• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: проклятие (список заголовков)
20:58 

Желание. Ф.Ф. Проклятие / xxxHolic

Автор: Шион-Они
Название: Желание
Фэндом: xxxHolic, Проклятие
Рейтинг: G
Жанр: юмор
Персонажи: Ичихара Юко, Каяко Саэки
Предупреждение: ООС

Юко отставила чашку с саке и обратилась к Ватануки:

- Ватануки, к нам посетитель, открой.

Парень открыл дверь и спрятался за ширмой. В магазин зашла девушка с длинными черными волосами и странным взглядом. Юко пристально посмотрела на нее.

- У вас есть желание. Я выполню его за определенную плату.

- Но у меня нет денег, - хрипло ответила посетительница.

- Это не важно. Плата зависит от цены вашего желания. Не больше и не меньше. Чего же вы хотите?

- Я боюсь своего дома.

Юко достала колокольчик, но девушка отрицательно помотала головой:

- Нет, не надо колокольчиков. Тут дело не в доме. Это мой дом, и я не хочу оттуда уходить.

- Так в чем же дело?

Девушка начала свой рассказ.

. . .

Каяко, очнувшись, потрогала голову, потом шею. Голова отозвалась тяжелой болью.

Девушка постаралась вспомнить, что случилось. Да, ее убил благоверный псих - муженек. Ну и черт с ним.

Жутко хотелось пить, и Каяко выглянула из комнаты. На кухне, в ее холодильнике хозяйничали какие-то незнакомые люди.

"Какого черта они забыли в моем доме?" - неприязненно поморщилась Саэки.

Она вышла на кухню, взяла стакан со стола, и с грохотом бросила его на пол. Люди оглянулись на шум. Мужчина раздраженно сказал:

- Ты можешь аккуратнее с посудой?

На что женщина ответила:

- А разве не ты разбил стакан?

Начался скандал, а у Каяко только сильней разболелась голова. Девушка открыла холодильник, достала бутылку виски и сделала большой глоток. Стало немного легче. Взяв бутылку с собой, она села на диван и продолжила наблюдать за парочкой, которая и вовсе не замечала ее присутствия. А скандал разгорался все сильнее и сильнее. Каяко допила бутылку до конца. Крики действовали на нервы, поэтому она попыталась встать и уйти. Пошатываясь, она дошла до холодильника и прихватила еще пару бутылок. Пустую она почему-то не выкинула, а две полных держала в другой руке.

Мужчина повернулся к холодильнику и увидел, как две бутылки виски зависли в воздухе. От страха открыл рот, собравшись заорать, но Каяко треснула его пустой бутылкой по голове, и пошатывающейся походкой направилась к лестнице, ведущей на второй этаж. Мужчина потерял сознание.

На следующий день пара съехала, и Каяко облегченно вздохнула. Но решив подстраховаться, всю выпивку и продукты перетащила наверх. Благо, есть еще один холодильник. Она поняла, что ее никто не видит, но она-то видит все прекрасно!

А посетители в доме появлялись все чаще и чаще... Это были новые жильцы, полицейские, журналисты, и просто любители острых ощущений. Это становилось невыносимо. Каяко стала чаще прикладываться к бутылке, но от этого ее мучила сильная жажда. Продукты тоже заканчивались.

Каяко осознавала, что она призрак, но от этого ей легче не становилось, к тому же она заметила, что последнее время она становится видимой. В этом были и свои плюсы, и минусы: минус в том, что она не может незаметно взять еду из холодильника, да и просто перемещаться по своему собственному дому, а плюс в том, что жильцы быстро съезжали.

Зато вслед за ними появлялись новые. Худшей категорией посетителей были школьницы и тележурналисты. Школьницы ходили по всему дому, и замогильным голосом говорили: "Это самый проклятый дом во всей Японии..." - потом шел страшный рассказ, а кульминацией: громкий топот по лестнице с дикими перепуганными криками. Репортеры же бродили по дому с телекамерами, надеясь заснять саму Каяко, и не учитывая того - нравится ей это или нет. А Каяко ненавидела фотографироваться.

Ужасней всего было похмелье. Когда с трудом сползаешь по лестнице ползком, во рту сухо и хочется пить; но обязательно появляется кто-то, и ты пытаешься поймать его и сказать: "Пожалуйста, дай воды". Пить хочется, а вместо слов из пересохшей глотки доносится только хрип. У незванного гостя срывается крыша, он пытается от тебя убежать, причем довольно странным образом: пятясь назад, сидя на заднице. Каяко становится смешно от этого зрелища, и она подползает к нему, чтобы сказать на ухо: "Друг, встань на ноги и принеси воды." А человек со страху окончательно сходит с ума, его увозят в дурку, а после этот чудик начинает нечти чушь и заклеивать окна газетами...

. . .

- Так чего вы хотите? - спросила Юко, дослушав откровения клиентки.

- Мне надоело, что в мой дом лезут все, кому не лень! Я просто хочу избавиться от них всех!

- Думаю, вы сами можете исполнить свое желание, - с улыбкой ответила хозяйка магазина.

@темы: фанфикшн, проклятие, xxxHolic

23:55 

Кроссовер по Звонку и Проклятию.

Автор: Шион-Они
Название: Как ты умерла?
Фэндом: Звонок, Проклятие
Рейтинг: PG 13
Пейринг: Кайако Саэки/Садако Ямамура
Жанр: фемслэш, angst, drama, AU, мистика
Предупреждение: ООС
Размер: мини
Статус: закончен
Аннотация: Это место - тюрьма для неупокоенных душ, для тех, кто долгое время после своей смерти нес людям боль, страх и отчаяние.

Она и не помнит уже сколько времени прошло с тех пор, как она оказалась здесь. Как ни странно, ей тут даже нравится. Спокойно, тихо, никто не тревожит... Было бы совсем идеально, если бы еще воспоминания, мысли о прошлом исчезли куда подальше, а с этими мыслями окончательно испарилась бы и боль из ее тела и непреодолимое желание убивать. Вокруг темнота, совсем как на чердаке к которому она пожалуй даже успела привыкнуть за несколько лет проведенных там: в холоде, в боли и в этом чертовом поллиэтилене в который ее завернул благоверный муженек. Также темно и внутри: в голове, в сердце. Иногда и эта тишина, и темнота становятся ненавистны - они слишком сильно давят на сознание, окончательно сводя с ума.

Холодная комната и железная дверь, запертая на несколько замков, ни единого окна, полная звукоизоляция. Это место - тюрьма для неупокоенных душ, для тех, кто долгое время после своей смерти нес людям боль, страх и отчаяние. Здесь так называемые "исчадия зла", призраки убийц, маньяков и психопатов ждут своего конца, хоть и не знают, каким он будет. Рай им уж точно не светит, а ад в принципе ничем не отличается ни от этой тюрьмы, ни от мира живых. Ведь не от счастливой же жизни они все стали такими.

Сегодня к ней в камеру поселили новенькую - симпатичную хрупкую девушку с длинными черными волосами, тонкими чертами лица. Ее длинное белое платье выглядело грязным и влажным. Девушка казалась напуганной и когда Кайако подошла к ней, все еще двигаясь немного неуклюже (все же боль от ран и переломов даже после смерти почему-то очень явственно ощущалась), та отшатнулась от нее, словно ждала удара.

- Не бойся. Я ничего тебе не зделаю, - хрипло сказала Кайако, мягко положив ладонь на плечо брюнетки в успокаивающем жесте. Девушка недоверчиво посмотрела на сокамерницу, кивнула и неуверенно протянула руку для знакомства.

- Садако, - представилась девушка. Впервые за несколько лет Кайако услышала чей-то голос, потому даже его звучание показалось ей несколько непривычным. Слишком непривычным за столь долгое время, проведенное в полной тишине и изоляции.


Призракам не нужна ни пища, ни вода - у них нет никаких физических потребностей. Каждый день проходит в безмолвии и бессильном ожидании. Темнота не вызывает угнетения или грусти, а лишь сгущается вокруг них, медленно поглощая, словно пытаясь убить их - уже мертвых. Бездействие стало казаться привычным, чем-то абсолютно правильным и есстественным.

Кайако безразличным взглядом рассматривает свою соседку. За столько лет ее глаза уже привыкли к темноте, потому и в этом густом мраке она отлично может различить очертания брюнетки. Садако тихо лежит на кровати и ее задумчивый взгляд устремлен в пустоту, губы крепко сжаты, а бледные пальцы немного подрагивают. Девушка выглядит так, словно готова вот-вот расплакаться. Кайако отметает эту глупую мысль из головы. Бред! Мертвые не умеют плакать.

- Скажи, как ты умерла? - спрашивает Кайако, чтобы хоть как-то разрядить обстановку. С момента появления здесь Садако, столь привычная раньше тишина стала раздражать.

Садако открывает рот, собираясь ответить, но слова так и остаются невысказанными. Больно об этом говорить. Больно об этом вспоминать. В памяти всплывают лишь силуэты, и эти черные тени вызывают страх. От них самих также исходит животный ужас и ненависть. Эти силуэты - люди - враги. Они видят в ней чудовище, которое надо уничтожить, потому что оно представляет угрозу для их жизней. Они окружают ее со всех сторон не давая сбежать. Кто-то заносит руку для удара, а за этим ударом следуют и остальные. У кого-то из них в руках молоток, у кого-то еще какая "тяжелая артиллерия", а кто-то бьет голыми руками. Когда девушка падает на пол, ее добивают ногами. Где-то вдалеке слышится голос - тот самый - голос единственного человека, кто был на ее стороне. Но и он ничего не может сделать, не может ее защитить, спасти, но Садако счастлива уже тому, что он пытается это сделать, тому, что не бросил ее даже сейчас. Когда она теряет сознание, погружаясь в темноту, лишь мысли о Тояме согревают ее, давая надежду. Но и эта надежда исчезла, испарилась, будто ее и не было.

Бушующее море, обеспокоенное лицо Тоямы и та, другая Садако, которая после слилась с ней воедино. А после память словно заволокло туманом. Очнувшись, она увидела отца, хотя отцом-то она зовет его только по привычке. Садако всегда знала, что не связана кровно с этим человеком, да и будь он ее настоящим отцом, то наверняка не стал бы убивать. Какой отец убьет родную дочь? Впрочем, Кайако бы с этим поспорила, вспомнив о своем муже, который с легкостью убил их сына.

А после в памяти остался только страх. Мучительный, давящий страх. Бесплотные попытки бежать, невероятная тяжесть во всем теле и нехватка кислорода, резкий удар и металлический привкус крови во рту. Отвратный запах застоявшейся воды, холод, пронзающий все тело, полное бессилие и страх... страх... Последнее чувство которое осталось, запомнилось перед смертью.

Садако обхватывает руками колени и утыкается в них лицом. Ее все еще трясет, к глазам подступают слезы, но девушка из последних сил старается сдержаться. Толку то от этих рыданий? Что они дадут, что исправят? Брюнетка вздрагивает, когда Кайако сжимает ее ладонь, а ее длинные смоляные волосы, такие же, как и у самой Садако, падают ей на лицо, вызывая легкую щекотку.

- Умирать страшно, - говорит она, но ее голос звучит до безжизненности спокойно и отрешенно. В ее глазах Садако видит понимание и ту же боль, что отражается в ее собственном взгляде.

Саэки вспоминает последние моменты перед своей смертью. Вспоминает, как хотела, чтобы конец пришел как можно скорее, но ее агония слишком затянулась и боль казалась бесконечной, а где-то там, в доме слышались приглушенные крики и плач ее сына, что вскоре затихли, крик кота... Последними чувствами были ненависть и непреодолимая жажда мести.

Кайако наклоняется ниже и осторожно касается губами губ Садако. Девушка не пытается отстраниться, но и не отвечает на поцелуй. Губы Кайако холодные и твердые, как и ее тело, как и ее почти мертвая душа. Садако судорожно цепляется пальцами за плечи женщины, притягивая ее ближе. Нужно согреться. Этот холод медленно убивает их обеих. Прижаться сильнее, чтобы получить хоть немного тепла. Только вот невозможно искать тепло там, где все пропитано холодом, не могут дать любовь те, кто полностью поглощен ненавистью. Все, что осталось здесь с ними - страх, боль и осознание собственной обреченности. Нет здесь места для света и тепла, впрочем и при жизни у них этого не было.

- Ты веришь в реинкарнацию? - спрашивает Садако, устраивая голову на плече сокамерницы.

- Не знаю, - отвечает Кайако, - но я не хочу снова рождаться.

@темы: ringu, звонок, проклятие, фанфикшн

Школа отчаяния

главная