бредовый кроссовер.

Название: Растворяясь в темноте
Автор: Шион-Они
Фэндом: Звонок 0: Рождение, Soul Eater
Персонажи: Садако Ямамура, Хрона Горгон
Рейтинг: G
Жанр: angst, AU, эксперимент
Предупреждение: ООС, смерть персонажа
Размер: драббл
Статус: закончен

Темнота. Не слышно не единого звука. Абсолютно пустое, изолированное от реального мира пространство. Здесь никого нет, кроме них двоих, таких похожих, но вместе с тем, таких разных. Они оказались заперты в этой тьме, нет, скорее, они сами заперли себя здесь. Просто ничего другого не оставалось. Право выбора им никто не давал. Тьма привычна для обеих. Всю свою жизнь они провели во тьме. Тьма снаружи. Тьма внутри. Спокойная и такая обыденная.

Холодный пол и столь привычный угол в лишенной света комнате. Неясные тени скользящие по стенам, подбирающиеся все ближе к ней. Родное чувство страха и безумия застилающего разум. Тьма в жизни. Тьма в сердце. Даже кровь и та, черная.

Ледяная, пронизывающая до нитки, затхлая вода. Старый колодец в который почти не проникает свет. Немеющие от холода пальцы с оборваными от бесплотных попыток выбраться, ногтями. Животный ужас, в какой то момент переросший в тихое смирение перед надвигающейся смертью. Ощущение, как жизнь медленно покидает тело. А там, в прошлом жалком подобие жизни - вечная тревога. Чужое, но вместе с тем знакомое присутствие той, другой себя, рожденной лишь для того, чтобы забирать чужие жизни. Нести людям страх.

Худощавая девочка с короткими сиреневыми волосами и молодая черноволосая девушка в длинном белом платье, сидят присланившись спиной друг к другу.

Здесь ничего нет и ничего не происходит. Здесь время остановило свой ход. Но потому тут нет ни страха, ни отчаяния, ни гнева, ни безумия - только пустота.

Садако, устремив взгляд в темноту, тихо произносит слова, которые почему то до сих пор остались в ее памяти вместе с неясным образом темноволосого юноши, даже имени которого она не может вспомнить.

- Если бы я могла заново родиться, даже если это нарушит волю Господа Бога - я бы хотела быть с тобой. Только с тобой. Если это только сон, то когда я проснусь, хоть бы ты был со мной. Но, нет! Утренний свет показывает мне, кто я на самом деле. Все же, я хочу сказать это. Я люблю тебя.

Где-то в глубине давно остановившегося сердца, покалывает. Дышать становится труднее. Только брюнетка даже не может понять, почему. Память почти вся исчезла, но терзающая изнутри тоска осталась.

Когда Хрона слушает тихий, грустный монолог черноволосой, ей вспоминается звонкий смех и травянистая зелень глаз. Девочка чувствует как трясутся руки и что-то горячее течет по бледным щекам. Слёзы. Сиреневолосая обнимает колени, сжимается в столь привычную ей позу.

- Когда я проснусь, хоть бы ты была со мной, - дрожащим голосом шепчет она, но даже не знает к кому обращены эти слова, хотя веселый смех по прежнему звучит в голове болезненным эхом.

- Мы не сможем проснуться, - слова Садако, возможно, несколько жестоки, однако, нет смысла лгать, тешить себя бесполезными надеждами, когда правда и так известна им обеим.

Их просто больше нет. Они уже исчезли из мира живых, скоро исчезнут и из мира мертвых. Осталось только немножко подождать до того момента, как пустота полностью поглотит их обеих, не оставив ни следа от их существования.

Пустота сродни тьме. Также высасывает душу, память, остатки здравого рассудка. Медленно. По капле. Давая перед окончательным уходом, сполна насладиться безысходностью. Как наказание за то, что вообще родились, если забыть о том, что уже само рождение стало для них карой. Знать бы, за какие грехи.

Хрона вздыхает поглубже, пытаясь унять неизвестно откуда взявшуюся боль в груди. Опускает голову на плечо брюнетки.

- Мы умираем?

Садако качает головой.

- Уже мертвы.

- Что с нами будет потом? - ни страха, ни тревоги уже не осталось. Хрона и сама не знает, зачем задает вопросы, ответы на которые столь очевидны.

Тишина режет слух. Тишина заставляет задыхаться. Тишина не дает последним клочкам воспоминаний спокойно исчезнуть. Так что лучше уж пустые вопросы, чтобы хоть как-то подавить тишину.

- Я так и не узнала кто мой настоящий отец. Кажется, мне хотелось знать. Тогда, - с некой грустью говорит Садако, опуская голову. Смоляные волосы привычно падают на лицо.

- Я тоже... не знаю ничего о своем отце. Почему то меня это никогда не волновало... Наверное.

- Даже маму вспомнить не могу.

Почему то одно слово "мама", заставляет сиреневолосую содрогнуться. Девочка сглатывает появившейся в горле комок.

Осталось совсем недолго. В последние минуты лучше выбросить все мысли из головы. Отдаться полностью во власть поглощающей их тьме.

- Давай просто помолчим, - отстраненно просит Хрона.

Садако протягивает ей руку. Девочка с благодарностью сжимает её ладонь. Так спокойнее встречать конец.

Туманные образы, отголоски прошлого бесследно стераются.

Мягкий голос, нежный взгляд карих глаз, слова любви, прозвучавшие слишком поздно.

Звонкий смех, русые волосы уложенные в два забавных хвостика, несбыточное обещание спасти.

Мрак принимает израненные души в свои объятия. Спасительное забвение освобождает от невыносимой ноши, под названием - память.

Еще при жизни, утренний свет открыл им глаза на правду, но тогда они не хотели ее принимать, все цепляясь за тонкую ниточку надежды.

Нить оборвалась.

@музыка: Флёр - Испалинские черные грифы

@настроение: Тьма, нет, люди убивают. Своими словами, своим холодом.

@темы: soul eater, звонок, фанфикшн

11:07 

Ограничения.

Автор: Шион-Они
Название: Limitations.
Фэндом: Soul Eater
Пейринг: Мака/Хрона
Рейтинг: PG 13
Жанр: фемслэш, angst
Предупреждение: ООС
Размер: мини
Статус: закончен

Нет ничего хуже противоречий. Ощущения, будто внутри тебя, сразу два разных человека, спорящих друг с другом. И ты не знаешь, с кем из них лучше согласиться. Но когда же появились эти противоречивые чувства и желания? Когда же она перестала чувствовать себя спокойно в ее присутствии? В момент появления тех странных, пугающих мыслей?

Мака всегда любила, когда ее застенчивая подруга нерешительно улыбалась. Любила ее улыбку. Однако, с некоторых пор ей гораздо больше по вкусу приходятся слезы на миленьком личике Хроны.

Мака хочет защищать эту слабую девушку, заботиться о ней. Но какая-то часть нее кричит о том, что иногда эта забота излишняя. И где-то в глубине сердца ей очень хочется причинить боль своей подруге. Мака презирает себя за такие мысли, но вот только избавиться от них никак не получается, как и от других мыслей, вызывающих еще большее отвращение.

- Смотри, а здесь вот так. На самом деле все просто. Стоит лишь немного разобраться в этой теме, подучить ее и никаких сложностей потом не возникнет, - спокойно говорит Мака, помогая Хроне подготовиться к экзаменам.

Сиреневолосая искренне благодарна Маке за то, что она вызвалась помочь, хотя это заставляет ее чувствовать себя несколько неловко.

- Прости, что тебе приходится столько возиться со мной.

- Ничего подобного! Я только рада тебе помочь, - улыбаясь отвечает Мака, положив руку на плечо подруги, в успокаивающем жесте.

Хрона смущенно улыбается. И что бы она делала без этой оптимистичной девушки, с такой сильной душой, полной противоположности ее собственной? Что бы стало с ней, если бы их встречи никогда не происходило?

Русоволосую раздражает то, сколь доверчивым взглядом подруга смотрит на нее. Она понимает, что стала для этой робкой девочки центром Вселенной. Но именно это и возлагает на нее такую большую ответственность. Раньше это вполне ее устраивало. Хоть они и не связаны кровно, но Мака воспринимала Хрону, как младшую сестру, о которой нужно заботиться, защищать. Это стало своеобразным долгом, миссией возложенной на ее плечи. Она была счастлива, когда в очередной раз протягивала руку помощи своей подруге. Тогда она еще многово не понимала и в прежнюю очередь того, от кого именно стоило защищать Хрону.

Понимание правды пришло слишком поздно.

Мака смотрит на худые, бледные руки подруги, в которых сейчас покоится учебник, на тонкие запястья, которые так легко сжать одной рукой. И снова в голову приходят совсем неуместные мысли.

Слёзы. Ни от боли или грусти - от новых, таких непривычных ощущений. Прерывистое дыхание. Неумелые ласки и страстные поцелуи. Тонкие пальцы, запутавшиеся в русых волосах. Мольба в серых глазах.

Всего лишь фантазии. Ненужные. Неправильные.

Взгляд сиреневолосой устремлен в книгу. После объяснений Маки, многое стало ей понятно, хотя, конечно еще остались вопросы, ответы на которые она и ищет в учебнике. Раньше девушка никогда не изучала подобного - не было необходимости. Но сейчас, когда это действительно нужно, она прилагает все усилия, не ради учебы или знаний, а просто потому, что не хочет расстраивать Маку, не хочет, чтобы та разочаровалась в ней.

Сама же русоволосая в этот момент никак не может сосредоточиться. Возможно, осуществи она свои фантазии, ей стало бы легче. Возможно тогда эти грязные, пошлые идеи покинули бы ее разум. Вот только девушка не может так поступить. Это будет слишком жестоко по отношению к Хроне. Это будет просто несправедливо. Сиреневолосая и так уже достаточно настрадалась за свою жизнь и если ее последняя надежда, первая подруга, ставшая лучом света в бесконечной тьме, поступит с ней подобным образом, что тогда станет с этой девочкой? Очередная душевная травма, очередной удар - возможно, окончательный.

Нельзя. Недопустимо.

"Молодец Мака! Хорошая же ты подруга! Ну вот чего тебе неймется? Вон лучше обрати внимание на того же Соула, сколько вы уже с ним вместе то? И ладите отлично, понимаете друг друга. А лучше вообще забей на все эти глупости. Об экзаменах подумай! Что бы сказала мама, узнав, что ты вместо дела, маешься ерундой?" - корит себя девушка. - "Что бы подумала Хрона?.."

Они одни в комнате. На столе расположились две аккуратные стопочки книг и две чашки с почти остывшим чаем. Мака неспешно размешивает ложкой сахар и делает вид, будто учит какие-то правила из учебника. На деле же, она еще не прочитала ни строчки. Тишина нарушаемая лишь их дыханием и звуком переворачиваемых страниц, аромат бергамота с примесью еще каких-то трав, расслабляет, успокаивает.

Русоволосая делает глоток чая и переводит взгляд на сидящую напротив нее подругу. Тонкие пальцы, сжимающие книгу, задумчивое выражение лица, сосредоточенный взгляд. Мака едва заметно улыбается. Она ни раз видела страх в глазах Хроны. Да практически постоянно. Ставший таким родным - страх.

Если она повалит сиреневолосую прямо на эту кровать, стоящую так близко к столику за которым они сейчас сидят, если прижав ее своим весом к постели, коснется ее губ своими, Хрона испугается? Ну конечно же. Разве может быть иначе? Хотя, возможно, вместо страха будет удивление, непонимание. Это наивное дитя ведь и подумать не может, о том, что Маке хочется с ней сделать. Оно и к лучшему. Будет она сопротивляться или нет - не имеет значения. Если повелительница Косы всерьез чего-то захочет, она добьется этого. К тому же перед ней Хрона беспомощна. Доверие, любовь, эта практически щенячья преданность, делают ее бессильной перед Макой. Хорошее преимущество, не правда ли?

"Нет."

Именно поэтому она и не может сделать этого. Именно потому и не имеет права поддаться слабости. Если она поступит так, это будет равносильно предательству. К тому же есть определенные правила, которые нельзя нарушать. Рамки, за которые не следует переходить.

Во всяком случае, так говорит голос разума. Его стоит послушать. Его, а вовсе не голос сердца, твердящий, что пора уже прекратить себя мучить. И только себя ли?

Тихий голос вырывает девушку из раздумий:

- М-мака... я тут не совсем поняла... извини, что отвлекаю, - Хрона смущенно опускает взгляд. Все же она чувствует себя несколько неловко. Мака - лучшая ученица, никогда не получавшая даже средних баллов, не то, что низших. Сейчас она старательно готовится к предстоящим экзаменам, а ее подруга только мешает, лезет под руку. Сиреневолосая никогда не простит себе, если по ее вине репутация Маки испортится.

Вместо ожидаемого Хроной раздражения, зеленоглазая с немного рассеянной улыбкой, наклоняется через стол и внимательно заглядывает в учебник, покоящийся в руках подруги.

- Что именно ты не можешь понять? Не волнуйся, я хорошо знакома с этой темой, так что смогу объяснить.

Девочка благодарно кивает и указывает пальцем на строчку в учебнике.

- Вот...

Мака задумчиво хмурится.

- Ну смотри, если здесь сделать так, то...

Внимательный взгляд серых глаз направлен к ней. Повелительница Косы сглатывает образовавшейся в горле комок. Сейчас они так близко друг к другу и эта близость пугает. Мака боится, что не сможет сдержаться. Лицо Хроны совсем рядом. Серые глаза, с застывшем в них немым вопросом, чуть приоткрытые мягкие губы, которых так хочется коснуться. Может стоит решиться? И что тогда? Если русоволосая поступит по велению сердца, какая реакция за этим последует? Если она поддастся слабости, к чему это приведет?

"Ни к чему хорошему," - ответ, кажущийся Маке очевидным.

Русоволосая вздрагивает, когда Хрона осторожно касается ладонью ее щеки.

- Все в порядке?

- Да. А почему что-то должно быть не в порядке? - как всегда бодро отвечает Мака, отводя взгляд.

Говорят, глаза - зеркало души. Нельзя сейчас открыть свою душу. Нельзя сейчас позволить ей увидеть сомнения и противоречия снедающие разум. Нельзя этими чертовыми неправильными мыслями разрушить еле воссозданное заново спокойствие.

- Тебя что-то беспокоит? Я просто подумала... в последнее время ты... ты странно себя ведешь. В смысле не так, как всегда, - сбивчиво, пытаясь подобрать подходящие слова, говорит Хрона.

- Не волнуйся! Я просто немного переутомилась.

Мака переводит взгляд на стопки учебников, покоящихся на столе и устало вздыхает. Отдых. Да, нужно просто отдохнуть, привести мысли в порядок.

- У нас в распоряжении четыре дня, думаю, за это время мы успеем подготовиться. Так что на сегодня хватит.

Хрона согласно кивнула в ответ и принялась укладывать в сумку учебники и письменные принадлежности.

- Я провожу тебя, - предложила Мака.

- Спасибо, - сиреневолосая смущенно потупила взгляд.

Ей казалось, что сегодня она наконец сможет полностью открыть подруге свою душу. Сегодня, когда им предоставился шанс, вдвоем провести весь день. В итоге, слова, которые могли бы перевести их отношения с Макой с мертвой точки, которые, возможно дали бы зарождение новой надежде, так и остались невысказанными.

Мака старательно держит на лице маску спокойствия и уверенности. Вот только вся эта уверенность уже трещит по швам. Все запуталось. Слишком сильно. Узы дружбы возникшие между ними, должны были бы подарить счастье, но вместо этого, безжалостно тянут ко дну. Просто потому, что это уже и не дружба вовсе. Бесплодные попытки удержать нить прежних отношений, не увенчаются успехом. Они обе понимают это. То, что было вначале: свет, радость, спокойствие - безвозвратно ушло. Исчезло. Исчерпало себя.

За любым концом следует начало чего-то нового. Нужно просто решиться сделать шаг навстречу переменам. Только вот всегда что-то мешает это сделать.

Для Маки - правила. Следование морали и принципам, заложенным в разуме с детства.

Для Хроны - страх. Привычное чувство, от которого она всегда хотела избавиться, но, похоже безрезультатно.

Позже, свернувшись калачиком на постели и пряча лицо в прижатой к груди подушке, сиреневолосая будет тихо ронять слезы и мысленно ругать себя за собственную трусость и нерешительность. В такие моменты ей особенно сильно не хватает Рагнарека. Если бы он был сейчас с ней, наверняка сильно разозлился из-за того, что Повелительница в очередной раз разводит сырость. Отвесил бы несколько хороших тумаков и вправил мозги в ее глупую голову. Ну а потом... потом возможно выслушал бы, вставляя свои колкие комментарии. Только вот Рагнарека больше нет. И если ничего не сделать, не предпринять, то можно и Маки лишиться. В итоге оказаться покинутой всеми. Одиночество, столь же привычное, как и страх, но оттого не менее ненавистное.

Девушка тихо всхлипывает, уже выстраивая в своих мыслях образы безрадостного будущего. Она и не подозревает о том, что Маку в этот момент гнетут не менее печальные мысли. Да и откуда ей знать, что подруга, сгорбившись перед столом, уже несколько минут смотрит на их фотографию, сделаную еще тогда, на вечеринке устроиной Кидом. Хрона и представить себе не может, что такая сильная, непоколебимая Мака, уже столь долгое время изводит собственную душу сомнениями.

Всегда есть правила, которым нужно следовать и рамки, за которые нельзя переходить. Это должно вроде как, упрощать жизнь, но на деле только все усложняет.

@настроение: тяжело на душе

@темы: фанфикшн, soul eater

18:08 

Оставшееся чувство боли.

Название: Оставшееся чувство боли.
Автор: Шион-Они
Фэндом: Soul Eater
Пейринг: Мака/Хрона
Рейтинг: G
Жанр: фемслэш, angst, психология
Предупреждение: ООС
Размер: драббл
Статус: в процессе

С некоторых пор она может чувствовать себя спокойно только находясь здесь, запертая в четырех стенах, этой холодной, темной комнаты в подземелье Шибусена. Моменты одиночества кажутся спасительным кругом, за который можно зацепиться, когда уже нет сил терпеть эту снисходительность. Ведь вся эта игра в дружбу была обусловлена лишь жалостью, правда? Впрочем, пусть уж лучше так, чем иначе. Легче вынести такую правду, чем понимание того, что ты еще нужна кому-то. Лучше обманывать себя, чем знать, что эта доброта отнюдь не поддельна.

Мака распахивает дверь и спокойным, уверенным шагом заходит в комнату.

- Доброе утро, Хрона. Как спалось? - ее звонкий голос бьет по ушам. Ну почему? Почему она не может просто уйти? Покинуть жизнь мечницы раз и навсегда.

- Доброе, - девочка натянуто улыбается. С каждым днем ей все сложнее дается это вроде бы простое действие.

- Я тут подумала, сегодня ведь воскресение, почему бы нам с тобой вдвоем не сходить куда нибудь? По магазинам например пройтись. В центре города недавно новое кафе открылось, можно и туда заглянуть. Я бы хотела хорошенько повеселиться сегодня. К тому же, знаешь, в последнее время мне кажется, что мы сильно отдалились друг от друга, - последние слова русоволосая произносит с некой грустью.

"Отдалились? А были ли мы когда нибудь по настоящему близки?" - думает Хрона.

Мака единственная, кто смог понять ее душу, вытащить из Ада, в котором девочка находилась с момента своего рождения. Мака спасла ее. Так ведь? Однако, людям свойственно меняться, следовательно и в их душах происходят перемены. И настоящий Ад никуда не исчез - он всегда оставался в голове девочки и с момента "спасения", лишь увеличился. В конце концов, та, что казалась спасительницей, в итоге медленно убивала Хрону, сама того не зная.

У Маки теплые руки и мягкая улыбка. В ее действиях всегда чувствуется забота. Русоволосая никогда не злится на девочку, даже тогда, еще до смерти Медузы, узнав о предательстве Хроны, она лишь в очередной раз одарила ее своей добротой. Возможно именно тогда было положено начало этой пытки, если не раньше.

Люди могут выражать только те эмоции, которые им известны. Чувство того, что ты любим, дает опыт и счастье, потому ты и сам становишься добрым по отношению к другим людям. Хрона никогда не знала, какого это - быть любимой кем-то. Ей были знакомы такие чувства, как страх, отвращение, отчаяние, ненависть, одиночество.
Есть те, кого называют врагами - их нужно просто убить. Есть те, кто является помехой на пути к той или иной цели - их ждет та же участь, что и врагов. Мать всегда говорила девочке, что от лишнего нужно избавляться. То, что мешает, то, что причиняет боль - должно быть уничтожено. Легкие правила, способные упростить жизнь. Все казалось таким очевидным.
Сиреневолосая знала, как поступать с врагами, но вот, что делать с друзьями? И что делать с тем, кто стал гораздо больше, чем друг? Этого ей никто не удосужился объяснить. Что делать, если человек причиняет боль, но вместе с ней и что-то похожее на счастье? Впрочем, о таком понятии, как счастье, Хрона мало чего знала и потому не могла судить. Какое оно - счастье? Что-то теплое, что-то светлое, что-то напоминающее морской бриз, своей свежестью. Что-то знакомое и почему-то пугающее.

Лучший способ побороть страх - уничтожить его?

Девушка хотела бы, чтобы Мака ненавидела ее. Тогда она была бы спокойна, ведь ей известно, что делать с ненавистью. Только вот, Хрона прекрасно понимает, что доброта русоволосой по отношению к ней, забота, привязанность - все это искренние чувства. И от понимания такой очевидной истины, ей становится только больнее. Она не заслужила всего этого.
Каждая улыбка, каждое теплое слово, каждый мимолетный поцелуй - словно ржавое лезвие ножа, медленно режущее плоть. Всякий раз, когда Мака нежно обнимает ее, девушка ощущает себя затянутой в болото. Она тонет, воздух не желает проникать в легкие. Она хочет выбраться из этой ловушки судьбы, вот только это невозможно. Дверь за ней захлопнулась и никакого выхода Хрона не видит. Ей страшно. Она не знает, что делать с такими мыслями, с такими чувствами.

От того, что причиняет боль, нужно избавиться.

Если б только она могла так поступить! Если б только она не привязалась к этому, новому источнику боли. Сиреневолосая даже не представляет, что делать с таким чувством, как любовь.

"Унизь меня! Убей меня! Как ты не поймешь, твоя доброта ранит меня в тысячу раз сильней!" - сколько раз она хотела сказать это Маке, вот только, врядли когда нибудь решится на это.

Поэтому девушка привычно растягивает тонкие губы в улыбке, не имеющей ни капли искренности. Нерешительно сжимает ладонь Маки, когда они гуляют по Городу Смерти. Русоволосая рассказывает ей что-то веселое, пытаясь поднять настроение подруге. Девушка уже привыкла видеть грусть на лице Хроны и все же полагает, что причиной ее странного поведения в последнее время, является то, что она не уделяла сиреневолосой достаточно внимания. Как всегда, Мака винит себя. И от этого Хроне не легче.

Мечница всегда находилась на темной стороне. И в то время, когда служила подопытным кроликом Медузы, и сейчас. Ведь с тех пор почти ничего не изменилось. Часть прежней боли ушла, уступив место новой, но не менее мучительной.

Мака же всегда была на светлой стороне. В глазах сиреневолосой она была отважным героем, солнцем, сияющем для каждого, пронзающим мрак своими лучами.

В прошлом, Хрона не читала книг, ну не считая тех сказок, больше похожих на пособия для начинающих убийц. Сказок, которые так нравились ее матери. Все же Медуза, как умела занималась воспитанием своего ребенка. Оказавшись в Шибусене, девушка начала частенько посещать здешнюю библиотеку. Чтение стало для нее чем-то вроде хобби. Больше всего ей полюбились такие жанры, как романтика и фэнтези. В романах часто писали о том, что свет и тьма не могут быть вместе. И хотя они - две стороны одной медали, их судьба - вечная борьба друг с другом.

Хрона хочет прекратить эти бессмысленные отношения, прекрасно понимая их исход. Что бы она не делала, как бы себя не повела - конец один. Только в случае, если Мака не будет так добра к ней, потом, в будущем будет легче убить ее или самой умереть от ее руки. Второй вариант нравится мечнице гораздо больше. Она и так была мертва до встречи с Макой. Именно эта девушка и вернула ее к жизни. Вернула, чтобы потом самой забрать ее жалкое подобие жизни. Правда сейчас русоволосая даже не понимает этого. Жестокая в своей невинности. До безобразия добрая. До тошноты заботливая. До боли любящая.

Хрона знает - при любом финале, каким бы он не сложился в их истории, все, что останется у нее самой - боль. Боль, ставшая уже столь привычной.

@настроение: хреновое

@темы: фанфикшн, soul eater

21:43 

Воспоминания, которые убивают изнутри.

Автор: Шион-Они
Название: Воспоминания, которые убивают изнутри.
Фэндом: Soul eater
Пейринг: Мака/Хрона, упоминание Медуза/Хрона
Жанр: фемслэш, angst
Рейтинг: R
Предупреждение: ООС, секс с несовершеннолетними, инцест
Размер: мини
Статус: закончен

Мака коротким, легким поцелуем касается губ Хроны. Девушка смущенно улыбается в ответ. С некоторых пор, Мака поняла, что готова все отдать за ее улыбку. Лишь бы она улыбалась, лишь бы она была счастлива. Албарн осторожно сжимает ладонь подруги в своей руке. Ведет ее за собой. Хрона охотно следует за ней. Рядом с ней, такой жизнерадостной, увереной в себе, сияющей, словно солнце, она всегда чувствует себя в безопасности. Чувствует, что Мака сможет защитить её.

Вот только, страх однажды стать ей обузой, становится сильнее с каждым днем.

Их отношения пересекли черту дружбы около четырех месяцев назад. Все вышло несколько спонтанно. Просто, Мака случайно нашла написанное Хроной стихотворение, в котором девушка, в свойственной ей, депрессивной манере признавалась ей, Маке в любви. Просто, тогда повелительница Косы была рада узнать, что ее чувства, о которых она предпочитала молчать и вовсе, пыталась убить их в себе, оказались взаимными. В тот же день, Мака и сказала ей заветное "люблю". Этот миг стал самым счастливым в жизни Хроны. Впрочем, с того момента, как Мака стерла круг на песке, в ее душе, каждый новый день наполнялся яркими красками. Счастливые воспоминания покрыли пеленой воспоминания, наполненые лишь тьмой и болью.

Хрона боялась, что однажды прошлое вернется, дабы вновь окрасить ее жизнь в красно - черные цвета.

Ночь. В темном небе сияет полная луна, освещая город Смерти серебристым сиянием.

Небольшая комната в Макиной квартире наполнена приятным полумраком. Эту ночь Соул проводит в гостях у Блэк Стара и потому все время до рассвета, девушки могут провести наедине друг с другом.

Мака осторожно освобождает подругу от одежды. Ее тонкие пальцы нежно касаются кожи девушки. Русоволосая долго готовилась к этому моменту. Моменту, когда будет стерта последняя грань в их отношениях. Больше всего она боится совершить какую либо ошибку из-за своей неопытности. Боится причинить боль Хроне или напугать ее своими действиями.

Мягкие обьятия и нежные поцелуи, дают чувство покоя, но вместе с тем, пробуждают память о том, что Хрона всегда хотела забыть. Почувствовав легкую дрожь девушки, Мака отстраняется от нее.

- Если ты не готова, мы можем прекратить. Не нужно заставлять себя.

- Всё в порядке. Я... просто не знаю. Не знаю, как вести себя в такой ситуации, - дрожащим голосом отвечает Хрона.

Мака улыбается в ответ. Ее открытая, добрая улыбка согревает Хрону. Это тепло, то, чего всегда ей нехватало, то, чего у нее никогда и не было. И вроде стоит радоваться тому, что все же появился в жизни такой человек, дарящий свое тепло и доброту абсолютно безвозмездно, однако, это лишь пугает. Ведь в мире нет ничего вечного. Всему рано или поздно приходит конец. Хрона боится представить, что произойдет, когда этот лучик света покинет ее жизнь. Боится представить, какие чувства ей придется испытать, когда Мака скажет ей однажды "Прощай". Но, это ведь будет потом. А сейчас, все, что она может, лишь нерешительно прижаться к обнаженному телу Маки. Девушка ласково гладит ее по голове, успокаивая.

- Всё хорошо. Ничего не делай. Просто доверься мне.

И Хрона доверяется ей. Всецело. Позволяет нежным рукам девушки путешествовать по своему телу. Поцелуи становятся все более страстными и настойчивыми. Происходящее сейчас, кажется нереальным. Будто видение или сон. Если так, Хрона предпочла бы навсегда остаться в этом прекрасном сне. Но все же, где то там, в глубине сердца затаилось беспокойство. Что-то подобное с ней уже происходило. В памяти возникают картины из давно забытого прошлого.


Резкие, небрежные прикосновения. Длинные ногти, оставляющие на теле царапины. Обманчиво-нежный голос. И вместо любимых, знакомых черт лица Маки, девушке видится лицо совсем другого человека. Вместо обеспокоенного взгляда зеленых глаз - острый, будто пронзающий насквозь, взгляд Медузы.

Ведьма нежно проводит языком от ключиц до уха девушки, скользит ладонью по распростертому перед ней, нагому телу дочери. Пальцы грубо сжимают сосок. Медуза не пытается доставить ей удовольствие - чувства Хроны никогда не имели для нее значения. Все, что ей нужно - снять напряжение. А поскольку в этот момент нет другой, более подходящей кандидатуры на роль подстилки на одну ночь, она использует для этого собственного ребенка. Впрочем, ведьма никогда не видела в ней свою дочь. Вещь. Не более того. Кукла, которой можно попользоваться, а потом выкинуть, предварительно вытерев об нее ноги.

Хрона привыкла к боли. Это чувство преследует ее едва ли не с рождения. Но то, что она испытывает в этот момент, и болью то не назовешь, по сравнению с теми муками, которые мечнице не повезло перенести. Почему то сейчас, девушка предпочла бы окунуться в столь привычный ей омут боли. Лучше так, чем это отвращение. Тошнотворное омерзение от осознания самой ситуации. От понимания того, что родная мать, прикасается к ней, совсем не так, как дозволено родственникам. Хрона чувствует, как к ее глазам подступают слезы. И лишь одна мысль бьется в голове: "Поскорее бы это закончилось."

Медуза резко вводит сразу три пальца в тело девушки. Та лишь судорожно сжимает в руках простынь. Ни единого звука не срывается с ее губ.

Ведьма усмехается, а после, касается губ Хроны дерзким поцелуем. Отстранившись, она задерживает свой взгляд на пустых, ничего не выражающих серых глазах дочери. Сейчас девушка еще больше напоминала Медузе куклу. Сломаную куклу.

Свободной рукой, женщина мягко касается лица Хроны.

- Посмотри на меня, - голос ведьмы тих и спокоен, но в нем ясно слышны приказные нотки.

Хрона знает, что будет наказана за непослушание, но сейчас она физически не может смотреть в глаза своей матери. Поэтому она зажмуривается сильнее и отворачивает лицо.

- Я сказала - посмотри на меня, - уже громче говорит Медуза.


- Хрона! Да что с тобой? Эй! Ну посмотри же на меня! - взволнованый голос Маки вырывает девушку из внезапно нахлынувших воспоминаний.

Страх острыми иголочками расползается по телу. В голове все еще туман. Сиреневолосая дрожит, не в силах подавить в себе этот липкий ужас. В ушах до сих пор звучит ее голос. Как будто она здесь. Совсем рядом. Стоит только обернуться.

"Уходи! Пожалуйста, оставь меня в покое!"

Мака притягивает девушку к себе и обнимает, крепко-крепко, надеясь хоть так вытащить Хрону из ее кошмарного видения. Сейчас повелительница Косы понимает, что, вероятно, совершила большую ошибку, решившись на этот шаг в развитии отношений между ними. Нельзя, пока они обе не будут к этому готовы. Невозможно, пока хотя бы некоторая часть ран на сердце и в душе Хроны не заживет.

Девушка медленно приходит в себя. Туман в голове рассеивается. Облик ведьмы исчезает с поля зрения. Но как то легче от этого не становится. Место страха заменяет острое ощущение грязи и желания поскорее смыть ее с себя. Только вот, теплый душ тут точно не поможет.

Эту грязь никак уже не смыть.

Грязная, никчемная, сгнившая изнутри. Черная кровь и душа того же отвратительного цвета. Недостойная. Не имеющая никакого права быть рядом с таким светлым существом, как Мака. Такой, она видит саму себя. Странно, Хрона думала, что подобные мысли давно успели уйти из ее головы. Оказалось - нет. Они лишь спрятались где то, в глубине души и вот, сейчас, почему то, вновь вырвались на волю.

Сиреневолосая попыталась вырваться из объятий Маки, но та лишь крепче прижала ее к себе.

- Отпусти, ты можешь испачкаться, - попросила девушка, из последних сил сдерживая рвущиеся наружу рыдания.

- Прекрати. Я виновата в том, что затеяла все это. Прости меня, - русоволосая тоже напугана. Она и предположить не могла, что все так обернется, что ее действия повлекут за собой такие последствия. Девушка ласково гладит подругу по спине, пытаясь успокоить. Хрона плачет, уткнувшись в ее плечо.

- После всего, как ты можешь... Быть такой доброй ко мне? Когда... когда она вернется, я... я ведь опять... предам тебя.

- Её нет. Медуза мертва. Она больше не причинит тебе боль, - Мака отстраняет сиреневолосую от себя и мягко касается ладонью ее щеки, смахивает слезы с ее ресниц. - Она никогда не вернется. А я всегда буду с тобой.

- Но... почему? - похоже, девушка никогда не разучится задавать этот вопрос.

- Потому, что я люблю тебя, - отвечает русоволосая улыбаясь. И от этой улыбки, на душе у Хроны становится теплей. Девушка трет покрасневшие от слез глаза и натянуто улыбается в ответ. Даже сейчас она не может понять, что Мака в ней нашла? Почему полюбила такую, как она? - Давай я принесу воды, - предлагает повелительница Косы, поднимая со стула, который стоял возле кровати, свой халатик. Хрона качает головой.

- Не нужно. Прости, что вечно доставляю тебе проблемы.

- Вовсе нет. Все хорошо, правда. И все же, что случилось?

- Ну... я вспомнила кое что, - Хрона отводит взгляд. Сейчас ей совсем не хочется обсуждать это. Нет, она просто хочет снова забыть о произошедшем когда то. Да и не только об этом - обо всем, что связано с Медузой. - Можно мне не отвечать на этот вопрос?

- Как хочешь, - кивает русоволосая. - Заставила же ты меня поволноваться...

- Прости...

- Я же говорю, все в порядке. Тебе не за что извиняться, Хрона. Просто, я действительно хочу знать, что тебя так напугало. Чтобы в следующий раз не получилось также, как сегодня, понимаешь? - Мака хотела бы спросить, почему девушка вдруг вспомнила о своей матери, но предпочла не касаться этой, весьма болезненной для Хроны темы. - Ладно, наверное стоит лечь спать. Как бы плохо не было сегодня, не стоит расстраиваться, ведь впереди нас ждет новый день, - процитировала русоволосая, слова из книги, названия которой она уже не помнила.


В комнате темно и тихо, лишь из окон вырываются лучики света, разгоняя ночную темноту. Девушки лежат в постели, прижавшись друг к другу. Мака тихо посапывает во сне. Ее рука покоится на талии Хроны. Сама же сиреневолосая никак не может заснуть и потому, тихо лежит, наслаждаясь уютными обьятиями подруги. Теплота, спокойствие, безмятежность - все эти замечательные чувства, разрушаются из-за неприятных мыслей, настойчиво лезущих в голову. Мысли о Маке, которая может однажды понять, что совершила ошибку, полюбив ее. Мысли о собственном несовершенстве. Мысли о той, кого уже нет в живых. Девушка задерживает взгляд на лице спящей подруги. Больше всего Хрону мучает мысль о том, что однажды им двоим придется расстаться. Мечница глубоко вздыхает и старается выкинуть все посторонние мысли из головы. Ей нужно заснуть. Она не хочет заставлять Маку волноваться. Она не хочет видеть грусть на ее лице. К сожалению, Хрона знает, что во сне она вновь увидит то, что так хочет забыть, ту, что уже мертва. Сиреневолосая закрывает глаза и вновь погружается в свой личный кошмар.

Воспоминания могут принести радость. Воспоминания могут ранить. Воспоминания могут убить.

@настроение: как обычно - хреновое

@темы: soul eater, фанфикшн

21:41 

Бессилие.

Название: Бессилие
Автор: Шион-Они
Фэндом: Soul Eater
Пейринг: Штейн/Хрона, упоминаются Мака, Медуза.
Жанр: angst, darkfic, эксперимент
Рейтинг: R
Предупреждение: насилие
Размер: мини
Статус: закончен

Лишь тьма, боль и страх, правят в этом проклятом месте, логове ведьмы, презревшей порядок вещей в мире. Сама же ведьма стоит рядом с тобой. На ее губах ледяная усмешка.
Ты пришла сюда ради победы над ней, ради мести за страдания подруги. Но ты и подумать не могла, что проиграешь. Все надеялась на свою отвагу, бедное, наивное дитя.
Смотри, та женщина, Мария, тоже надеялась, что ее чувства достигнут Штейна. Надеялась, что сможет спасти его. Однако, в итоге, сама умерла от его руки. Наверное, это тяжко, умереть от руки любимого. Он так и не услышал ее голос. Не услышал, даже тогда, когда она кричала от боли, в момент, когда скальпель проникал под кожу и еще глубже, разрезая внутренности. Безумный смех проффесора, эхом разносился по помещению, когда он вытаскивал еще бьющееся сердце, из распоротой грудной клетки Марии. Лицо женщины исказилось от ужаса. Она в последний раз открыла рот, пытаясь что-то сказать, но так и не успела. В тот момент ее сердце перестало биться.
Ты ничего не смогла сделать. Не смогла ее спасти. Твой напарник уже лежал без сознания. Он, как и ты, приложил все силы для победы, но этого оказалось недостаточно. Тебя же саму, трясло от буквально животного страха. Возможно, уже тогда, ты поняла, что вы обречены. Дошло наконец, что храбрость, решает далеко не все? Как бы храбра и отважна ты не была, перед лицом, превосходящей твою, силой, ты окажешься беспомощна.
А сейчас, ты лежишь на холодном полу, неспособная и пальцем пошевелить. Истекаешь кровью и тихо стонешь от боли. Медуза смеется, глядя на тебя. Неудивительно. От прежней, гордой, самоуверенной Маки, не осталось и следа. Ты же понимаешь, никакой подмоги не будет. Никто вас не спасет.
Смотри, эта девочка пришла сюда ради тебя. Для того, чтобы искупить свою вину перед Академией, перед тобой. Ты так много значишь для нее, что она решилась на это. Решилась сразиться с собственной матерью. Помнится, ты обещала защищать ее, но похоже, ты не сможешь сдержать своего обещания.
Это больно, не правда ли, ощущать собственную беспомощность? Больно наблюдать со стороны, за страданиями дорогих людей? Страшно осознавать, что ты следующая? Хотя, наверное, для тебя это станет облегчением, или, скорее даже, искуплением. Теперь ты видишь, до чего довела твоя наивность?
Штейн подходит к полубессознательной Хроне. Его жажда все еще не утолена. Его безумие требует новых жертв. Окровавленной рукой, он тянет девочку за волосы, заставляя смотреть себе в лицо. В другой руке покоится скальпель. Мечница лишь тихо всхлипывает. Похоже, она уже поняла, что обречена. Не осталось сил для сопротивления, даже каждый вздох, отдается острой болью во всем теле. Ее меч валяется в стороне, девочка не сможет до него дотянуться. Впрочем, это бессмысленно. Никакое оружие ей уже не поможет.
На лице проффесора явственно читается сумашедствие. Губы растянуты в безумной улыбке. Теперь ты понимаешь, Мака; того, добродушного, хоть и со странностями, Штейна, уже не вернуть. Но, хоть ты это и осознала, дороги назад уже нет.
Мужчина одним быстрым движением руки, разрезает скальпелем черное платье девочки. После, осторожно проводит лезвием по ее бледной коже, оставляя лишь небольшие царапины. Ему хочется поиграть со своей жертвой, перед тем, как лишить ее жизни. Все же, убивать быстро, слишком скучно. Он касается языком ее открытых ран, медленно слизывая кровь, стараясь не упустить ни капли этой бесценной жидкости. Одной рукой нанося новые порезы, другой, грубо лаская хрупкое тело Хроны. По ее щекам текут слезы.
Знаешь, Мака, а ведь, в отличии от тебя, она предпологала о таком исходе. И все равно пошла на этот шаг. Все ради тебя. Тебе не кажется, что в боли, испытываемой ею сейчас, и в той, что ей предстоит испытать, виновата исключительно ты? Но, сколько бы ты себя не винила, это не исправит ситуацию, не повернет время вспять. Пожалуй, тебе досталась наилучшая роль в этом "спектакле". Роль наблюдателя. Что ж, смотри...
Смотри, как Штейн грубо вколачивается в тело твоей подруги, оставляя скальпелем все больше кровоточащих ран. Смотри на ее неловкие попытки вырваться, сопротивляться.

- Соул, - зовешь охрипшим, севшим голосом, своего напарника.

Бесполезно. Даже если он очнется, ваших сил не хватит для победы. Тех сил, что у вас еще остались. Смирись. Вы обречены. Просто, прими наконец свою участь.
Взгляд Хроны направлен на тебя. Она что-то тихо говорит, но ты не можешь услышать. Лишь по губам, тебе удается разобрать: "Беги, Мака".
Если б только ты могла это сделать! Впрочем, тогда, ты бы не сбежала. Ты не из тех людей, что оставляют друзей в беде. Ты бы сделала все возможное, чтобы защитить ее. Однако, ты даже не можешь подняться. Все, что тебе остается, содрогаться в рыданиях, уткнувшись лицом в грязный пол. Кусать губы в бессилии.

- Ну - ну, не плачь, скоро все закончится, - насмехается Медуза.

Ты сполна почувствовала вкус поражения. Поняла, какого это, быть неспособной спасти тех, кто тебе дорог. К сожалению, этот новый опыт, тебе уже не пригодится. Ты ненавидишь эту ведьму, но все же, послушай ее совет. Успокойся. Закрой глаза. Не волнуйся, скоро все закончится.

@настроение: хреновое

@темы: soul eater, фанфикшн

22:21 

Новый фик.

Название: Всего лишь подопытные крысы.
Автор: Hitomi__Otori (Шион-Они) я, короче.
Фэндом: Soul Eater
Пейринг: human! Рагнарек/Хрона
Жанр: гет, angst
Рейтинг: R
Предупреждение: ООС, секс с несовершеннолетними
Размер: мини
Статус: закончен

Белые стены и потолок. Резкий, неприятный запах хлороформа. Тихое, изолированное помещение без окон. В углу стоял шкафчик с различными колбами и баночками, содержимое которых было известно только хозяйке этой небольшой лабороторной комнаты. Возле шкафа был письменный стол. Посреди комнаты стояла кушетка.
Медуза закрыла дверь и перевела взгляд на Рагнарёка. Ее недавний эксперимент удался и она нашла способ, временно отделять Демонический меч от тела своей дочери.
В человеческом облике, Рагнарёк выглядел, как невысокий юноша крепкого телосложения, с короткими черными волосами. На его лице был огромный шрам, в форме буквы "икс".
- Надеюсь, ты понял, что от тебя требуется? - со стальными нотками в голосе спросила Медуза.
- Короче, я должен трахнуть Хрону, чтобы она от меня залетела, так? - уточнил Рагнарёк.
Ведьма поморщилась. Ее всегда раздражали грубость и абсолютное бескультурие, присущее Демоническому мечу.
- Именно. Сделай все быстро. Незачем резину тянуть, - ответила Медуза, после чего обратилась к Хроне. - Раздевайся и ложись на кушетку.
Девочка вздрогнула и посмотрела на мать.
- М - медуза-сама, может не надо? - тихо спросила она.
- Просто делай, что я говорю, - раздраженно ответила ведьма.
В последнее время она начала разочаровываться в Хроне. Шансы на то, что та станет кишином, уменьшались с каждым днем. Вероятно из - за того, что сама Хрона не желала этого. Тем не менее, дитя, рожденное от носителей черной крови, безумное от рождения, вполне могло послужить планам Медузы. На крайний же случай, у ведьмы был запасной вариант.
Девочка разделась и покорно легла на кушетку. Хрона уже привыкла к бесчисленным опытам, проводимым над ней, и потому она не могла понять, откуда вдруг взялся страх перед сегоднешним экспериментом. Страшно. Сердце бьётся, как бешенное. Ладони потеют.
Рагнарек подошел к Хроне и положил руку ей на плечо, в успокаивающем жесте.
- Харэ трястись, трусиха. Бесишь, - как всегда, недовольное ворчание.
Иногда Рагнарек поступал крайне противоречиво. Он мог бить свою повелительницу, оскорблять её последними словами, но при этом, всегда проявлял о ней заботу. Хоть и весьма своеобразную, едва заметную. Вот как и сейчас.
- Будет больно, да? - спросила Хрона дрожащим голосом.
- Терпимо, - ответил Меч.
В это время, Медуза достала с полки шкафа сосуд, наполненный жидкостью светло - зеленого цвета. Налив немного этой жидкости в стакан, она протянула его Рагнареку.
- Пей, - приказала ведьма.
Она не та, кому можно противиться. Её приказы беспрекословны.
Рагнарек послушно выпил протянутую ему жидкость. После, он почувствовал странный жар внизу живота. Афродизиак начинал действовать.
Медуза отодвинула стул и села на него, собираясь наблюдать за происходящим. На ее лице ясно читалось безразличие. Всего лишь эксперимент, не доставляющий ни удовольствия, ни неприязни.

Хрона дрожала, когда Рагнарек касался ее обнаженного тела. Он не хотел ее, в конце концов, даже это чувство возбуждения, было навязано ему. Она не была ему противна, нет, просто он физически не мог желать соития с ней. Они оба не были к этому готовы. Они оба не хотели этого. Впрочем, их желания никого не волновали. Просто подопытные крысы. Просто инструменты, куклы, в руках кукловода, имя которому Медуза. И пока они живы, их долг правильно функционировать. Так, как желает ОНА.
Хрона закрыла глаза, когда Рагнарек поцеловал ее. Первый поцелуй. Неумелый, но страстный. Язык парня властно проник в рот девочки, исследуя его изнутри. Поцелуй, нужный лишь для того, чтобы успокоить ее. Хоть как то подавить давящий страх. Крик Хроны был заглушен этим поцелуем, когда Рагнарек вошел в нее. Из светло - серых глаз девочки текли слезы.
- Больно. Перестань, Рагнарек, пожалуйста, - тихо всхлипнула она.
- Знаешь ведь, что не могу, - ответил Меч, бросив взгляд на Медузу.
По выражению ее лица, было ясно, что ведьма хочет побыстрее закончить этот эксперимент. Ее взгляд выражал скуку.
Толчки Рагнарека сопровождались болезненными стонами и всхлипами девочки. Ее тонкие пальцы судорожно сжали простынь. Короткие сиреневые волосы в беспорядке рассыпались по подушке. Щеки стали мокрыми от текущих по ним слез. Нетерпение и решимость в каждом его движении. Он, как и она, хочет, чтобы это поскорее закончилось. Поэтому не пытается сдерживаться. Не старается быть нежным и обходительным с Хроной. Зачем? Так или иначе, боли не избегнуть. А так, по крайней мере, быстрее прекратится эта пытка. Пытка для них обоих. Рагнарек не отводит от нее взгляда, хотя, ему очень хочется и вовсе закрыть глаза. Лишь бы не видеть ее искаженное болью лицо. Ему хочется закрыть уши, лишь бы не слышать ее криков и нелепых просьб о прекращении. Он бы и рад прекратить, только вот хуже от этого будет им обоим. У них нет права выбора. Рагнарека раздражают всхлипы Хроны, и ее мольбы. Как будто, девчонка сама не понимает, в каком они положении. Он хочет ударить ее. Заставить замолчать. И вместе с тем, хочет обнять ее, прижать к себе покрепче и шептать на ухо всякий успокаивающий бред, в котором все равно нет никакого толка.
Рагнарек сжимает запястья девочки у той над головой. Другой рукой касается едва заметной груди. Проводит языком по ее приоткрытым губам. Хрона покорно отвечает на его поцелуй. Еще несколько резких, болезненных толчков и Рагнарек изливается внутрь Хроны. Осторожно выйдя из нее, Меч окинул девочку взглядом. Спутанные волосы. Пустой взгляд. Измученное тело. Ее все еще трясло. Дрожащими руками Хрона взяла свое платье, собираясь одеться.
- Пожалуй, на сегодня, этого достаточно, - спокойным голосом сказала Медуза.

Иногда и для них ночь бывает спокойной. Тогда, когда не нужно кого либо убивать, дабы насытиться душами жертв. Впрочем, иногда, даже убийство служит своего рода успокоением. В такие моменты можно отбросить рассудок, позволить ему утонуть в безумии черной крови. Убивать, рубить тела ни в чем неповинных людей, наплевать на мораль. А после мучиться ночными кошмарами, в которых, эти сотни убитых людей тянут свои руки к ней. Их искареженные тела окружают Хрону со всех сторон. Из их пустых глаз текут кровавые слезы. И все они задают лишь один вопрос, на который у Демонического мечника нет ответа: "Почему ты убила нас? Почему?!"
Девочка опускается на корточки и обхватывает свои плечи руками.
- Прекратите! Оставьте меня в покое! Я незнаю... незнаю, что мне делать. - последние слова она произносит почти шепотом.
Из неоткуда раздается тихий, столь ненавистный ей голос:
- Просто убей. Избавься от того, что стоит на твоем пути. Избавься от того, что причиняет боль. Отбрось все лишнее.

Хрона просыпается с диким криком. Даже во сне она не может найти покой. Во сне грехи, совершенные ею преследуют ее, и никуда от них не скрыться. Как и от той, что с рождения обрекла девочку на страдания.
- Отбросить все лишнее, избавиться от того, что причиняет боль, - тихо шепчет Хрона, уткнувшись носом в колени.
Этой ночью она уже не сможет заснуть. Рагнарек, уже возвращенный в ее тело, тянет девочку за щеку.
- Ложись уже спать, бестолочь! Завтра опять будешь засыпать на ходу!
- Но я не хочу, мне опять будут сниться страшные сны! Отпусти уже! Рагнарек! Больно же!
Меч недовольно вздыхает, но все же отпускает щеку девочки. Сегодня он и так причинил ей достаточно боли и после произошедшего, он чувствует вину перед своей повелительницей.
- Не будет никаких кошмаров, дурёха, - с этими словами, он обнимает Хрону.
Девочка удивленно смотрит на большие руки своего оружия, крепко обнимающие ее. Такая явная забота даже немного пугает Хрону. Она боится сделать или сказать что то не то. Боится, что тогда эта неожиданная ласка мгновенно прекратится, сменившись привычными побоями. Поэтому мечница послушно ложится на холодный пол и подтягивает ноги к груди. Закрывает глаза. Почему то, она верит своему оружию. Верит, что он защитит ее от кошмарных сновидений.
Рагнарек согревает Хрону в своих обьятиях. Все, что есть у него - она, его слабая, боязливая повелительница.
Все, что есть у нее - он, ее оружие. Ее палач. Ее... друг? Возможно. Хрона хочет верить в это.
Они оба всего лишь подопытные крысы. Вещи, которые выкинут, как только они потеряют свою надобность. Они знают - никто не спасет их из этого вечного ада.

@настроение: хорошее)

@темы: soul eater, фанфикшн

06:39 


@темы: видео, soul eater

11:16 


@темы: soul eater, видео

11:01 

Evanescence - Missing, Soul Eater Chrona


@темы: soul eater, видео

10:48 

Ещё одна AMV на тему одного из моих любимых пейрингов)


@темы: soul eater, видео

10:37 

К великой радости шиппера.


@темы: soul eater, видео

Школа отчаяния

главная