Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
16:09 

Фанфик по Kyou kara Maou

Автор: Шион-Они
Название: Удачный шанс
Фэндом: Kyou kara Maou
Пейринг: Юури/Сарареги
Рейтинг: R
Жанр: слэш, romance, PWP
Предупреждение: ООС
Размер: мини
Статус: закончен

Горячее дыхание в районе шеи и ощущение прижавшегося к нему хрупкого тела. Шибуя рад тому, что в темноте не видно его пылающих щек, вот только легкая дрожь и сбившееся дыхание слишком заметны. Кто бы мог подумать, что невинная прогулка по Токио закончится таким образом. Кто бы мог подумать, что они с Сарареги застрянут в этом чертовом лифте! Да кто вообще ставит такие ненадежные лифты в супермаркетах?

Темнота и тесное пространство. Четыре стены, отделяющие их двоих от внешнего мира. Возникает ощущение некого дежавю. Юури вспоминает тот момент, когда они с Сарой лежали в гробу, пытаясь скрыться от бунтовщиков. Та же близость. То же смущение. И какое-то еще, пока не совсем понятное ему чувство. Незнакомое. Немного пугающее.

Брюнет гладит друга по спине, стараясь успокоить. Сарареги напуган, что неудивительно, ведь он никогда раньше с подобным не сталкивался. Мир в котором он вырос и прожил все свои пятнадцать лет, кардинально отличается от мира, где родился новоиспеченный Мао. Сара нервно смеется, сильнее сжимая пальцами футболку Юури. Парень никогда не страдал клаустрофобией, но, теперь, похоже, этот страх может появиться. Впрочем, сейчас стоит попытаться преодолеть его и воспользоваться ситуацией. Ведь другого такого удачного случая может больше не предоставиться, если конечно самому его не организовать. Они здесь совсем одни - в тесном помещении, в полной темноте. Отличная возможность заполучить Юури, а эта необычная, несколько откровенная по меркам Сары одежда, которую ему предложила надеть Мико-сан, только сыграет на руку.

Сам же Юури был немного раздражен или скорее слишком смущен, когда впервые увидел Сарареги в женской школьной форме, а вот эксцентричной Мико-сан этот наряд пришелся по вкусу. Как она сказала - Сара выглядел в нем превосходно. Блондин и не стал бы с этим спорить. Смотря на свое отражение в зеркале, он в очередной раз мысленно поблагодарил природу, наделившую его столь очаровательной внешностью. Белая матроска, короткая темно-синяя юбчонка длиной чуть выше колен и белые гольфы. В этом наряде шинзоку ничем не отличался от обыкновенных старшеклассниц. Подлецу всё к лицу - эти слова отлично подходили ему.

- Юури, что происходит? - сейчас блондин и впрямь чувствует некую тревогу, потому и нотки страха в его голосе звучат совсем не наигранно. Впрочем, его величество мао всегда верил его игре.

- Все в порядке, Сара. Не бойся, лифт скоро починят, - отвечает Юури улыбаясь.

- Я не боюсь. Ведь ты со мной, Юури, - шинзоку нерешительно улыбается в ответ и лишь сильнее прижимается к королю демонов.

Юури продолжает ласково поглаживать друга по спине. Ткань матроски такая тонкая, что парень может ощущать сквозь нее тепло кожи Сарареги и выступающие позвонки. Возбуждение накатывает сильнее и брюнет старается выровнить дыхание и усмирить взбушевавшиеся гормоны.

Слишком близко. Слишком жарко. Брюнет поправляет ворот рубашки. Этот жар, эта невыносимая близость, томный взгляд золотистых глаз через стекла очков, его чуть приоткрытые чертовски соблазнительные губы... Этот наряд, кажущийся столь пошлым, вызывающий совсем неправильные фантазии...

- Все хорошо, Юури, - тихо шепчет Сара, нежно проводя пальцами по щеке брюнета. - Никто не узнает, так что...

Его голос словно гипнотизирует, заставляет подчиниться его воле. Или может, шинзоку вновь воспользовался своей силой? Нет, врядли. Здесь, на Земле его сила не действует. Впрочем, не важно. Не имеет значения. Сейчас эти мысли кажутся столь несущественными, как и то, что они с Сарой одного пола и что перешагнув эту грань, им уже не стать, как прежде, друзьями.

Все сомнения летят к черту, когда Юури притягивает блондина еще ближе к себе и впивается в его губы страстным поцелуем. Руки пробираются под матроску и ласково, немного напряженно гладят по спине. Его кожа такая нежная... Юури кажется, что еще немного и он просто сойдет с ума. Этот хрупкий, столь желанный юноша, что сейчас в полном его распоряжении, в его власти; его мягкие губы, тонкие пальцы судорожно сжимающие плечи мадзоку, запах его волос...

Наверное, будь Сарареги девушкой, Юури влюбился бы в него еще при первой встрече. Впрочем, сейчас вопросы половой принадлежности и впрямь кажутся лишь нелепым предрассудком. Но брюнет никогда не стал бы отрицать, что начал испытывать симпатию к Саре с самого начала и даже после его предательства, не смог затушить в себе теплые чувства к блондину.

Теплые чувства, со временем переросшие в дикое, необузданное желание. Раньше это казалось неправильным, мерзким, просто отвратительным. Шибуя как мог, старался избавиться от этих недопустимых мыслей.

Но сейчас в этом нет надобности. Границы между правильным и неправильным стерты.

Мадзоку несколько грубо прижимает юношу к стенке, на миг заметив проскользнувшую на его губах довольную, будто победную усмешку.

"Просто показалось" - думает Юури. Чего только в темноте не померещится!

Осторожно поглаживая плоский живот, грудь, ласково сжимая соски. Вдохнуть запах его шелковистых светлых волос, коснуться губами тонкой шеи.

В темноте слышится лишь напряженное дыхание и шорох одежды.

Юури мягко проводит ладонью по узким бедрам блондина, все нерешаясь забраться под юбку. Тут уже дело не в предрассудках, а в обычной подростковой застенчивости. Брюнет немного растерян, боится допустить ошибку, а тем более, ненароком причинить боль Саре из-за своей неопытности. Но все же, прекратить сейчас было бы еще более глупо. Да и как остановиться, когда столь сильное возбуждение переполняет тело, создает помутнение в рассудке?

- Все хорошо. Не волнуйся, - его слова, его тихий голос успокаивает.

Шинзоку мягко обхватывает рукой ладонь Юури и касается его пальцев губами, посасывает их, игриво проводит по ним языком. Юури судорожно сглатывает образовавшийся в горле комок. Все же происходящее сейчас, кажется чем-то нереальным, будто прекрасным сном.

- Прости, я не знаю... ну, это, как бы мой первый раз, так что, - брюнет сбивчиво пытается подобрать слова.

- Не нужно бояться. Просто отдайся чувствам.

И Юури делает, как говорит он. Самое правильное сейчас - отбросить страх, отдаться желанию.

Тихий вскрик срывается с губ шинзоку, когда пальцы брюнета проникают в него. Первые толчки сопровождаются судорожными всхлипами блондина. Мадзоку крепче сжимает Сару в обьятиях, уткнувшись носом в светлую макушку. Осторожно, боясь навредить, медленно двигает пальцами в теле Сары, подготавливая его. Собственное возбуждение сводит с ума, но мао засталяет себя стерпеть, не сорваться. Чувствуя, что держаться уже почти невозможно, Юури медленно входит в юношу. Сара сжимает кулаки, впиваясь ногтями в ладони. Хоть Юури и старается быть нежным, но проникновение все равно болезненно. Слишком больно, непривычно и даже немного страшно. На глазах шинзоку выступают слезы, он тихо всхлипывает, стараясь сдержать крик.

- Прости, - хрипло шепчет Юури, не решаясь продолжить, боясь сделать лишнее движение.

- Я в порядке, - Сара натянуто улыбается. Боль почти прошла и юноша осторожно подается назад, глубже насаживаясь на плоть брюнета.

Постепенно боль сменяется наслаждением. С каждым движением наслаждение становится все сильнее. Дыхание учащается, а тонкие пальцы блондина судорожно скользят по стенке лифта. Такие непривычные, болезненные и в то же время прекрасные ощущения разрывают изнутри. Хочется освобождения, разрядки. Шинзоку стонет, выгибаясь в руках брюнета. Юури крепко прижимает Сарареги к себе и с последними толчками изливается в юношу.



Свежий воздух, шум от едущих машин и гул голосов. Токио, как и любой другой мегаполис вполне можно было бы назвать неспящим городом. И днем и поздней ночью в нем не затихает жизнь. Кто-то торопится с работы, кто-то просто ищет ночных развлечений.

Юури крепко сжимает руку Сары, но сам боится посмотреть ему в глаза. Мысли путаются в голове и сложно поверить в то, что произошло между ними этим днем. Сложно решить, как же теперь поступить в сложившейся ситуации? Сарареги с подленным интересом рассматривает все вокруг, но мысли его сосредоточены совсем на другом. Кто бы мог подумать, что сама судьба преподнесет ему такой удачный шанс. Теперь осталось только не упустить его и все таки заполучить Юури, а с ним и силу мао.

- Сара, знаешь, я немного неловко себя чувствую, но после случившегося, я думаю... ну... может, - Юури смущенно отводит взгляд и собирается с мыслями. Тяжело вздыхает, прежде чем предложить именно то, что Сара уже очень давно хотел от него услышать. - Давай встречаться.

- Встречаться? Ты хочешь предложить мне быть твоим любовником? - лукаво улыбается Сарареги. Конечно, он и не рассчитывал, что Юури так сразу предложит ему выйти за него замуж, однако от отношений возлюбленных и до женитьбы недалеко, так что этот вариант вполне устраивал шинзоку.

- Да. Если ты не против, - на лице брюнета ясно читается страх и расстерянность. Похоже, события в лифте поставили его в тупик.

- Конечно же не против, - Сара ласково касается пальцами лица мадзоку, заставляя посмотреть на себя. - Знаешь, Юури, я ведь давно этого хотел. Я не жалею о том, что между нами произошло. Нет, я даже рад этому.

Блондин мягко касается губами губ Юури и успокаивающе проводит руками по его напряженным плечам, тем самым словно показывая, что все в порядке, что ему не о чем волноваться.

- Я люблю тебя, Юури, - шепчет шинзоку, прежде чем отстраниться и внимательно посмотреть в глаза брюнета, ища в его глазах ответ на так и не заданный вопрос.

- Я кажется тоже тебя люблю, - смущенно отвечает Юури, а Сара старается придать своей победной ухмылке как можно более невинный вид.

Все пошло именно так, как шинзоку и рассчитывал. Мао с такой легкостью попал в расставленные им сети и теперь ему из них уже не выбраться.

"Теперь ты принадлежишь мне, Юури," - думает Сара, крепче сжимая ладонь возлюбленного.

@темы: фанфики, kyou kara maou

06:39 

Фанфик по Берсерку.

Автор: Шион-Они
Название: Забвение
Фэндом: Berserk
Рейтинг: R
Пейринг: Гриффит/Каска
Жанр: гет, hurt comfort, AU
Предупреждение: ООС
Статус: закончен
Размер: мини

Его взгляд не был обеспокоенным и недовольства в нем не было, когда Каска привела его в свою комнату. Гриффит прекрасно понимал к чему это и возможно сам этого хотел. Нет. Просто сейчас ему было это нужно. Жизненно необходимо. Не согретое неумелыми ласками и поцелуями тело, но временное успокоение, утешение для души.

Когда девушка робко касается губами его губ, он притягивает ее ближе. Да. Все, что нужно сейчас - забыться. Не думать ни о чем. Раствориться в ощущениях. Хоть на миг выкинуть произошедшее из головы. Выкинуть Гатса из мыслей, как тот выкинул его из своей жизни.

Руки Каски подрагивают, когда она освобождает мужчину от одежды. Она сомневается в правильности своих действий, да и не только в этом. Семена сомнений давно поселились в ее разуме и сейчас медленно разрушают изнутри.

В глубине отсутствующего взгляда блондина, ясно видется отчаяние. Это чувство всегда казалось чем-то чуждым, совсем не свойственным Гриффиту. Никогда раньше Каска не видела его таким и предпочла бы никогда и не увидеть.

Нежно коснуться руками его груди, почувствовать биение сердца. Прижаться к нему как можно сильнее. Согреть своим телом. Забрать каждую крупицу его боли, вобрать ее всю в себя. Если б только она могла это сделать.

Гриффит переворачивает девушку на спину, подминает ее под себя. Обнимает. Крепко, почти до боли. Целует грубо и неисстово, не сдерживая эмоций, вкладывая всю свою горечь в этот поцелуй. Брюнетка не чувствует страха или обиды. Пусть Гриффит будет груб с ней, пусть даже разорвет ее на части. Ничего. Если это хоть немного поможет ему - все в порядке. Если это может спасти его сейчас.

Вскрик срывается с губ девушки, когда блондин входит в нее.

- Прости. Ты в порядке? - встревоженно спрашивает Гриффит, не решаясь продолжать.

Каска кивает в ответ, ласково проводя пальцами по его щеке, убирая прядки светлых волос упавших на лицо. Девушка комкает простынь, когда блондин начинает медленно двигаться в ней. Боль и наслаждение сливаются воедино. Его прикосновения, его близость - то, о чем она никогда бы не осмелилась мечтать. Сейчас это стало явью.

Каска думает, что ей стоит чувствовать себя счастливой, но как-то не получается. Она лишь замена. Поцелуи Гриффита, касания его нежных рук, страсть, а главное его любовь, предназначаются отнюдь не ей. Когда их взгляды на миг пересекаются, девушка еще отчетливей понимает, что Гриффит хотел бы видеть перед собой лицо совсем другого человека. Того, кто ушел. Того, кто... предал? Да, это именно предательство. Никак иначе Каска не могла бы назвать поступок Гатса, хотя где-то в глубине души она могла понять его. Понять, но никак не простить. Видя Гриффита таким - отчаявшимся, потерянным - она бы хотела вернуть Гатса назад. Вернуть и выбить всю дурь из его головы. Но и это ей не под силу. Все что она может сейчас - подарить Гриффиту временное забвение. Отдаться ему. Впрочем, она и так давно уже принадлежала ему. И ее тело, и разум, и душа - всё в его власти.

Доходя до пика наслаждения, Каска судорожно обхватывает плечи мужчины, впиваясь ногтями в кожу. Её крик тонет в поцелуе. Чувствуя приближающуюся разрядку, Гриффит делает еще пару глубоких толчков и успевает вовремя выйти из девушки, перед тем как излиться ей на живот.

Всё, что остается после - опустошение. Усталость и полная апатия. Гриффит садится на постели и напряженно проводит рукой по лицу. Сейчас он не может думать о том, правильно ли он поступил или снова совершил ошибку. В голове туман с неприятной, мутной примесью тупой боли. В мыслях все еще навязчиво звучит последняя фраза, брошенная Гатсом, перед его уходом. "Пока". Так просто. Так, будто целый год проведенный вместе совсем ничего не значил. Впустую потраченное время. Бесполезные усилия. Так глупо и так... несправедливо.

Мягкое прикосновение к плечу отрывает Гриффита от болезненных мыслей. Во взгляде Каски столь привычное беспокойство. Одной рукой придерживая одеяло, прикрывающее нагое тело, другой осторожно, но все же настойчиво сжимая крепкое плечо мужчины и одним взглядом словно моля остаться здесь, рядом с ней. Пожалуй, так действительно будет лучше. В таком состоянии можно натворить кучу глупостей, за которые потом так или иначе придется расплачиваться. Главное привести мысли в порядок и решить, как действовать дальше. Теперь, когда потерял казалось бы самое важное. Гриффит одергивает себя на этой мысли. Самое важное он еще не потерял и никогда не потеряет. Мечта, цель, к которой он стремится все еще живет в нем и не умрет, пока не будет осуществлена.

Блондин находит в себе силы улыбнуться и нежно касается щеки Каски.

- Спасибо, - он действительно благодарен ей. Как раньше, так и сейчас, она всегда была его опорой. Возможно, потом они оба пожалеют о случившемся сегодня, но на данный момент об этом не хочется задумываться. Хочется просто оставить всё как есть. Конечно, переспать, врядли было хорошей идеей, но по крайней мере это принесло хоть временное, но успокоение, что уже не мало.

- Всё будет хорошо. Обязательно, - хотела бы Каска и сама поверить в свои слова, впрочем вопросы веры также можно отложить на потом.

Однако эта вера необходима им обоим. Ему - вера в свою мечту, в силу своего желания. Ей - вера в него. Того, за кем она решила следовать, за кого сражаться и умереть.

Гатс уже не вернется и с этим ничего не поделаешь. Осознание этого весьма болезненно, но все же даже без Гатса, им нужно двигаться вперед. Нельзя останавливаться, когда цель уже так близка.

Остановившись можно потерять всё.

@настроение: сонное

@темы: берсерк, фанфикшн

10:52 

Ложь или правда - что лучше? Наверное зависит от каждой конкретной ситуации. Иногда ложь может спасти, помочь чего-то добиться, а иногда только ухудшить ситуацию. Иногда ложь делает больнее самому лжецу.
Но и о правде можно сказать тоже самое. Некоторая правда может сразу уничтожить то, что было слишком важно.
Но что делать, если от тебя не хотят принять ни ложь, ни правду? Ложь ненавидят, неодобряют и соответственно обвиняют за это потом. А правду... тут все еще сложнее. Правду даже видеть не хотят. Отрицают, предпочитая верить в ложь.
Раньше хотелось быть собой, да и сейчас хочется. Только теперь еще страшнее. Я - это я. Я не та, за кого ей хотелось бы меня принимать. Совсем не та. И уверена, она это прекрасно понимает, хоть и будет продолжать это отрицать. А когда отрицание закончится, как тогда она поступит? Уйдет, как и говорила или останется из чувства жалости? Как-то ни один из этих вариантов мне не нравится.
Наверное стоит просто забить и оставить все как есть. Просто проглотить обиду и продолжать плыть по течению, а там уж посмотреть, как все обернется.
Я кажется немного понимаю ее точку зрения и причину, по которой она предпочитает не верить мне. Я вроде понимаю, хоть и понимание это весьма смутное. Я понимаю, почему она не хочет принять меня такой как есть. Понимаю и винить ее ни в чем не собираюсь. В конце концов она действительно ни в чем не виновата. Я же могу в любой момент все прекратить, но не хочу этого делать. Я сама за нее цепляюсь, так что я сама и виновата в своей глупости. А может я просто слишком серьезно ко всему отношусь, слишком многое принимаю близко к сердцу, что опять же наверное глупо с моей стороны. Что забавно, я ведь и сама ей недоверяю, и при этом надеюсь на доверие с ее стороны. Что ж, моему идиотизму и эгоизму нет предела.

@настроение: сонно-унылое

@темы: нытье и мысли вслух

06:39 


@темы: видео, soul eater

06:15 

Фанфики.

С некоторых пор я перешла на иностранный фэндом. Скажу вот что, у иностранцев фантазия пошире, чем у наших будет. Возьму в пример такой редкий фэндом, как Meine Liebe, на русскоязычном фэндоме я нашла всего лишь 6 кажется фиков, в то время, как в англоязычном фэндоме их более 60. Да, это тоже не много, но всё же больше, не так ли? И да! Наконец то я нашла интересные фики по Code Geass! Один макси (14 глав) высокорейтинговый, с пейрингом Оги/Лелуш, парочку фиков Дитхард/Лелуш, тоже кстати высокорейтинговые) и много чего ещё интересного.
Сейчас вот читаю дженовый фик по Code Geass про зомбарей.

@настроение: нормальное

@темы: фанфикшн, meine liebe, code geass

12:59 

Просто бред по моему сну.

Название: Статуя Апполона.
Автор: Hitomi_Otori
Фэндом: Gravitation
Персонажи: Хиро, Шуичи упоминается Юки Эйри
Рейтинг: PG
Жанр: стеб, бред
Размер: драббл
Статус: закончен


Шиндо с интересом рассматривает обнажённую статую древнего бога. Потом, с недоумением говорит удивлённому Хиро:
-Я не пойму, почему его хвалят? У Юки гораздо больше.
Хиро оторопел.
-Что…больше?
-Член.
-Что?!
Шу сказал громче, по его мнению, Хиро не расслышал:
-Член!!!
-А ты уверен, что у него больше?
-Конечно же больше!
-Этого не может быть, Шу.
-Как ты можешь это утверждать, если ты его не видел!
-Кого? Юки?
-Да нет же! Его член!
-Этого я не могу утверждать что…
- Так ты его видел?!
-Кого видел?
-Член Юки, чёрт возьми!
-Нет, не видел.
-Тогда не говори, что у Юки меньше!
Они спорили час. Шуичи орал на весь музей, доказывая свою правоту. На следующий день во всех газетах была опубликована статья с шапкой на пол листа: «Шуичи Шиндо утверждает, что у Юки Эйри, член больше, чем у статуи Апполона.»

@настроение: жить можно

@темы: gravitation, фанфикшн

20:08 

Ревизия порой хуже Конфликта.

Капец! А меня сегодня с самого утра нервотрёпка. Всё началось с того, что моя мама зажала дверью палец. После началась её истерика. Не, я понимаю, больно. Но зачем же так орать, как будто Конец света наступил?! Да, сорвала ноготь, да пролила немножко крови ( а орала так будто целое ведро, если не больше).
Прошло пару часов ( весьма мучительных для меня часов, хочу заметить). Я вернулась из магазина. И снова началась истерика. На этот раз причиной послужило отключение воды ( там сегодня что то чинили). Короче, меня обвинили в том, что я не хочу мыть посуду. Вопрос - ЧЕМ Я ЕЁ БУДУ МЫТЬ?!!!
Сейчас она вроде успокоилась. Наступила долгожданная тишина.

Скажу вот что, порой Ревизия бывает в сто раз хуже конфликта. Я - Бальзак. Мама - Гамлет.
Я обожаю анимешных Гамлетов. Например 3 моих любимых перса - Лелуш (Code Geass), Сарареги (ККМ), Грифитт (Берсерк).
Но в реале с Гамлетами лучше не связываться. Нервы целее будут.

@настроение: хреновое

@темы: личное, соционика

03:29 

Нет ничего хуже человеческой памяти, ведь её нельзя стереть как данные с флэшки.

Возможно каждый когда нибудь проходил через такое, ну или почти каждый. Ты знакомишься с человеком, вы становитесь друзьями. По началу всё идёт хорошо. Вы отлично ладите. Понимаете друг друга с полу слова. Потом по стечению обстоятельств вы разлучаетесь на год или больше. Вот проходит это время и вы встречаетесь снова. Но человек перед вами кажется вам чужим. Как будто его подменили. Вы надеетесь, что вам только так кажется, что вы просто давно не виделись и пройдёт немного времени и всё снова будет как раньше.
Проходит время. Всё действительно меняется. Только к сожалению в худшую сторону. Вы пытаетесь наладить контакт. Вернуть те отношения, что были раньше. Но ничего не получается.
В итоге, хочется уже навсегда разорвать все связи с этим человеком. И тот, кто раньше был вам лучшим другом становится едва ли лучше врага.
Какой же из этого следует вывод? Я не знаю. Людям свойственно меняться. Это естественно. Но стоит ли вообще заводить друзей, привязываться к кому либо, зная, что однажды эти чувства исчезнут? Какой тогда в этом смысл?

@музыка: Krypteria - The tears i cry

@настроение: апатично - меланхоличное

@темы: мысли

05:20 

Идея.

Думаю, в ближайшее время выложить новый фик по Пандоре. Честно говоря, в первые пишу слэш с высоким рейтингом. Надеюсь получится.:thnk:

@настроение: уставшее

@темы: мысли

21:42 

Пока не исполнившиеся желания...

Хочу прочитать высокорейтинговый фик по Kyou kara Maou с пейрингом Юури/Сара,но по этому пейрингу чертовски мало пишут! И по Пандоре с пейрингом Винсент/Лео,я нашла всего лишь несколько фиков,и лишь один из них с высоким рейтингом! Обидно,блин! Если у кого есть интересующие меня фики,скиньте мне пожалуйста ссылочку.Очень нужно (

@настроение: грусно...скучно...

@темы: фанфикшн, Pandora Hearts, Kuou kara Maou

00:24 

Зависимость

Название: Зависимость
Автор: Шион-Они
Фэндом: Буратино
Рейтинг: PG 13
Пейринг: Арлекин/Пьеро
Жанр: слэш, angst, songfic, AU
Предупреждение: ООС
Размер: драббл
Статус: закончен

Тихий, едва слышный смех срывается с бледных искусанных губ. Зыбкая темнота укутывает, смыкается вокруг, словно сам мир стал подобен чернильному пятну. И нет желания включать свет. Спрятаться бы, скрыться в этой поглощающей темноте... Она столь привычна и вместе с тем так ненавистна. Тьма вокруг? Нет... она внутри. И белыми одеждами ее не скроешь, хотя следы бесчисленных синяков пока еще удается как-то прятать.

Совсем тихо Пьеро смеется, и сам не знает, что же так его смешит? Но ведь это так забавно и так иронично: потеряться в своей роли и забыть собственное я. Привыкнуть к маске вечной жертвы и влюбиться в своего палача.

Скоро он вернется и пытка продолжится.

На губах шута привычная усмешка, он всегда весел, только Пьеро знает, что весь его оптимизм насквозь пропитан фальшью с примесью исступленного безумия. Он видел его слезы. Лишь раз. Но с того момента, равнодушие, с которым Арлекин обычно смотрел на него, сменилось ненавистью, а унижения перешли черту сцены. Словно месть - расплата за то, что стал свидетелем его слабости.

Даже если в его глазах он видит нечто до боли близкое: собственные чувства запертые глубоко внутри и медленно гниющие, собственное сумасшествие, порожденное хаосом противоречий. Разламать бы себя на части! Уничтожить эту неправильную, пугающую часть себя. Избавиться бы от этой зависимости, сродни необходимости. Возможно, только так удастся спастись, знать бы еще, хочется ли спасаться? Сбежать. Сбежать как можно дальше. Знать бы еще, от кого именно хочется убежать: от Арлекина или от себя самого?

С тихим скрипом дверь отворяется, впуская в комнату полоску яркого света. Почти бесшумно Арлекин подходит к сжавшемуся на краю кровати Пьеро и кладет руку на его плечо, заставив парня вздрогнуть от неожиданности.

- Все-таки остался... Даже после вчерашнего? - усмехается Арлекин. Он не станет просить прощения и никогда не покажет сожалений, но уже который раз Пьеро замечает предательскую дрожь в его голосе, выдающую его с головой. В такие моменты к нему закрадываются сомнения: кто же из них двоих в действительности жертва?

- Прости.

- Идиот! Тебе-то за что извиняться? - он притягивает ближе и осторожно обнимает, словно боясь сжать крепче, боясь снова причинить боль.

Совсем тихо Пьеро смеется, неловко утыкаясь носом в грудь парня. Моменты нежности столь редки и мимолетны, что страшно упустить даже один, еще страшнее от мысли, что любой такой момент может оказаться последним. Всё резко оборвется, и руки, что сейчас ласково гладят по спине, снова сожмутся в кулаках, щедро усыпая болезненными ударами. Рот искривится в безумной ухмылке, а глаза... нет, в такие моменты поэт больше всего боится даже случайно заглянуть в глаза своего любимого палача. Лучше не смотреть. Так будет проще вытерпеть, проще переждать очередную вспышку его гнева.

Как и тогда, год назад, когда это случилось впервые. Настойчивые поцелуи и грубые прикосновения заставившие впервые ощутить безумное сочетание страха с волнительным предвкушением. Вместо наслаждения подарил боль, растоптал окончательно. Этого стоило ожидать. Теперь уже привычно в страхе вздрагивать от его касаний, и зажмурившись, ждать удара. Побои давно вошли в привычку, вот только к другим развлечениям Арлекина привыкнуть никак не получается. У шута богатая фантазия, в чем к своему несчастью, Пьеро успел убедиться. Но не хочется признавать, что именно Арлекин спас его год назад.

- После ее смерти ты изменился. Стал как труп: пустой, ко всему безразличный.

Пьеро и сам помнит то время. Иногда ему кажется, что тогда он умер вместе с Мальвиной, и то, что осталось от него - лишь тень прежнего грустного поэта. Он помнит пустоту, что целиком поглощала, помнит с ума сводящую апатию и единственное желание: исчезнуть. С тех пор он разучился плакать.

- И ты спас меня, чтобы самому добить? - горько усмехается он.

- Признай, ты и не любил ее. Тебе нравилось само чувство влюбленности, а вовсе не эта голубоволосая кукла. Ты упивался болью, которую она тебе дарила, ловил кайф от отчаяния, в котором черпал вдохновение. Ты хренов мазохист, черт побери! - шут громко смеется, сильнее прижимая к себе Пьеро. - Тебе нужна эта боль, чтобы чувствовать себя живым. А мне... мне нужен ты. А иначе, без тебя я окончательно свихнусь.

И не хочется верить, что его слова - правда. Столь очевидная правда, от которой не сбежишь и не скроешься.

Запертые в картонном ящике, в собственном аду из четырех холодных стен. Потерявшие себя за треснувшими масками, сломанные куклы с оборванными нитями. Давно ведь мертвы, да и были ли живы изначально?.. Все, что осталось - фальшь. В этом мире все ненастоящее, словно сшитое из пустых иллюзий. Но лишь в глазах Арлекина поэт находит правду: жестокую, ироничную, но все же правду; лишь в его жестоких ласках находит жизнь.

@темы: слэш по Буратино, фанфикшн, Пьеро, Арлекин

00:20 

Букет алых роз для червонной королевы.

Название: Букет алых роз для червонной королевы.
Автор: Шион-Они
Фэндом: ориджинал
Рейтинг: R
Жанр: фемслэш, даркфик, POV
Предупреждение: насилие, смерть персонажа
Статус: закончен
Размер: мини

В каждом человеке живет зверь: первобытная, жестокая сущность жаждущая крови. В ком-то этот зверь так и остается спящим, а кому-то приходится всю жизнь держать его на цепи; ведь стоит ему вырваться на свободу, и назад дорога будет навсегда закрыта, а впереди останется одна единственная дверь - та, что ведет в преисподнюю. Ты освободила моего зверя, сняла с меня железные оковы. Мне бы стоило проклинать тебя за это, но почему-то я наоборот - благодарна тебе.

Мы вместе открыли врата в ад.

В тот день я узнала твой секрет. Когда дверь подвала захлопнулась за моей спиной, все возможные пути назад оказались отрезаны.

На моих глазах была повязка. Ты держала меня за руку и вела за собой как слепого котенка. Когда ты сняла повязку с моих глаз, я зажмурилась от яркого света. Когда я осмотрела место куда ты привела меня, сердце пронзил липкий ужас. Подвал был оборудован под камеру пыток. Повсюду стояли различные пугающие на вид пыточные устройства, возле стены стояли три деревянных креста в человеческий рост, с потолка свисали цепи с огромными крюками на концах. На деревянном столике были аккуратно разложены медицинские инструменты, возле стола стояла кушетка, неподалеку от нее высокий шкаф, в котором ты хранила баночки с неизвестным мне содержимым и свою дражайшую коллекцию - когда я узнала, что ты коллекционируешь, мне стало тошно.

- А это - мое любимое, - сказала ты, с нежностью поглаживая гильотину.

Я помню твои руки, крепко сжимающие меня в обьятиях, а твои слова и по сей день болезненным эхом отдаются у меня в голове всякий раз, когда я предаюсь мечтам о том, чтобы начать жизнь с чистого листа. Знаю, это невозможно. Ты никогда не отпустишь меня, сколько бы я не умоляла.

- Если расскажешь кому-нибудь, лишишься головы.

В тот день ты впервые взяла меня. Твои руки грубо ласкали мое тело, оставляя на коже синяки. Ты дарила мне боль вперемешку с наслаждением. Снова и снова линчевала меня и вновь воскрешала из мертвых. С тобой я поняла как прекрасен ад и сколь завораживает безумие.

Мне бы стоило бежать прочь пока это было возможно, но я не могла противостоять искушению, не могла побороть влечение к тебе. Я боялась, но хотела тебя. С тобой я познала страсть, фальшивую любовь и эстетику агонии.

Однажды ты научила меня убивать. Сначала было страшно, но потом я кажется вошла во вкус.

Тот юноша был совсем молод... Тогда я не знала почему ты решила убить его, но после поняла, что тебе не нужны причины. Тебя мучала жажда. Как и меня. Парень лежал прикованный к кушетке. Он был полностью обнажен, а во рту покоился кляп. В уголках испуганных карих глаз собрались слезы. Ты приказала мне быть наблюдателем и не вмешиваться в твое развлечение.

- Зачем ты это делаешь? - Мой голос предательски дрожал. - Подожди! Давай сначала все обсудим, а потом...

- Сначала казнь, потом обсуждение, - резко оборвала меня ты.

- Но...

- Заткнись! Похоже, ты забыла свое место. - В твоем голосе звенела ярость.

- Прости, - сдавлено пробормотала я.

Больше я не смела тебе перечить, и как ты и приказала, я наблюдала за твоими действиями, наблюдала за сценой несправедливой казни, что служила тебе развлечением. Наблюдала, лишенная права помешать тебе. Мне было страшно. Но пугало меня вовсе не зрелище, что разворачивалось перед моими глазами, а неуместное чувство эйфории, захватившее меня в этот момент. Уже тогда я поняла, что зверь, заточенный в моем подсознании, пробудился.

Юноша стонал и корчился от боли когда ты резала его, когда сдирала кожу с его рук, а после щедро сыпала соль на оголенное кровоточащее мясо. Он пытался вырваться, когда нагрев металлический прут, ты выводила им на животе пленника рисунок короны.

- Подвесить на крюк или распять на кресте?.. Вытащить внутренности?.. - сбивчиво вслух размышляла ты. - Нет... Не подходит... Не сейчас... Ну конечно же!.. Точно! Просто обезглавить!

Твой звонкий смех эхом отразился от стен, заставив меня вздрогнуть. Я закрыла руками лицо, желая не видеть, подождать пока ты закончишь веселиться и сделать вид, что ничего не было - просто забыть. Лишь бы сдержать это чудовище - монстра внутри меня.

- Не смей закрывать глаза! - выкрикнула ты. - Подойди.

Не смея ослушаться, я подошла к тебе, старательно отводя взгляд от изувеченного парня истекающего кровью.

- Донеси его до гильотины, - приказала ты, а я в ужасе отпрянула, но твой ледяной взгляд пропитанный сталью заставил меня выполнить этот приказ.

Гильотина и по сей день вселяет в меня неприятное ощущение тревоги и зыбкого предвкушения.

Ты нежно обнимала отрубленную голову юноши, с любовью прижимая ее к груди, а после положила ее в шкаф, сделав частью своей ненормальной коллекции.

- В следующий раз ты сделаешь это, - сказала ты, поглаживая меня по щеке. - Любым способом, каким пожелаешь.

- Что ты имеешь в виду? - неуверенно спросила я, уже догадываясь об ответе.

- Разумеется, я говорю о казни, - улыбнулась ты.

С того дня я стала твоей ученицей. Рано или поздно ученик должен превзойти своего учителя, и мне удалось это сделать на удивление быстро. Твоим любимым способом казни было обезглавливание, я же предпочитала разнообразие в методах убийства. На своих жертвах я испробовала почти все пыточные устройства, хранящиеся в этом подвале, но особенно мне понравилось убивать при помощи серной кислоты: я поливала ею тела жертв, и кислота медленно разъедала их кожу, доходя до внутренних органов, а я наслаждалась видом агонизирующих людей; я вливала кислоту в их рты и она сжигала их изнутри. Я научилась получать удовольствие от роли палача, но куда большее наслаждение мне приносила роль твоей жертвы. Только твоей и ничьей больше.

После наших кровавых забав мы предавались любовным утехам. Прямо здесь: в этом холодном, сыром подвале. Мы касались друг друга окровавленными руками, пачкая тела в этой багряной жидкости, а потом слизывали ее, упиваясь этим опьяняющим вкусом крови. Острым ножом ты выводила рисунки на моей коже, и моя кровь смешивалась с кровью жертв, стекая по ногам, капала на пол. Ты всегда любила кровь, потому и мне пришлось ее полюбить. Этот подвал стал нашим маленьким любимым адом, где мы продолжали утопать в пороке и ловить кайф от боли: как от чужой, так и от своей собственной.

. . .

Сейчас я понимаю, что эти чувства были лишь слепой одержимостью. Но почему же я до сих пор одержима тобой?

Снова прихожу к тебе, сжимая в руках букет алых роз и вспоминаю день, когда я впервые подарила тебе цветы. В твоем взгляде сквозила ярость, но я не понимала почему ты злишься.

- Подарок на "не именины", - весело проворковала я, протягивая тебе букет. Ты взяла его, но после неожиданно резко ударила им меня по лицу и бросила цветы на пол.

- Почему?.. - тихо спросила я, прижимая ладонь к саднящей от удара щеке. Мое сердце сжигала обида.

- Я ненавижу белые розы! - без тени сожаления ответила ты, а потом усмехнулась и подняла помятый букет с пола. - Впрочем, все еще можно исправить.

Ты поставила цветы в вазу и протянула мне нож.

Этот день мне никогда не забыть. Удивительно, что после случившегося я еще осталась жива.

Ты приказала мне вскрыть себе вены, и я, похоже, перестаралась, выполняя твой приказ. Кровь текла по моим рукам не желая останавливаться, пачкала одежду и пол. Боль сковывала движения, кружилась голова, и тошнота подступала к горлу. Я была на грани обморока, но держалась из последних сил, дрожащими движениями кисти продолжая раскрашивать розы в твой любимый красный цвет. Моя кровь стала отличной краской. Я была счастлива видеть твои губы, растянувшиеся в довольной улыбке по окончанию моей работы, а после в памяти осталось тепло твоих рук, в которых ты держала меня когда я потеряла сознание. Впервые ты прикасалась ко мне так нежно.

Я бы хотела вернуть тот день и ту нежность. Хотела бы вернуть тебя.

Впрочем, ты и так частично со мной.

. . .

Каждый месяц я прихожу к тебе. Давно остывшее тело ныне покоится в сырой земле, и я, похоже, единственная, кто навещает твою могилу. При жизни у тебя не было близких людей, кроме меня, хотя, даже сейчас я сомневаюсь - были ли мы по-настоящему близки? Однажды ты приказала мне всегда быть с тобой, а я не в праве нарушить твой приказ. Каждый месяц я прихожу на кладбище и оставляю на могиле твои любимые алые розы.

Часть тебя спит вечным сном под землей, но другая часть по-прежнему со мной.

Я возвращаюсь в наше милое гнездышко - любимую камеру пыток, и достаю из шкафа самый дорогой мне экземпляр ранее принадлежащей тебе коллекции.

- Мы всегда будем вместе, моя королева, - шепчу я, и накрываю холодные посиневшие губы безответным поцелуем.

Мне нравится держать в руках твою голову: перебирать пальцами длинные рыжие с красным оттенком волосы, гладить холодную, уже начавшую покрываться следами разложения кожу, целовать закрытые веки и сомкнутые синеватые губы.

Моя любимая королева, отныне мы навеки заперты в этом пустом, одиноком аду. Но это твоя вина. Именно ты стала проводником в преисподнюю, именно ты пробудила зверя внутри меня. Если бы он так и остался спящим, то сейчас ты все также продолжала бы жить, а не лежала укрытая землей, пожираемая червями. Я лишь надеюсь, что ты была счастлива лишиться жизни от лезвия твоей обожаемой гильотины. Ты же не злишься на меня, правда?

Знаете, Ваше Величество, все-таки безумие заразно.

@темы: ориджинал, фанфикшн

00:19 

Осколки рая.

Название: Осколки рая.
Автор: Шион-Они
Фэндом: Black Rock Shooter
Рейтинг: PG 13
Пейринг: Кагари/Ёми
Жанр: фемслэш, angst, даркфик
Предупреждение: насилие
Размер: драббл
Статус: закончен
Саммари: Они видят друг в друге разбитых фарфоровых кукол.

Растягивая губы в безумной улыбке, Кагари глубже вонзает иглу в плоть распростертой под ней Ёми. Таканаши судорожно сжимает покрывало, с искусанных губ срывается сдавленный болезненный стон, когда Кагари медленно рассекая иглой кожу, рисует сердечко на ее груди. Аккуратно выведенное, хоть и немного неровное сердце, подобно клейму. Оставленный ревнивой собственницей знак принадлежности.

Разглядывая тонкие алые дорожки крови, окрасившие белоснежную кожу Ёми замысловатым узором, Кагари резко дергает рукой, завершая рисунок, и наклоняется к груди подруги, слизывая солоноватые багряные подтеки. Раскрывает языком края своего художества, заставляя рану сильнее кровоточить, и срывая с губ Ёми очередной стон пропитанный болью.

Кагари любит голос Таканаши. Она бы на многое пошла, лишь бы чаще слышать надрывные, отчаянные крики девушки и видеть слезы текущие по ее бледным щекам. Боль Ёми к лицу, а Кагари нравится успокаивать доведенную до рыданий подругу, нежно обнимать ее, с обманчивой лаской поглаживая по подрагивающей спине. Быть для нее и палачем, и утешителем. Только с каждым разом расправа становится все жестче, а попытки утешить утратили всякий смысл.

Кагари не помнит, когда же последний раз видела искреннюю улыбку Ёми: чистую, добрую, а не с трудом натянутую, дрожащую и почти такую же безумную, как и у самой Кагари. Не помнит, когда последний раз Таканаши смеялась. Ледяная, непроницаемая маска видимого спокойствия, отрешенность и потускневшие зеленые глаза смотрящие с безысходностью и немым укором - все, что осталось. И все же Ёми улыбалась своей новой подружке - Мато, или как ее там? - Кагари не стала запоминать имени той, что так раздражала одним своим видом, своим присутствием. Бесила давно утраченная теплота, с которой Ёми смотрела на эту девушку. Несправедливо. Почему другим она улыбается, а Кагари достается только холодная снисходительность порожденная чувством вины? Неужели нельзя вернуть прошлое? Ведь раньше все было хорошо, так как могло случиться, что их счастье оказалось столь хрупким и разлетелось на осколки гнетущих воспоминаний?

Кагари грубо впивается ногтями в нарисованное сердце, в который раз испытывая сумасшедшее желание протолкнуть руку в плоть Ёми, разодрать кожу, сломать кости грудной клетки, и сжать в ладони настоящее, горячее, пульсирующее сердце девушки.

Казалось, так просто удерживать Ёми, располагая ее чувством вины, давить на жалость. Да и разве важны методы, если речь идет о том, чтобы остаться с дорогим человеком? Главное: Ёми никуда не денется и всегда будет с ней. Остальное не имело значения.

- Почему все так случилось? - всхлипывает Таканаши. Она и сама прекрасно знает ответ на этот вопрос, но даже зная его, ничего не может исправить.

Они видят друг в друге разбитых фарфоровых кукол, да и узы меж ними оказались не прочнее тонкого стекла. Даже если склеить кусочки сломаных чувств, они уже никогда не обретут прежней красоты, не станут теми, что были раньше.

- Это твоя вина, - ядовито отвечает Кагари, сжимая дрожащими ладонями шею брюнетки.

Девушка открывает рот в тщетной попытке глотнуть воздуха, когда Кагари опускается на нее, придавливая своим телом, и целует, слегка ослабляя хватку цепких пальцев. На языке и губах блондинки еще осталась кровь, потому поцелуй имел металлический привкус.

Ёми не пытается сопротивляться, но и не отвечает, покорно позволяя Кагари целовать ее, до боли впиваясь ногтями в горло. Она не чувствует отвращения - только безнадежность, на куски разрывающую душу, с толикой злости. Но Ёми и сама не знает на кого сильнее злится: на Кагари - за ее эгоизм и постоянное давление, или же на себя - за собственную слабость и бесхребетность. Она хотела бы дать выход своей боли, но этого нельзя допустить. Не в этом мире. А отчаяние все накапливается, с каждым днем по капле выжимая остатки тепла и здравого рассудка.

- Ненавижу тебя... Ты нужна мне, - сбивчиво шепчет Кагари, отстраняясь.

Она хотела бы, чтобы в этот момент Ёми притянула ее к себе и обняла крепко-крепко, улыбнулась светлой, доброй улыбкой - такой же, как раньше - и сказала, что любит. Но Таканаши продолжает безмолвно смотреть безучастным взглядом в потолок. Бледные губы расстягиваются в горькой усмешке. Ёми смеется, а слезы вновь текут по ее щекам.

- Я бы тоже хотела тебя возненавидеть.

@темы: Black Rock Shooter, фанфикшн

00:18 

Плод воображения.

Название: Плод воображения
Автор: Шион-Они
Фэндом: No Game No Life
Рейтинг: G
Персонажи: Широ
Жанр: angst, философия
Предупреждение: ООС
Примечания: по мотивам девятой серии.

То, чего никто не помнит, возможно, никогда и не происходило. Те, кого никто не помнит, возможно, никогда и не существовали.

Широ кажется, что она оказалась в каком-то страшном сне, кошмаре наяву. Не может быть настоящим такой мир. Мир, где нет ее брата.

Стеф непонимающе смотрит на королеву, и ее слова пугают:

- Сора? А кто это? - любопытствует она, а в голосе ясно слышутся нотки волнения.

Стефания была влюблена в Сору, а разве можно так просто забыть того, кого любишь?

Минуты тянутся слишком долго, а Широ все надеется проснуться. Проснуться и увидеть рядом братика, его теплую улыбку, и почувствовать его мягкую ладонь, успокаивающе гладящую по голове.

"Это был всего лишь ночной кошмар, Широ."

Девочка мечется по городу обыскивая каждый уголок, не замечая множества людей на улицах, словно социофобия также временно исчезла. В голове бьется лишь одна мысль не дающая покоя: что, если Сора действительно никогда не существовал? Что, если все происходящее до этого момента было долгим, приятным сновидением? Сном длиною в жизнь. Но почему же Широ очнулась от этого сна только сейчас?

Их первая встреча, все время проведенное вместе, разговоры, игры - просто плод воображения? "Пустых" никогда не было?

Широ пытается отдышаться, устав от долгой беготни по городу в поисках Соры. Слезы застилают глаза мутной пеленой.

"Неправда! Братик существует! Он был со мной все это время! Он не мог быть просто иллюзией!" - Это то, во что ей хочется верить, однако из головы все не выходит одна из множества возможных версий происходящего. Самый худший из возможных вариантов.

С детства Широ была одна. Гениальный ребенок, особенное дитя... Она всегда находилась за рамками мира, общества - словно лишняя деталь в мозайке. Непонятая людьми, одинокая, она осознанно отвергла мир, чтобы не потерять себя, и все же в ее реальности оставался человек разделяющий ее чувства. Единственный, кто понимал. Единственный... Может она просто придумала его? Сора был чем-то вроде тульпы, иллюзии созданной для удобства, для того, чтобы забыть об одиночестве?

"Неправда!"

Широ оглядывается по сторонам. Сейчас и этот мир напоминающий фэнтези, кажется фальшивым, несуществующим. Да и как в такое поверить: она победила Бога в шахматах и тот телепортировал ее в этот мир? Звучит как бред. Такого не бывает. Все это - галлюцинация? А может, тот другой мир, где она родилась и прожила все одинадцать лет - на самом деле фальшив, а именно этот мир, где она сейчас - реален?

Чем больше Широ думает об этом, тем сильнее запутывается. Братик... Если бы братик был с ней, то обязательно смог бы дать ответ, помочь разобраться с этой диллемой. Впрочем, будь сейчас Сора рядом, то и эти мысли не появились бы. Если бы только Сора был рядом... Даже если он всего лишь иллюзия, это не меняет того, что он необходим ей, нужнее всех реально существующих людей. Даже если он просто плод воображения.

Ну, а что же тогда реально?

@темы: no game no life, фанфикшн

00:16 

Мир за пределами вытянутой руки.

Название: Мир за пределами вытянутой руки.
Автор: Шион-Они
Фэндом: Mirai Nikki
Рейтинг: R
Персонажи: Цубаки Касугано (Шестая)
Жанр: angst, драма
Предупреждение: изнасилование
Размер: драббл
Статус: закончен

Холод пронизывает каждую клеточку обнаженного беззащитного тела. Ногти судорожно царапают деревянный пол. Дыхание срывается и из горла выходят лишь сиплые, едва слышные стоны.

За эти несколько часов боли было слишком много. Так много, что новые ее вспышки от резких глубоких толчков, грубых прикосновений оставляющих темные отметины синяков, и слишком крепко стиснутых за спиной рук, почти не ощущаются. Во рту все еще чувствуется терпкий привкус спермы, от которого скручивает желудок и хочется блевать. Тошнит. Мутит от происходящего. Цубаки думала, что за столько времени сможет привыкнуть, но что-то не получается. К такому невозможно привыкнуть. Невозможно смириться.

Ненависть растет. С каждым новым днем ада, с каждым болезненным вздохом, с каждым взглядом в мутную, невидимую для ее почти слепых глаз даль. Угроза приходит из невидимого мира. Приходит и остается здесь, в рукотворном фальшивом раю со столь явным запахом гнили и разложения. Остается в прибежище, ставшем для Шестой ее личной преисподней.

Все, что оставили покойные родители - страх и страдание. Бесконечный путь по кругу, усыпанный острыми шипами безысходности. Хорошее наследство!

Святая жрица - лишь мишень чужих амбиций, заложница ненавистных вечных традиций.

Ненависть растет, медленно разрушая изнутри, ломая душу также, как было сломано тело - уже некачественное, ослабевшее от голода и наркотиков вместилище души.

Ненависть растет, затягиваясь крепким черным жгутом внутри, готовым порваться в любую секунду.

Хриплый сардонический смех вырывается из груди. Бледные руки слабо цепляются за железные прутья решетки, крепко сжимая их. В истерике, в опустошении, жрица, как редкая птица запертая в золотой клетке со сломанными крыльями, бьется о решетку не жалея себя, нанося новые синяки на изувеченное тело. Крича, пока голос не сядет. Все равно никто не видит. Закончив, насильники покинули ее комнату. Все, что осталось здесь - холодная тишина, раздражающая в своем пустом равнодушие.

Как бы хотела Шестая покинуть это место! Только ведь неизвестно, что же там - в невидимом мире за пределами вытянутой руки, за пределами этого ада. Если угроза приходит оттуда, значит тот мир ничем не лучше этого. Грязный, жестокий, равнодушный... Уничтожить бы его. Уничтожить все: этот проклятый храм, ненавистных последователей. Абсолютно все! Весь этот мир, пропитанный насквозь гнилью!

В какой-то момент скорбь оборачивается ненавистью. Злость достигла своего предела, вырвавшись наружу вместе с безумным желанием разрушать, желанием дать вкусить другим муки, через которые прошла она сама. Желанием отомстить реальности, пославшей ей лишь ад.

Сама жизнь стала изощренной пыткой.

Размытые, смутные очертания мира, омерзительные люди, лица которых Цубаки даже не пытается разглядеть - так легче. Почему-то она уверена, что увидев ясно их лица, в моменты, когда они яростно вколачиваются в ее тело, она сломалась бы гораздо быстрее.

Это место напоминает камеру пыток.

Хотела бы она поверить, что там, за пределами храма можно отыскать счастье. Вот только давно забыла, что же это такое - счастье?

Тот мир так близко, стоит только протянуть руку через ледяные железные прутья. Так близко, но до него не дотянуться.

@темы: mirai nikki, фанфикшн

00:15 

Смотри только на меня.

Название: Смотри только на меня.
Автор: Шион-Они
Фэндом: Mirai Nikki
Пейринг: Юно Гасай/Юкитеру Амано
Рейтинг: R
Жанр: гет, romance, даркфик, POV, ER
Предупреждение: насилие
Размер: драббл
Статус: закончен

И снова не раздумывая ты бросаешься на помощь своим друзьям. Так печешься, заботишься о них... Раздражает. Слишком много ты думаешь о них, слишком сильно привязался. Даже представлять не хочется того, как больно тебе будет, когда они предадут тебя. А ведь люди, так называемые друзья склонны к обману, к предательству. Им нельзя верить. Да даже родным не стоит доверять, или ты уже забыл, как поступил твой отец? Только я всегда буду на твоей стороне, Юкки. Только я никогда не предам, пойми же наконец!

Твои друзья не принесут тебе ничего кроме боли. Даже если не подставят, все равно в итоге, возможно, тебе придется избавиться от них. Даже если ты сможешь это сделать, для тебя это будет мучительно.

Не хочу, чтобы ты страдал. Не хочу видеть отчаяние на твоем лице. Я люблю тебя, поэтому сделаю все, что ты захочешь, убью любого, кто попытается причинить тебе вред, любого, кто помешает нам быть вместе. Я люблю тебя, пусть даже ты просто используешь меня, чтобы выжить. Ничего страшного. Доверься мне. Положись на меня и позволь дальше защищать тебя. Я знаю, когда-нибудь ты обязательно меня полюбишь, ведь иначе и быть не может.

А пока что просто улыбнись мне тепло, мягко; посмотри на меня и не отводи взгляда. Смотри на меня, а не на них. Думай обо мне, а не о них. Все равно скоро я избавлюсь от этого баласта в виде твоих настырных друзей. Но тебе лучше этого не видеть, лучше не знать. Забудь о них! Смотри только на меня!

Но ты снова отводишь взгляд, а в глазах плещется страх. Ну чего ты? Не бойся. Я ведь никогда не причиню тебе вреда. Я делаю все это только ради твоего блага, Юкки.

Веревки крепко перетягивают твои руки и ноги, приковывая к стулу, обездвиживая. На полу лежит аптечка со всеми необходимыми медикаментами и инструментами.

- Я люблю тебя, - тихо шепчу на ухо, делая тебе укол.

Голубые глаза закрываются и ты погружаешься в сон. Вот так... Поспи немножко, а я пока завершу задуманное.

Осторожно приподнимаю твое веко и забираюсь пальцами в глазницу, медленно извлекая шарик глазного яблока. Кладу его в заранее подготовленную баночку с формалином. Также достаю второй твой глаз и нежно поглаживаю его большим пальцем, держа на ладони, ощущая его тепло и мягкость. Такой нежный. Стоит сильнее сжать ладонь, как он превратится в склизкую кашецу. Но этого я никогда не сделаю, ведь ты дорог мне, каждая твоя часть - драгоценность для меня. Опускаю глаз в банку, а после, нежно, как самое дорогое сокровище, прижимаю ее к груди.

- Только мой!

Теперь твой взгляд всегда будет прикован лишь ко мне. Больше ни на кого ты не посмотришь. Твои глаза, твое тело, твоя душа - все принадлежит мне! Ты только мой, Юкки!

Когда ты очнешься, в твоем мире навеки будет царить беспроглядная тьма, но не волнуйся - я стану твоим светом, твоим повадырем. Мы вместе разрубим эту тьму.

Ты больше никогда не увидишь лица своих никчемных друзей, но это к лучшему. В твоем мире должно быть место только для меня. Я убью их - этих ненавистных вредителей, пытающихся отнять тебя. Убью, и тогда они ведь покинут твои мысли, правда?

@темы: mirai nikki, фанфикшн

00:13 

Для двоих.

Название: Для двоих.
Автор: Шион-Они
Фэндом: Mirai Nikki
Персонажи: Юно Гасай
Рейтинг: PG 13
Жанр: angst, драма
Предупреждение: смерть персонажа
Размер: драббл
Статус: закончен

Так странно смотреть на другую себя. Ту себя, какой она была прежде. Казалось бы так давно...

Беспомощная, уязвимая, пока еще чистая, не несущая на руках следы алой крови - отпечатков множества убийств. До смеха наивная, не потерявшая еще столь пустой, никчемной и лишь отягощающей надежды. После смерти родителей и горькой победы в игре, Юно окончательно убедилась, что надежда только несет вред. Лучше отбросить ее, как мусор - так будет проще падать.

Победа не всегда несет радость. Для Юно победа стала равносильна поражению. Потерей самого ценного. Но ведь никогда не поздно изменить такой исход. Пусть сила Бога не может воскрешать мертвых, зато позволяет обернуть время вспять, давая возможность вернуть потерянное.

Нужно лишь избавиться от нее - этой никчемной, чистой частички себя, в страхе застывшей возле стены, неподалеку от трупов родителей. И смотрит так непонимающе, словно видит перед собой призрак или иллюзию. Впрочем, любой бы испугался, если бы перед его глазами неожиданно возник он сам, да и топор в руке доверия особого не вызывает. Вторая Юно дергается и пытается бежать, когда первая делает шаг в ее сторону, подходя ближе. Нужно лишь взмахнуть топором и избавиться от досаждающей помехи. Но что-то мешает этому. Какой-то неизвестный, ничем не обоснованный порыв заставляет Юно остановиться.

- Кто ты? - спрашивает девушка. А Гасай с саркастичной усмешкой замечает, как другая она уже тянет дрожащую руку к кухонному ножу, лежащему на столе, готовясь обороняться.

Правильно. Никому нельзя доверять, даже себе самой. В этом мире все вокруг - враги. Благодаря игре, Юно отлично усвоила этот жизненный урок.

- Ты хочешь жить? - Пустой вопрос, ответ на который не имеет ровным счетом никакого значения.

Она кивает, крепче сжимая в ладони рукоять ножа.

Юно и так знает, что другая она не желает смерти. Пока не желает. Ведь у нее есть причина, чтобы жить. Одна единственная причина. Одна - для них обеих. Но никто из них не согласится делить Юки с другой, пусть даже и с самой собой, пришедшей из иной реальности. Юки может принадлежать только одной Юно. В этом мире может остаться только одна из них, для другой же будет лучше покинуть шахматную доску.

В глазах другой себя, Юно видит отражение собственных чувств. Неудивительно. Где-то в глубине искалеченной, почти насквозь пропитанной тьмой, искаженной души возникает давно забытая жалость. Сочувствие к себе самой. Той себе, которой ничего не досталось, кроме вечной боли, страха и отголосков ненависти к родителям, к собственному существованию. Ненависть, которую разбавляла только любовь к Амано, больше напоминающая маниакальную одержимость. Следуя этому столь неуместному сейчас сочувствию, Гасай притягивает к себе другую Юно, крепко обнимая, но не выпуская из руки топор.

- Поверь, дальше будет хуже, - шепчет Юно, бросая короткий взгляд на тела родителей, по-прежнему запертых в клетке. - Но не волнуйся, тебе больше не придется страдать.

Девушка успевает лишь вскрикнуть, когда лезвие топора пронзает ее тело. Багряная жидкость медленно окрашивает пол.

- Я освобожу тебя.

Принять ее боль на себя, принять повторение игры на выживание, в надежде на иной ее исход. Принять новую долю отчаяния. Одну для них обеих.

@темы: mirai nikki, фанфикшн

00:09 

Инструкция для благородного суицидника.

ИНСТРУКЦИЯ ДЛЯ БЛАГОРОДНОГО СУИЦИДНИКА.

Все мы знаем, что нет ничего прекрасней смерти, ибо она - освобождение от мучительного гнета жизни. Хоть нам и неизвестно, что же лежит за пределами той реальности, но мы можем тешить себя спасительными иллюзиями и мечтами на тему реинкарнации, Ада и Рая и тд. Вот только когда мы думаем о смерти, то скорее представляем себе жизнь после, представляем свои возможные предсмертные муки, которые также пугают нас, реакцию своих близких и тд., но мало кто задумывается о том, как будет выглядеть его труп и сам момент его смерти с эстетической стороны. А зря. Об этом тоже стоило бы подумать. Ведь немало было случаев, когда люди умирали даже сидя перед толчком, головой в унитазе. И вот представьте, насколько нелепо и отнюдь некрасиво это смотрелось! Вы же не хотите и себе такой участи? Что ж, не беспокойтесь, я с радостью поделюсь идеями о том, как красиво, пафосно и благородно умереть, и так, что бы ваш труп выглядел воистину прекрасно и завораживающе.

Основные правила:
1. Красиво и стильно одеться, вообще привести себя в порядок (вы же не хотите, что бы ваш труп нашли одетым в домашний халат или в грязную футболку и потрепанные джинсы)
2. Умирая, принять красивую позу.
3. Выражение лица должно быть спокойным и умиротворенным (не смейте гримасничать, даже если тело сводит судорогами, вы же не хотите, что бы у вашего трупа была искаженная рожа!) Это последние секунды вашего бренного бытия, так проведите их достойно!
4. Если вы все же решите написать предсмертную записку, то сделайте это заранее. Тщательно продумайте каждое слово, выражение, эпитет в вашем последнем монологе. Не забывайте, что ваша записка должна быть красивой и трагичной (не смейте писать матом в предсмертной записке!). Кстати гораздо красивей и оригинальней получится, если записка будет в виде поэмы или небольшого рассказа, где о причинах вашего суицида можно будет узнать лишь вчитываясь получше, ища правду между строк (не будьте слишком прямолинейны).
5. Заранее решите, где именно должен лежать ваш труп. Если хотите покончить с собой у себя дома, то советую лечь на кровать или в ванну. Кровать обязательно заправьте, она должна выглядеть аккуратно. В воду в ванной можно добавить лепестков алых роз, которые будут замечталено гармонировать с вашей текущей кровью, окрасившей воду в розоватый цвет.
6. Включите музыку. Ведь как говорится: умирать, так с музыкой! Желательно что-нибудь из классики или оперы, но суицидально-депрессивный металл тоже сгодится. Главное, что бы мелодии были печальными и красивыми. Ни в коем случае не ставьте рэп, попсу или клубняк (оно же совершенно не подходит к случаю и напрочь убьет всю трагичность и пафосность вашего суицида). Особенно хорошо получится, если к моменту, когда ваш труп найдут, прекрасные и трагические мелодии все еще будут звучать в вашей квартире.
7. Особое примечание для курящих! Покурите. Это ведь ваша последняя сигарета, последний раз, когда вы можете усладить легкие никотином, к тому же само это действие будет также выглядеть красиво и пафосно. Также, если вы решите убить себя с помощью устроенного в доме пожара (конечно, тогда ваш труп точно не будет красив, однако сам момент смерти отличится пафосом, если конечно его правильно организовать), в этом случае нужно облить всю квартиру бензином, сесть возле стены, и покурив, легким жестом бросить незатушенную сигарету в лужицу бензина (если повезет, то квартира сразу загорится, а если нет, тогда уже бросьте в бензин зажигалку или горящую спичку. Не забудьте задумчиво-возвышенным взглядом смотреть на пожар, перед тем, как языки пламени поглотят вас.
8. Если в последние минуты вашей жизни, кто-то вас увидет и попытается спасти, обязательно поговорите с этим человеком. Нет, обкладывать матом незванного спасителя не стоит (это ведь совсем не благородно!) Вы должны произнести красивую, пафосную и трагическую речь. Опять же на всякий случай лучше подготовить ее заранее. Нужно красиво поангститься, попрощаться перед тем, как вы действительно умрете. Не забудьте мило улыбнуться и мягко коснуться ослабевшей ладонью лица спасителя, оставляя на его щеке кровавый след. Если же вас будут держать за руку, то это тоже хорошо будет смотреться. Кстати в этом случае совет № 6 вам пригодится: ведь как прекрасно будет умирать на руках человека, да еще и при печальном музыкальном сопровождении!

А теперь поговорим о способах суицида, которых тоже отнюдь не мало, однако не все способы подойдут в нашем случае. Вешаться ни в коем случае не надо! Ведь собираясь покончить с собой, вы наверняка прочитали массу материала на тему различных видов суицида, где хорошо описываются, как ощущения, так и дальнейший вид трупа. И вы знаете, что при повешении, ваш труп будет выглядеть отвратительно, к тому же это один из самых мучительных видов суицида, так зачем себя мучать лишний раз, если можно найти куда лучший способ?

Пожалуй, самые лучшие способы красиво и пафосно покончить с собой - это вскрыть вены или застрелиться.
В случае, если вы решите вскрыть себе вены, не забудьте, пожалуйста не забудьте, что ВЕНЫ НАДО РЕЗАТЬ ВДОЛЬ, а не поперек руки! А ведь это обычная ошибка новичков... Так не совершите ее, прошу вас. И опять же резать надо как можно глубже, ведь вы хотите не привлечь к себе внимание, а именно умереть!
В случае же, если у вас есть пистолет и вы решили застрелиться, то сначала убедитесь, что умеете стрелять, и что ваше оружие заряжено. Потом красиво поднесите его к виску и нажмите на курок (не забыв при этом соблюсти восемь правил, о которых говорилось выше).

Также могу посоветовать броситься с крыши многоэтажки. Как минимум этажа с десятого, что бы уж наверняка. Ни в коем случае не прыгайте с третьего или второго этажа - вы же так просто сломаете себе что-нибудь или на всю жизнь останетесь колекой, а оно вам надо? Еще красивей будет броситься с обрыва, прямиком в бушующую реку! О, разве вы не представляли себе сей прекрасный момент? Воды реки гневливо бьются о скалы, воет ветер, тучи собираются на небе... А вы стоите прямо на краю обрыва и завороженным, обреченным взглядом пронзаете водную гладь, решаясь сделать последний шаг вперед... Тут даже музыкальное сопровождение не понадобится, ведь не лучше ли слышать музыку природы? Шум речного прибоя прекрасен, вы так не думаете, господа?

Ну и последний способ, который я хочу вам посоветовать: самопожертвование. Даже само это слово будто бы наполнено истинной возвышенной красотой и пафосом! Как же прекрасно отдать жизнь за свои идеалы или за то, что тебе дорого! Например подставиться под пулю, прикрыв собой друга, и ведь это даже не будет считаться самоубийством. Вы останетесь героем в глазах людей. Или ввязаться в драку, пытаясь спасти несчастную девушку, на которую напали хулиганы. Вы дадите ей время сбежать, а вас забьют до смерти хулиганы. Разве это не прекрасно? Вы будете не просто самоубийцей, нет, вы станете едва ли ни святым мучеником, если восстанете против ожесточенной, обезумевшей толпы и позволите им себя убить, при этом до последней секунды своей жизни храня в сердце свои мечты и идеалы, живя ими, так и не отрекаясь... О, поверьте, есть много видов самопожертвования, но о них мы поговорим как-нибудь в следующий раз.

И я чуть не забыл про еще один способ! Прошу меня простить, ведь ранее я писал, что самопожертвование - это последний мой совет. Но это не так. Есть еще один. Вы никогда не задумывались о том, как прекрасно умереть от руки любимого человека? Как это трагично и пафосно... Однако хочу заметить, что это весьма эгоистичный способ, потому мне и не очень-то хотелось его вам советовать. Ведь позволив любимому убить вас, вы навсегда оставите в его сердце этот несмываемый, мучительный груз вины. А разве вам хочется, что бы дорогой вам человек страдал? Думаю, врядли. Но впрочем ситуации разные бывают, как и люди, так что оставьте себе этот способ на заметку.

Что ж, надеюсь, что мои советы хоть чем-то, да помогут вам. Проведите последние минуты своей жизни красиво и благородно, и пусть труп ваш будет прекрасен, подобно цветку ликориса. Пусть ваши похороны станут лучшим праздником в вашей жизни! Счастливого пути!

@музыка: Save - Суицид

@настроение: отлично подходящее к данной записи

@темы: депрессия, добрые советы, ирония, суицид

00:08 

Яойный сонгфик по Буратино

Название: Отражение
Автор: Шион-Они
Фэндом: "Буратино"
Пейринг: Арлекин/Пьеро
Рейтинг: R
Жанр: слэш, даркфик, POV, songfic
Предупреждение: ООС, насилие
Размер: драббл
Статус: закончен
Аннотация: Скажи, ты умеешь жалеть? Ах да, ухмылка - ответ. А душа твоя может болеть? Ах да, у тебя ее нет.
Примечания: сонгфик по песне Otto Dix - Отражение.

Среди частиц разбросанного бреда, среди болезненных отголосков памяти, сложившехся в лабиринт из искаженных зеркал, я искал тебя. Обращая взгляд к зеркалам, я боялся увидеть в них твое отражение. Боялся, и в то же время желал этого сильнее, чем чего-либо еще. Сзади приглушенным эхом слышатся шаги. Не хочу оборачиваться, не могу заставить себя это сделать. Лишь надеюсь, что ладонь, с обманчивой мягкостью сжавшая мое плечо, и тихий голос с нотками насмешки - лишь порождение моего бреда. Моя любимая и ненавистная галлюцинация.


Этот сон уже столь долгое время будоражит сознание. Ночной кошмар, который продолжает меня преследовать и днем. Кошмар, от которого мне уже никак не освободиться.

Твоя роль не особо отличается от твоего подленного лица, правда, стоит заметить, что на сцене ты куда милосерднее. Глумливый смех и жестокие слова срывающиеся с твоих губ, не сильные, но весьма ощутимые удары - лишь действия, написанные в сценарии нашего трагикомического представления. Кто-то из зрителей сочтет это жестоким, а для кого-то это так и останется просто забавной сценкой. Мы с тобой всего лишь шуты, и наша задача - веселить публику.

В какой-то момент я стал гораздо спокойней чувствовать себя на сцене, да и впрочем где угодно вообще: лишь бы там был кто-то еще кроме тебя, лишь бы не оставаться с тобой наедине.

В какой-то момент я начал бояться смотреть тебе в глаза. Знаешь, твой взгляд слишком пугает, но почему-то только я это замечаю, в то время, как для остальных в нашей труппе ты так и остаешься веселым, несколько эктравагантным парнем. Почему-то только мне ты открыл ту сторону себя, которую не можешь полностью высвободить на сцене. И в спектаклях, и в реальной жизни я остаюсь твоей жертвой, мальчиком для битья. Словно это какой-то нелепый сценарий самой моей жизни. Глупый сюжет наших жизней, по какой-то злой иронии судьбы, сплетенных воедино.

Ты всегда жесток - такова твоя роль, таков ты сам; хотя иногда мне кажется, что на самом деле все гораздо сложней. Мне никогда не понять тебя полностью, твои мысли закрыты для меня, впрочем, наверное так даже лучше. Я не хочу знать, что творится в твоей голове. Мне страшно узнать об этом.

Крепко держишь мою руку, не давая вырваться, впрочем я и не стану вырываться, прекрасно понимая, что то, что будет после, нужно нам обоим, как бы я не пытался это отрицать, как бы не боялся этих сумасшедших желаний смешанных со страхом тебе не подчиниться. Быстро идешь по направлению к комнате, заталкиваешь туда меня и закрываешь дверь на замок. Мне бы хотелось сбежать отсюда, сбежать от тебя, только прекрасно понимаю, что это невозможно.

Я не знаю, зачем ты целуешь меня, прикусывая губы до крови. Зачем грубо прижимаешь к кровати, вдавливая меня в нее своим телом? Почему ты делаешь это именно со мной? Почему ты выбрал меня своей жертвой? И почему мне со временем начала нравиться эта роль? Стокгольмский синдром, не иначе!

Хорошо, что слишком длинные рукава моей рубашки могут полностью закрывать руки, покрытые сетью глубоких шрамов. Тебе нравится резать меня, глубоко вонзать в плоть лезвие ножа проводя им по коже, рисуя непонятные узоры, оставляя все новые и новые шрамы. Алые капли стекают по рукам и впитываются в белоснежную простынь. Ты склоняешься ко мне и нежно касаешься губами кровоточащих порезов, проводишь по ним языком, собирая кровь, пробуя ее на вкус. Кажется тебе очень нравится вкус моей крови. Иногда ты напоминаешь мне вампира, и не только потому что любишь пить мою кровь. Знаешь, ты даже представить себе не можешь, как это больно, знать, что высосал саму жизнь, из моих глаз, только что бы напиться. Больше нет слез, что бы оплакать тебя, оплакать нас, но тебя все еще мучает жажда. Что же мне сделать, что бы ты наконец насытился и оставил меня в покое? Во мне живешь, как в ране нож, мучительно отравляешь меня, заставляя ненавидеть собственное существование, заставляя желать просто исчезнуть, что бы хоть так прекратить все это.

Почему тебе так нравится меня унижать, втаптывать в грязь? Почему ты мучишь меня день ото дня? Почему продолжаешь играть этот глупый фарс уже вне сцены?

Почему я и сам уже не могу избавиться от томительного ожидания, предвкушения того, что будет, когда мы окажемся за кулисами?


Одной рукой сжимаешь мои запястья над головой, впиваясь ногтями в свежие порезы, еще больше раздирая их. Нависаешь надо мной с улыбкой палача на тонких губах. Другой рукой держишь нож, ведя лезвием от ключиц до груди, обводя острым кончиком ножа соски, оставляя легкие царапины на моей почти мертвенно-бледной коже. Тебе всегда нравился такой контраст: ярко-алое на снежно-белом. Мне же это сочетание стало ненавистным.

- Скажи, ты умеешь жалеть? - тихий, но такой глупый вопрос слетает с моих губ. Знаю ведь, что язвительная ухмылка - твой обычный ответ.

Слизываешь капли крови, багрянцем застывшие на лезвие ножа, и откладываешь его в сторону. Знаю, больше он тебе пока не понадобится. Ты утолил свою жажду крови, но осталась и другая - утоление которой обычно следует после.

- Твоя душа может болеть? Ах да, у тебя ее нет! - смеюсь как-то надрывно, почти истерически.

Переворачиваешь меня на живот, а мне остается только вцепиться пальцами в подушку, сжать зубы, не давая болезненному крику вырваться наружу, когда ты входишь в меня без всякой подготовки, а смазкой служит лишь моя кровь. Боль стучит в висках, срываясь в виде сдавленных стонов. каждое движение; резкое, грубое, словно ты хочешь разорвать меня на части. Ты слеп и глух к моим мольбам, к моим слезам. Напротив, тебе приносят наслаждение мои муки. Наматываешь мои черные волосы на кулак и притягиваешь к себе, награждая привычными поцелуями-укусами. С последним рывком изливаешься в мое тело и наваливаешься на меня, тяжело дыша.


- Скажи, ты умеешь жалеть?

- Жалость - глупое чувство, но ты только его и заслуживашь, - бросаешь в ответ, расстягивая губы в привычной ухмылке.

- А душа твоя может болеть?

- Как ты успел заметить - у меня ее нет, - глумливо смеясь, отвечаешь ты, и подняв с постели свой нож, покидаешь комнату, оставляя меня сломленным и обессиленным лежать на смятых, запачканных кровью простынях.


Ищу тебя среди потрескавшихся, искаженных зеркал. Сзади раздаются шаги и я нахожу в себе силы обернуться. Зеркала разбиваются, осколками осыпаясь на пол. Кажется именно так я сам оказался разбит после встречи с тобой.

Сон закончится и снова предстанет реальность во всех своих темных красках. Когда-то эту реальность заполнял нежно-голубой - цвет волос моей первой любви. Теперь же все окрасилось алым - твоим любимым цветом. Бесполезно надеяться, что мир снова примет светлые тона. Бесполезно надеяться...

Интересно, когда же ты окончательно меня добьешь?

@музыка: Otto Dix - Отражение

@темы: слэш по Буратино, фанфикшн

00:05 

Разная правда.

Автор: Шион-Они
Название: Разная правда
Фэндом: Umeneko no neku koro ni
Рейтинг: G
Персонажи: Нацухи, упоминается Беатриче
Жанр: джен, драма, философия
Размер: драббл
Статус: закончен

Нацухи стоит у двери и изо всех сил сдерживает желание уйти отсюда, сбежать как можно дальше, только поступить так она не может - подобная трусость лишь опозорит ее и добавит подозрений. Взгляды членов семьи Уширомия, полные недоверия, злости и затаенного страха, будто прожигают Нацухи насквозь - она единственная подозреваемая.

Нацухи знает, что невиновна. Да и будь она преступником, стала бы убивать родную дочь? При мысли о покойной Джессике женщине становится только хуже. Хочется разреветься, уткнувшись в крепкое плечо Краусса, почувствовать его руки, успокаивающе гладящие по спине. Только вот Краусс в плену, и Нацухи даже не знает, жив ли он еще.

Ей нельзя показывать свою слабость. Она должна быть сильной: ради мужа, ради погибшей дочери, ради Отца, ради чести семьи Уширомия, которую Отец доверил ей защищать.

Но Нацухи все еще помнит слова Бернкастель: "Кинзо никогда не доверял тебе." Сказанное красным не может быть ложью. Красная правда не нуждается в аргументах и доказательствах. Значит ли это, что красная правда и есть абсолютная истина?

- У каждого своя правда, - голос Беатриче звучит уверенно и ее слова не вызывают сомнений.

Магия - сила веры. Пока веришь в чудеса, они будут происходить. Любое событие можно объяснить, как магию, а можно и с другой стороны подойти к этому вопросу. Единой истины нет.

Беатриче крепко сжимает ладонь Нацухи, стараясь успокоить, придать той уверенности в себе. Она не должна сдаваться, не должна опускать руки, не должна позволить этой клевете сломить ее дух.

Нацухи знает, что невиновна, и Беатриче тоже это известно.

Человек из прошлого девятнадцатилетней давности отлично поставил этот спектакль, да, именно спектакль, цель которого - месть. Если б только Нацухи могла рассказать об этом, о тех звонках и угрозах, о том, что Краусса держат в заложниках... Только она прекрасно понимает, что никто ей не поверит - нет никаких доказательств правдивости ее слов. Да и если сообщник того человека находится среди выживших, то Краусса наверняка убьют.

Нацухи загнана в тупик.

- Не смей сдаваться! Ты должна бороться до последнего. Вспомни о златокрылом орле, высеченном на твоем сердце, вспомни о Кинзо! - слова Беатриче едва достигают ее ушей. Слова Беатриче? А эта женщина действительно ею является? Беатриче и правда существует? Та Беатриче, что сейчас перед ней - и есть настоящая Золотая Ведьма или она тоже, как и Кинзо - лишь иллюзия, созданная Нацухи?

Нацухи должна защищать честь семьи Уширомия, семьи, частью которой она так и не смогла стать. Даже сейчас она лишняя, и холодные взгляды устремленные к ней, лишь в очередной раз это доказывают. Но даже сталь в глазах этих людей и лживые обвинения не сравнятся с той правдой, которую Нацухи старательно отрицала все годы своей жизни с Крауссом. "Кинзо никогда не доверял тебе" - эти слова, как ржавое лезвие кинжала, медленно разрезающее кровоточащее сердце - клинок красной правды, пронзающий саму душу.

После замужества, целью ее жизни стала защита чести мужа, она жила ради него, ради этой семьи, ради слов поддержки Отца. Одни его слова делали Нацухи по-настоящему счастливой, уже само оказанное ей доверие со стороны Кинзо.

Все это ложь. Иллюзия, созданная для удобства, для спасения, для того, что бы ощутить себя нужной, значимой.

Все иллюзии рано или поздно развеиваются, исчезают. Иллюзия никогда не обратится в реальность.

- Пока ты сохраняешь веру в свою правду, иллюзия будет реальной, - больше всего Нацухи хотелось бы поверить в слова Беатриче. Нет, она должна верить, вера - единственное, за что ей остается цепляться, как тонкая, но в то же время крепкая нить надежды; стоит только потерять ее, как сорвешься вниз, в пропасть под названием жестокая реальность.

Нацухи знает, что ей не победить, но даже так, она все равно никогда не примет и не признает своего поражения. Пока иллюзии созданные ею, на ее стороне, она никогда не признает эту красную правду.

@темы: umeneko no neku koro ni, фанфикшн

Школа отчаяния

главная