Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
20:58 

Желание. Ф.Ф. Проклятие / xxxHolic

Автор: Шион-Они
Название: Желание
Фэндом: xxxHolic, Проклятие
Рейтинг: G
Жанр: юмор
Персонажи: Ичихара Юко, Каяко Саэки
Предупреждение: ООС

Юко отставила чашку с саке и обратилась к Ватануки:

- Ватануки, к нам посетитель, открой.

Парень открыл дверь и спрятался за ширмой. В магазин зашла девушка с длинными черными волосами и странным взглядом. Юко пристально посмотрела на нее.

- У вас есть желание. Я выполню его за определенную плату.

- Но у меня нет денег, - хрипло ответила посетительница.

- Это не важно. Плата зависит от цены вашего желания. Не больше и не меньше. Чего же вы хотите?

- Я боюсь своего дома.

Юко достала колокольчик, но девушка отрицательно помотала головой:

- Нет, не надо колокольчиков. Тут дело не в доме. Это мой дом, и я не хочу оттуда уходить.

- Так в чем же дело?

Девушка начала свой рассказ.

. . .

Каяко, очнувшись, потрогала голову, потом шею. Голова отозвалась тяжелой болью.

Девушка постаралась вспомнить, что случилось. Да, ее убил благоверный псих - муженек. Ну и черт с ним.

Жутко хотелось пить, и Каяко выглянула из комнаты. На кухне, в ее холодильнике хозяйничали какие-то незнакомые люди.

"Какого черта они забыли в моем доме?" - неприязненно поморщилась Саэки.

Она вышла на кухню, взяла стакан со стола, и с грохотом бросила его на пол. Люди оглянулись на шум. Мужчина раздраженно сказал:

- Ты можешь аккуратнее с посудой?

На что женщина ответила:

- А разве не ты разбил стакан?

Начался скандал, а у Каяко только сильней разболелась голова. Девушка открыла холодильник, достала бутылку виски и сделала большой глоток. Стало немного легче. Взяв бутылку с собой, она села на диван и продолжила наблюдать за парочкой, которая и вовсе не замечала ее присутствия. А скандал разгорался все сильнее и сильнее. Каяко допила бутылку до конца. Крики действовали на нервы, поэтому она попыталась встать и уйти. Пошатываясь, она дошла до холодильника и прихватила еще пару бутылок. Пустую она почему-то не выкинула, а две полных держала в другой руке.

Мужчина повернулся к холодильнику и увидел, как две бутылки виски зависли в воздухе. От страха открыл рот, собравшись заорать, но Каяко треснула его пустой бутылкой по голове, и пошатывающейся походкой направилась к лестнице, ведущей на второй этаж. Мужчина потерял сознание.

На следующий день пара съехала, и Каяко облегченно вздохнула. Но решив подстраховаться, всю выпивку и продукты перетащила наверх. Благо, есть еще один холодильник. Она поняла, что ее никто не видит, но она-то видит все прекрасно!

А посетители в доме появлялись все чаще и чаще... Это были новые жильцы, полицейские, журналисты, и просто любители острых ощущений. Это становилось невыносимо. Каяко стала чаще прикладываться к бутылке, но от этого ее мучила сильная жажда. Продукты тоже заканчивались.

Каяко осознавала, что она призрак, но от этого ей легче не становилось, к тому же она заметила, что последнее время она становится видимой. В этом были и свои плюсы, и минусы: минус в том, что она не может незаметно взять еду из холодильника, да и просто перемещаться по своему собственному дому, а плюс в том, что жильцы быстро съезжали.

Зато вслед за ними появлялись новые. Худшей категорией посетителей были школьницы и тележурналисты. Школьницы ходили по всему дому, и замогильным голосом говорили: "Это самый проклятый дом во всей Японии..." - потом шел страшный рассказ, а кульминацией: громкий топот по лестнице с дикими перепуганными криками. Репортеры же бродили по дому с телекамерами, надеясь заснять саму Каяко, и не учитывая того - нравится ей это или нет. А Каяко ненавидела фотографироваться.

Ужасней всего было похмелье. Когда с трудом сползаешь по лестнице ползком, во рту сухо и хочется пить; но обязательно появляется кто-то, и ты пытаешься поймать его и сказать: "Пожалуйста, дай воды". Пить хочется, а вместо слов из пересохшей глотки доносится только хрип. У незванного гостя срывается крыша, он пытается от тебя убежать, причем довольно странным образом: пятясь назад, сидя на заднице. Каяко становится смешно от этого зрелища, и она подползает к нему, чтобы сказать на ухо: "Друг, встань на ноги и принеси воды." А человек со страху окончательно сходит с ума, его увозят в дурку, а после этот чудик начинает нечти чушь и заклеивать окна газетами...

. . .

- Так чего вы хотите? - спросила Юко, дослушав откровения клиентки.

- Мне надоело, что в мой дом лезут все, кому не лень! Я просто хочу избавиться от них всех!

- Думаю, вы сами можете исполнить свое желание, - с улыбкой ответила хозяйка магазина.

@темы: фанфикшн, проклятие, xxxHolic

00:25 

Парадокс

Название: Парадокс
Автор: Шион-Они
Фэндом: ориджинал
Жанр: гет, романтика, юмор
Рейтинг: R
Предупреждение: секс с использованием посторонних предметов
Размер: мини
Статус: закончен

Лера всегда была лесбиянкой и воспринимала это спокойно, не считая какой-то странностью или чем-то аморальным. Фразы знакомых, вроде: "ты просто не нашла еще подходящего парня" или "тебе нужен мужик"; девушку только раздражали и в то же время смешили.

- Врядли в мире найдется парень в моем вкусе, - усмехалась она. - Все эти пошлые, вульгарные мужики только бесят! Да и девушки куда лучше, если даже говорить о внешности. Мужская красота: мускулы, спортивность и прочее - только отталкивают! Вот подыщите мне милого, хрупкого, похожего на девушку мальчика, и, может быть, я стану би.

Судьба любит преподносить людям сюрпризы, и однажды Лера встретила парня, полностью походившего на ее идеал. Познакомились они на вечеринке, устроенной бывшей девушкой Леры.

Марк был невысокого роста - на пол головы ниже Леры, длинные черные волосы струились по его спине, а хрупкость, худощавость и смазливое личико делали его еще более похожим на девушку. При первом знакомстве Лера и сама усомнилась в том, что он парень: вначале она приняла его за милую готессу, поскольку Марк был одет в готическом стиле и даже аура исходила от него таинственная, несколько мистичная.

"Дракула двадцать первого века, блин, - усмехнулась тогда она про себя. - Интересно, какого оно пола?.."

Уже тогда этот "вампир" заинтересовал ее.

Но несмотря на свою милую внешность, утонченную ауру и столь же изысканные интересы: игра на скрипке, живопись и написание рассказов; особо прекрасным характером "вампир" не обладал - скорее наоборот. Подозрительность, необщительность, пессимизм поровну с цинизмом, были его отличительными чертами, хотя натягивать вежливую улыбку и маску дружелюбия он умел, но ненавидел это делать. Марк вообще терпеть не мог всякого рода притворство, но порой приходилось притворяться, поскольку его настоящее "я" отталкивало людей, а для Марка, хоть он и был замкнутым социофобом, мнение окружающих людей играло значительную роль - он ненавидел, когда на него смотрели искоса, с неприязнью и презрением, потому старался избегать подобных ситуаций.


Прошло пару месяцев, и Лера рассталась со своей девушкой. Та нашла себе парня и решила прекратить эти "игры". Как оно часто и бывает: для нее роман с девушкой был лишь экспериментом, развлечением, но Лера воспринимала их отношения серьезно и искренне была влюблена в эту девушку, даже строила планы на их совместное будущее... И когда она тихо ревела, заливая горе уже второй банкой энергетика, сидя в месте, где они обычно собирались всей компанией, к ней подошел Марк, который в тот день решил прогуляться, подышать свежим воздухом после двух недель привычного затворничества. Удивленно взглянув на зареванное лицо девушки, он молча протянул ей сигарету и присел рядом с ней. Лера благодарно кивнула, подпалив ее и судорожно затянувшись.

- Ну, рассказывай, - спокойно произнес Марк, тоже закурив. - Что случилось?

Лера не любила обсуждать личные дела с посторонними людьми, но в тот момент сорвалась - не было у нее сил держать это все в себе; и сквозь слезы и сдавленные рыдания, она выложила Марку всю правду, рассказала о предательстве любимой. Она думала, что теперь Марк попытается ее утешить банальными фразами: "все наладится", "со временем боль утихнет"; но никак не ожидала, что брюнет тяжело вздохнет, покачает головой, и скажет то, что должно было бы ее расстроить, но вместо этого, напротив, подбодрило и придало сил.

- Ничего удивительного, - сказал Марк выпуская изо рта облачко серого дыма. - Все люди такие. Предательство для людей - обычное дело. Да и чего вообще ты ожидала?

- Я любила ее, - пробормотала Лера.

В ответ Марк лишь горько усмехнулся.

После того случая они стали чаще общаться, а Лера постепенно все больше и больше привязывалась к этому странному юноше, и уже не могла с полной уверенностью утверждать о своей нетрадиционной ориентации. Впрочем, Лера оправдывала свою симпатию к Марку тем, что тот все равно чертовски похож на девушку, следовательно, она и воспринимает его не как мужчину. Для нее Марк был ходячей странностью, живым воплощением парадокса, но именно это и влекло ее к нему. В нем не было посредственности, что так раздражала Леру в других людях, а может, это лишь в ее глазах этот парень оставался особенным, ярким пятном среди серой массы.

Марк с ранних лет увлекался творчеством, писал рассказы в разных жанрах, особенно хорошо у него получалась романтика, и прочитав некоторые его работы, Лера ошибочно предполагала, что Марк отличается романтичностью, умением красиво и чувственно любить и проявлять свои чувства. И как же сильно было разочарование девушки, когда она наконец решилась признаться Марку в любви, поцеловав его, а парень в ответ, вместо того, чтобы заключить ее в страстные объятия или хотя бы робко улыбнуться, тихо смущенно сказав: "ты тоже мне нравишься"; осторожно отстранил Леру от себя и серьезно произнес:

- Скажу честно, у меня нет денег.

И эти слова ввели девушку в ступор, она попросту не знала, что ответить и почему вообще Марк завел разговор о деньгах?

- Ну так я грабить тебя не собираюсь, - неловко улыбаясь сказала она. - И разве я похожа на грабителя?

- Женщины - самые умные, хитрые и коварные грабители, склонные к манипуляциям, - хмуро ответил Марк.

- О, так ты женоненавистник? Только сейчас узнаю эту твою сторону, - разочарованно и даже несколько раздраженно протянула Лера. Ее признание, ее чувства - все летело к чертям! - А, может, ты просто боишься женщин? - усмехнулась она. - А я, знаешь ли, всегда парней недолюбливала. До встречи с тобой, - добавила девушка.

- Я всех людей недолюбливаю, - ответил Марк, но его слова звучали скорее как: "я всех людей боюсь". Не смотря на то, что ему было всего восемнадцать, за эти годы Марк немало узнал о людях, и у него было достаточно причин и оснований их бояться.

- Ну так чего тебе от меня нужно? Почему ты меня поцеловала? - прямо спросил он, пытаясь за видимым раздражением скрыть тревогу.

- Потому что люблю тебя, кретин! - с некой злостью на его подозрительность, выпалила Лера.

Парень смотрел на нее столь удивленно, все не в силах поверить в искренность ее слов, и тогда Лера внова притянула его к себе, затягивая в долгий, нежный поцелуй.

Да, для нее Марк был воплощением парадокса, ходячим противоречием, а может - просто маленьким диким зверьком, столь нуждающимся в приручении, но в страхе отвергающим его. Лера решила, что точно приручит этого зверька.

* * *

И вот уже год прошел с тех пор, как они начали встречаться, и месяц с момента начала жизни под одной крышей в небольшой однокомнатной квартире. Лера успела свыкнуться со странностями Марка, а многие из них даже находила милыми, как к примеру его привычку вести ночной образ жизни, а спать днем, или всякий раз после пробуждения первым делом выходить в коридор и проверять, надежно ли закрыта входная дверь. Впрочем, Марк никогда не переставал ее удивлять. Вот и в этот вечер он подошел к Лере, смущенно держа в руке какую-то коробочку и нерешительно протянув ее девушке, робко сказал:

- У меня к тебе просьба. Это касается нового рассказа, который я сейчас пишу.

- Да, я тебя слушаю, - сказала Лера, попутно раскрыв коробку и ошарашенно разглядывая ее содержимое. А в коробке лежал среднего размера страпон. Достав его, девушка удивленно посмотрела на эту взрослую игрушку, а уголки ее губ расстянулись в нервной улыбке. - Эм... это зачем? - наконец спросила она.

- Говорю же, я пишу рассказ и не могу описать некоторые детали, поскольку не имею опыта в таких делах, - раздраженно ответил парень, отводя взгляд пронзительных зеленых глаз. Ему самому было стыдно озвучить свою просьбу. - Рассказ про геев. Ну... эротика как бы... - пробормотал он.

- Подожди, ты что ли предлагаешь мне... этим?.. - шокированно спросила девушка, не в силах сдержать улыбки, и вскоре громко рассмеялась. - Нет, блин, ты это серьезно что ли?!

- Разумеется, - тихо ответил Марк.

- Ты спятил! - воскликнула Лера, продолжая смеяться.

Да, Марк умел ее удивлять, но эта просьба уже переходила все рамки.

- Прекрати ржать! Просто трахни меня уже! - резко, на одном дыхании выпалил Марк, тут же жалея об этих неосторожно брошенных словах.

Лера продолжала смеяться от самой нелепости ситуации. Да и где это видано, чтобы парень просил свою девушку поиметь его страпоном? Такого она даже от Марка никак не ожидала.

- Ну хватит! Кончай уже, - раздраженно пробормотал Марк, понимая, что зря вообще все это затеял.

- Чтобы кончить, надо еще начать, - усмехнулась Лера, подняв на Марка хитрый взгляд и покручивая в руке страпон. - А, знаешь, это вообще очень заманчивое предложение, да и неплохо иногда экспериментировать, - протянула девушка, ухмыляясь. - Раздевайся, - приказала она.

Марк послушно принялся расстегивать рубашку, но пальцы плохо слушались его, подрагивая от волнения. И ведь не первый раз он проводил ночь с Лерой, но никогда прежде ему не было так страшно и стыдно, как в этот момент. Он уже было передумал, как Лера подошла ближе и сжала руками его дрожащие ладони, внимательным, будто изучающим взглядом глядя в его глаза.

- Даже не думай сбежать после того, как зажег во мне любопытство и желание, - серьезно сказала девушка.

Лера помогла ему избавиться от одежды и с неприкрытой страстью и восхищением разглядывала обнаженное тело своего возлюбленного. Раздевшись и взяв в руки страпон, девушка присела на кровать и нежно коснулась рукой гладкой щеки юноши, провела пальцем по его соблазнительным, чуть приоткрытым губам.

- Может остановимся? - неуверенно сказал Марк, тревожно глядя на страпон в руке девушки.

- Но ты же сам это предложил. Поздно отступать, - Лера отрицательно покачала головой, мягко улыбнувшись. - Не бойся, я все сделаю аккуратно.

- Ты хоть знаешь, как это правильно делается? - взволнованно спросил Марк.

- Я читала рассказы об этом...

- Рассказы - одно, а реальность - это совсем другое! Лучше прекратить, пока не поздно.

- Прекращай истерить, реально как баба! Успокойся, в крайнем случае, мой мобильник на тумбочке, если что, в скорую позвоню.

- Спасибо, успокоила, - с долей сарказма, нервно пробормотал Марк.

- Да не бойся ты, - прошептала Лера в губы юноши, накрыв их нежным поцелуем.

Леру всегда привлекали девушки: их хрупкость, изящество. Это то, что она не могла найти в парнях. Но Марк был куда красивее и нежнее всех девушек, которых Лере доводилось видеть. Его почти эфемерная красота сводила девушку с ума. Эти длинные волосы в беспорядке рассыпавшиеся по подушке, врожденная худоба, пронзительный взгляд темно-зеленых глаз, словно смотрящих в самую душу, густые, длинные ресницы, до боли тонкие запястья, которые, казалось, сожмешь сильнее и они сломаются... Желание, с каждым прикосновением, с каждым взглядом в эти испуганные омуты глаз, разгоралось в девушке все сильнее.

Марк судорожно вздохнул, когда Лера начала расстягивать его, погрузив сначала один смазанный кремом палец. Ощущения были не из приятных, а когда девушка засунула в него еще два пальца, начав медленно двигать ими внутри, с губ парня сорвался стон. И вовсе не от удовольствия он стонал, а от пока еще не очень сильной боли.

- Черт! Ты бы хоть ногти подстригла, - сдавленно выдавил он. - Все мне там своими наманикюренными когтями раздерешь!

- Ну, тогда, может сменим пальцы кое-чем другим? - игриво улыбнулась Лера.

Марк отдышался, прижав руку к груди, где бешенно колотилось сердце и удары его отдавались барабанной дробью в ушах юноши. Лера приблизилась к нему, поглаживая чуть поблескивающий от смазки страпон. Марк со страхом уставился на этот, ставший таким опасным для него, предмет, но переведя испуганный взгляд на Леру, прочел на ее лице безжалостную решимость, и понял, что сопротивляться бесполезно.

- Я знал, что женщины опасны. Жестокие, расчетливые манипуляторы! - выпалил он сгоряча, тихо всхлипывая, ощущая, как чужеродный предмет медленно, по миллиметру проникает все глубже в его тело.

- Ты сам меня об этом просил, - напомнила Лера довольно улыбаясь, наслаждаясь ощущением своей власти над юношей.

Усмехнувшись, она остановилась и тут же резко вогнала весь страпон по основание в Марка. Парень закричал от боли, затрепыхавшись на постели, пытаясь слезть с этого предмета, доставляющего столь мучительные ощущения.

Лера намотала его длинные волосы на кулак, притянув к себе, ощущая на своем лице его рваное дыхание. Впервые в жизни ей так захотелось причинить ему боль, впервые в жизни захотелось почувствовать себя насильником. А страх в глазах Марка и слезы текущие по его щекам, дрожащая тонкая рука, что в мольбе легла на плечо девушки, только сильнее возбуждали.

- Эй, Марк, ты знаешь, тебе стоило родиться девочкой, - усмехнулась Лера, коснувшись губами уха парня и нежно проведя языком по ушной раковине, прикусив напоследок мочку. - Впрочем, сегодня у тебя будет шанс ей побыть.

* * *

Марк устало растянулся на постели. Все тело ныло от пережитой боли, а в мыслях созрел уже ни один план мести своей любимой девушке, у которой, помимо прочего, открылись еще и садисткие замашки. Но куда унизительней было открытие у себя самого мазохистких наклонностей.

"Докатился, - обреченно подумал парень. - Ну, теперь хотя бы смогу описать сцену секса в том рассказе," - мрачно усмехнулся он, вспомнив, из-за чего вообще это затеял.

Лера зашла в комнату, держа на подносе две чашки чая. Поставив поднос на тумбочку, девушка села на кровать, виновато опустив взгляд.

- Прости, я зашла слишком далеко.

- Я тебя когда-нибудь убью, - "ласково" пообещал Марк.

- Злишься? - грустно спросила девушка, на что Марк лишь усмехнулся в ответ.

- С чего бы? С того, что ты жестоко меня изнасиловала и унизила? Нет, что ты, совсем не злюсь!

- Так ты сам об этом просил! - попыталась защититься Лера.

- Ладно, забудем об этом, - глухо произнес Марк. - Все же странные у нас какие-то отношения, не считаешь? Какие-то неправильные...

- Просто, ты человек-парадокс, вот и я рядом с тобой, с каждым днем становлюсь все более парадоксальной.

- Это можно считать любовью?.. - задумчиво произнес брюнет, а Лера нежно улыбнулась в ответ.

- Врядли. Не любовь, а скорее конкретная помешанность. Я помешана на тебе до такой степени, что даже ориентацию сменила, а это, заметь, не мало. Я всегда буду с тобой - смирись. Фиг дождешься от меня предательства, - ответила Лера, наклонившись к парню и закрепив свое обещание настойчивым поцелуем.

@темы: фанфикшн, ориджинал

00:24 

Зависимость

Название: Зависимость
Автор: Шион-Они
Фэндом: Буратино
Рейтинг: PG 13
Пейринг: Арлекин/Пьеро
Жанр: слэш, angst, songfic, AU
Предупреждение: ООС
Размер: драббл
Статус: закончен

Тихий, едва слышный смех срывается с бледных искусанных губ. Зыбкая темнота укутывает, смыкается вокруг, словно сам мир стал подобен чернильному пятну. И нет желания включать свет. Спрятаться бы, скрыться в этой поглощающей темноте... Она столь привычна и вместе с тем так ненавистна. Тьма вокруг? Нет... она внутри. И белыми одеждами ее не скроешь, хотя следы бесчисленных синяков пока еще удается как-то прятать.

Совсем тихо Пьеро смеется, и сам не знает, что же так его смешит? Но ведь это так забавно и так иронично: потеряться в своей роли и забыть собственное я. Привыкнуть к маске вечной жертвы и влюбиться в своего палача.

Скоро он вернется и пытка продолжится.

На губах шута привычная усмешка, он всегда весел, только Пьеро знает, что весь его оптимизм насквозь пропитан фальшью с примесью исступленного безумия. Он видел его слезы. Лишь раз. Но с того момента, равнодушие, с которым Арлекин обычно смотрел на него, сменилось ненавистью, а унижения перешли черту сцены. Словно месть - расплата за то, что стал свидетелем его слабости.

Даже если в его глазах он видит нечто до боли близкое: собственные чувства запертые глубоко внутри и медленно гниющие, собственное сумасшествие, порожденное хаосом противоречий. Разламать бы себя на части! Уничтожить эту неправильную, пугающую часть себя. Избавиться бы от этой зависимости, сродни необходимости. Возможно, только так удастся спастись, знать бы еще, хочется ли спасаться? Сбежать. Сбежать как можно дальше. Знать бы еще, от кого именно хочется убежать: от Арлекина или от себя самого?

С тихим скрипом дверь отворяется, впуская в комнату полоску яркого света. Почти бесшумно Арлекин подходит к сжавшемуся на краю кровати Пьеро и кладет руку на его плечо, заставив парня вздрогнуть от неожиданности.

- Все-таки остался... Даже после вчерашнего? - усмехается Арлекин. Он не станет просить прощения и никогда не покажет сожалений, но уже который раз Пьеро замечает предательскую дрожь в его голосе, выдающую его с головой. В такие моменты к нему закрадываются сомнения: кто же из них двоих в действительности жертва?

- Прости.

- Идиот! Тебе-то за что извиняться? - он притягивает ближе и осторожно обнимает, словно боясь сжать крепче, боясь снова причинить боль.

Совсем тихо Пьеро смеется, неловко утыкаясь носом в грудь парня. Моменты нежности столь редки и мимолетны, что страшно упустить даже один, еще страшнее от мысли, что любой такой момент может оказаться последним. Всё резко оборвется, и руки, что сейчас ласково гладят по спине, снова сожмутся в кулаках, щедро усыпая болезненными ударами. Рот искривится в безумной ухмылке, а глаза... нет, в такие моменты поэт больше всего боится даже случайно заглянуть в глаза своего любимого палача. Лучше не смотреть. Так будет проще вытерпеть, проще переждать очередную вспышку его гнева.

Как и тогда, год назад, когда это случилось впервые. Настойчивые поцелуи и грубые прикосновения заставившие впервые ощутить безумное сочетание страха с волнительным предвкушением. Вместо наслаждения подарил боль, растоптал окончательно. Этого стоило ожидать. Теперь уже привычно в страхе вздрагивать от его касаний, и зажмурившись, ждать удара. Побои давно вошли в привычку, вот только к другим развлечениям Арлекина привыкнуть никак не получается. У шута богатая фантазия, в чем к своему несчастью, Пьеро успел убедиться. Но не хочется признавать, что именно Арлекин спас его год назад.

- После ее смерти ты изменился. Стал как труп: пустой, ко всему безразличный.

Пьеро и сам помнит то время. Иногда ему кажется, что тогда он умер вместе с Мальвиной, и то, что осталось от него - лишь тень прежнего грустного поэта. Он помнит пустоту, что целиком поглощала, помнит с ума сводящую апатию и единственное желание: исчезнуть. С тех пор он разучился плакать.

- И ты спас меня, чтобы самому добить? - горько усмехается он.

- Признай, ты и не любил ее. Тебе нравилось само чувство влюбленности, а вовсе не эта голубоволосая кукла. Ты упивался болью, которую она тебе дарила, ловил кайф от отчаяния, в котором черпал вдохновение. Ты хренов мазохист, черт побери! - шут громко смеется, сильнее прижимая к себе Пьеро. - Тебе нужна эта боль, чтобы чувствовать себя живым. А мне... мне нужен ты. А иначе, без тебя я окончательно свихнусь.

И не хочется верить, что его слова - правда. Столь очевидная правда, от которой не сбежишь и не скроешься.

Запертые в картонном ящике, в собственном аду из четырех холодных стен. Потерявшие себя за треснувшими масками, сломанные куклы с оборванными нитями. Давно ведь мертвы, да и были ли живы изначально?.. Все, что осталось - фальшь. В этом мире все ненастоящее, словно сшитое из пустых иллюзий. Но лишь в глазах Арлекина поэт находит правду: жестокую, ироничную, но все же правду; лишь в его жестоких ласках находит жизнь.

@темы: слэш по Буратино, фанфикшн, Пьеро, Арлекин

00:22 

Melody

Название: Melody
Автор: Шион-Они
Фэндом: Blood +
Рейтинг: PG 13
Пейринг: Дива/Сая
Жанр: фемслэш, драма, romance
Предупреждение: ООС, твинцест
Размер: мини
Статус: закончен

Четыре стены, ледяной плиточный пол и маленькое окошко, из которого когда-то было приятно смотреть на бескрайнее голубое небо, густую зеленую листву деревьев и линию горизонта, напоминающую об ограничениях, вгоняющую в тоску. С течением долгих, мучительно долгих лет, это окно стало ненавистным, как и однообразный, ничуть не изменившийся за эти годы, пейзаж.

Холод исходит из каждой щели ее камеры, проникая под тонкую, изношенную ткань накидки - единственной одежды, что ей дали. Девушка сильнее закутывается в свое потрепанное, грязное одеяние, и сжимается в комочек в углу, прижимая худые колени к груди.

Она давно потеряла счет времени. Да и о таком понятии, как "время", она лишь совсем недавно узнала от Аншеля. Он многому ее научил и часто рассказывает интересные истории о внешнем мире, о людях. Он говорит, что любит ее, говорит, что она нужна ему - но на каждую робкую просьбу выпустить из заточения, позволить увидеть прекрасный - по словам Аншеля, мир; мужчина лишь качает головой и обещает, что когда-нибудь исполнит ее желание, или переводит тему разговора, а иногда - молча уходит. Девушка поняла: спрашивать бесполезно, как и просить.

Она закрывает голубые, как то ненавистное небо, глаза, глубоко вдыхает, набирая в легкие воздуха, и начинает петь. Эта песня - все, что есть у нее. Единственное, что позволяет забыться. Печальные мысли, привычная безысходность с нотками ненависти, заглушается в звуках пронзительной, чарующей мелодии.

Песня и стала ключом ко всему: к тому будущему, в котором заветная мечта осуществилась ценой потери другой, новой мечты.

В тот день она получила имя. "Дива" - нимфа с прекрасным голосом - так сказала та, что вручила ей этот бесценный подарок - имя.

- Дива... - тихо произнесла девушка, словно пробуя это слово на вкус.

Губы растянулись в улыбке, а в глазах защипало.

Дива - прекрасное имя! И как она раньше жила столько лет без имени, когда даже у домашнего скота есть клички? У нее же не было и этого.

Дива не знала, как стоит вести себя в такой ситуации, не знала, что сказать, как выразить всю радость и благодарность, что она почувствовала. Она надеялась, что голубая роза брошенная из окна на самом верху башни, сможет выразить эти чувства.

- Я еще приду к тебе. Мне нравится твоя песня, - пообещала незнакомка, подняв упавший к ее ногам цветок.

И она сдержала обещание. Приходила почти каждый день, разговаривала с Дивой, рассказывала ей о своей жизни и удрученно вздыхала, понимая, что не сможет вместе со своей новой и единственной подругой прогуляться снаружи башни, смеяться, лежа на мягкой зеленой траве, вместе собирать цветы и устраивать пекники. Однажды Сая сказала, что когда-нибудь найдет способ освободить Диву, и тогда, они втроем, вместе с Хадзи, отправятся в путешествие по миру. Это было заветной мечтой Саи, и Дива разделяла с ней это желание - она тоже хотела увидеть мир, лежащий за пределами башни.

Дива улыбалась и пела - снова, и снова пела для Саи. Только так она могла выразить свои чувства - эту беспредельную тоску с хрупкими, едва начавшими зарождаться, нотками надежды. А Сая закрывала глаза, прислонялась спиной к деревянной двери, и с наслаждением ловила каждый звук слетающий с губ Дивы, не позволяя ни единой нотке ускользнуть от своих ушей.

В те светлые дни эта мелодия служила усладой для Саи. Девушка и представить не могла, что однажды эта песня будет пробуждать в ней лишь ярость и неудержимую ненависть. Песня Дивы стала ее проклятием, настигающим даже во снах.

Когда ключ повернулся в замочной скважине, а сам замок с легким звоном упал на пол, желание Дивы, ее сокровенная мечта наконец исполнилась. Когда Сая ушла, девушка нерешительно подошла к двери, все не в силах поверить, что происходящее сейчас - реальность, а не один из тех, будоражащих сознание, снов.

"Я хочу сделать сюрприз для Джоеля," - говорила Сая.

А Диву одолевала жгучая злость при одном упоминании этого человека - того, кто пленил ее, кто сделал ее подопытной крысой, вещицей для своих экспериментов.

Брюнетка усмехнулась. Что ж, будет ему сюрприз. Она сделает ему самый лучший подарок на день рождения.

Стоя среди обескровленных трупов гостей, ощущая жар пламени, поглотившего поместье, и сжимая в кольце тонких рук ослабевшее от потери крови тело именинника, Дива поняла, что такое ликование. Она наслаждалась этим мигом долгожданной мести, расплаты за свои страдания. Она хотела бы разделить это сладостное мгновение с той, что позволила ее мечте осуществиться, хотела бы порадоваться вместе с ней; но в глазах Саи, устремленных к ней, отражался ужас, сменившейся впоследствии на сжигающую ненависть. Тогда Дива не понимала, откуда столько ярости в ее глазах, но этот взгляд ранил, словно раскаленным ножом резал по сердцу, выжигая обиду.

...

Для них обеих время течет иначе, чем для людей. Многолетный сон сменяется коротким бодровствованием. Дива любит эти долгие периоды сна, ведь лишь во сне Сая смотрит на нее с теплом и добротой, нежно держит за руку, ведя за собой по освещенной летним солнцем зеленой лужайке. Лишь во сне Сая кладет голову на ее колени и позволяет перебирать пальцами пряди ее шелковистых черных волос, и умиротворенно прикрыв глаза, с легкой улыбкой на губах, слушает песню Дивы. Лишь во сне Сая целует ее, крепко сжимая в обьятиях. Лишь во сне Сая любит ее. Но Дива не так наивна, чтобы поверить, будто эти сновидения смогут когда-нибудь воплотиться в явь.

Во сне Сая любит ее, а в реальности крепко держит в руках меч, пуская по нему свою кровь - смертельный яд для Дивы; и с яростным криком нападает, с одной лишь целью: убить.

Дива выбивает меч из рук сестры и прижимает ее к стене. У них одно лицо на двоих, лишь цвет глаз отличается: глаза Дивы напоминают сапфиры, в то время как рубиновые глаза Саи отлично сочетаются с брызгами крови, окрасившими ее одежду. Дива любит кровь: ее цвет и вкус. Она бы с радостью попробовала кровь Саи, не будь та для нее ядом.

Дива сильнее прижимается к сестре, мягко проводит пальцами по ее щекам, и накрывает губы Саи поцелуем. В состоянии оцепенения, Сая смотрит на сестру не в силах пошевелиться, но когда Дива проводит язычком по ее зубам, а после проникает им в ее рот, девушка резко отталкивает ее и хватает с пола выбитый из рук меч, направляя лезвие на сестру. Дива звонко смеется в ответ.

...

За эти годы она привыкла к ненависти и вражде. Смирилась. А потом ей даже полюбился пылающий гневом взгляд алых глаз сестры, полюбилось это вечное противостояние.

Теперь Дива носит красивые дорогие платья взамен старой, потрепанной накидки, спит на мягкой кровати, а не на ледяном полу. Аншель беспрекословно ей подчиняется, исполняя любую прихоть. Его взгляд полон истинной, настоящей любви, пусть и навязанной инстинктом шевалье.

И ее песню теперь могут услышать многие. Только поет она лишь для одного человека, вернее, рукокрыла. Лишь для той, что подарила ей имя, а после - и свободу. Дива знает: Сая всегда слышит ее песню, и всякий раз сжимает в злости и бессилии кулаки, до боли впиваясь ногтями в ладони, стоит нежным звукам мелодии каснуться ее ушей. Дива поет, зная, что Сая обязательно разыщет ее по голосу, по дивной, ранее столь любимой ею песне. Сая обязательно придет, чтобы снова попытаться убить Диву.

Дива смеется, глядя со сцены горящими в предвкушении сапфировыми глазами на пустующий зал, в ожидании единственного зрителя.

- Ну же, сестренка, следуй моему зову! Следуй, ведомая ненавистью ко мне!

@темы: Blood+, фанфикшн

00:20 

Букет алых роз для червонной королевы.

Название: Букет алых роз для червонной королевы.
Автор: Шион-Они
Фэндом: ориджинал
Рейтинг: R
Жанр: фемслэш, даркфик, POV
Предупреждение: насилие, смерть персонажа
Статус: закончен
Размер: мини

В каждом человеке живет зверь: первобытная, жестокая сущность жаждущая крови. В ком-то этот зверь так и остается спящим, а кому-то приходится всю жизнь держать его на цепи; ведь стоит ему вырваться на свободу, и назад дорога будет навсегда закрыта, а впереди останется одна единственная дверь - та, что ведет в преисподнюю. Ты освободила моего зверя, сняла с меня железные оковы. Мне бы стоило проклинать тебя за это, но почему-то я наоборот - благодарна тебе.

Мы вместе открыли врата в ад.

В тот день я узнала твой секрет. Когда дверь подвала захлопнулась за моей спиной, все возможные пути назад оказались отрезаны.

На моих глазах была повязка. Ты держала меня за руку и вела за собой как слепого котенка. Когда ты сняла повязку с моих глаз, я зажмурилась от яркого света. Когда я осмотрела место куда ты привела меня, сердце пронзил липкий ужас. Подвал был оборудован под камеру пыток. Повсюду стояли различные пугающие на вид пыточные устройства, возле стены стояли три деревянных креста в человеческий рост, с потолка свисали цепи с огромными крюками на концах. На деревянном столике были аккуратно разложены медицинские инструменты, возле стола стояла кушетка, неподалеку от нее высокий шкаф, в котором ты хранила баночки с неизвестным мне содержимым и свою дражайшую коллекцию - когда я узнала, что ты коллекционируешь, мне стало тошно.

- А это - мое любимое, - сказала ты, с нежностью поглаживая гильотину.

Я помню твои руки, крепко сжимающие меня в обьятиях, а твои слова и по сей день болезненным эхом отдаются у меня в голове всякий раз, когда я предаюсь мечтам о том, чтобы начать жизнь с чистого листа. Знаю, это невозможно. Ты никогда не отпустишь меня, сколько бы я не умоляла.

- Если расскажешь кому-нибудь, лишишься головы.

В тот день ты впервые взяла меня. Твои руки грубо ласкали мое тело, оставляя на коже синяки. Ты дарила мне боль вперемешку с наслаждением. Снова и снова линчевала меня и вновь воскрешала из мертвых. С тобой я поняла как прекрасен ад и сколь завораживает безумие.

Мне бы стоило бежать прочь пока это было возможно, но я не могла противостоять искушению, не могла побороть влечение к тебе. Я боялась, но хотела тебя. С тобой я познала страсть, фальшивую любовь и эстетику агонии.

Однажды ты научила меня убивать. Сначала было страшно, но потом я кажется вошла во вкус.

Тот юноша был совсем молод... Тогда я не знала почему ты решила убить его, но после поняла, что тебе не нужны причины. Тебя мучала жажда. Как и меня. Парень лежал прикованный к кушетке. Он был полностью обнажен, а во рту покоился кляп. В уголках испуганных карих глаз собрались слезы. Ты приказала мне быть наблюдателем и не вмешиваться в твое развлечение.

- Зачем ты это делаешь? - Мой голос предательски дрожал. - Подожди! Давай сначала все обсудим, а потом...

- Сначала казнь, потом обсуждение, - резко оборвала меня ты.

- Но...

- Заткнись! Похоже, ты забыла свое место. - В твоем голосе звенела ярость.

- Прости, - сдавлено пробормотала я.

Больше я не смела тебе перечить, и как ты и приказала, я наблюдала за твоими действиями, наблюдала за сценой несправедливой казни, что служила тебе развлечением. Наблюдала, лишенная права помешать тебе. Мне было страшно. Но пугало меня вовсе не зрелище, что разворачивалось перед моими глазами, а неуместное чувство эйфории, захватившее меня в этот момент. Уже тогда я поняла, что зверь, заточенный в моем подсознании, пробудился.

Юноша стонал и корчился от боли когда ты резала его, когда сдирала кожу с его рук, а после щедро сыпала соль на оголенное кровоточащее мясо. Он пытался вырваться, когда нагрев металлический прут, ты выводила им на животе пленника рисунок короны.

- Подвесить на крюк или распять на кресте?.. Вытащить внутренности?.. - сбивчиво вслух размышляла ты. - Нет... Не подходит... Не сейчас... Ну конечно же!.. Точно! Просто обезглавить!

Твой звонкий смех эхом отразился от стен, заставив меня вздрогнуть. Я закрыла руками лицо, желая не видеть, подождать пока ты закончишь веселиться и сделать вид, что ничего не было - просто забыть. Лишь бы сдержать это чудовище - монстра внутри меня.

- Не смей закрывать глаза! - выкрикнула ты. - Подойди.

Не смея ослушаться, я подошла к тебе, старательно отводя взгляд от изувеченного парня истекающего кровью.

- Донеси его до гильотины, - приказала ты, а я в ужасе отпрянула, но твой ледяной взгляд пропитанный сталью заставил меня выполнить этот приказ.

Гильотина и по сей день вселяет в меня неприятное ощущение тревоги и зыбкого предвкушения.

Ты нежно обнимала отрубленную голову юноши, с любовью прижимая ее к груди, а после положила ее в шкаф, сделав частью своей ненормальной коллекции.

- В следующий раз ты сделаешь это, - сказала ты, поглаживая меня по щеке. - Любым способом, каким пожелаешь.

- Что ты имеешь в виду? - неуверенно спросила я, уже догадываясь об ответе.

- Разумеется, я говорю о казни, - улыбнулась ты.

С того дня я стала твоей ученицей. Рано или поздно ученик должен превзойти своего учителя, и мне удалось это сделать на удивление быстро. Твоим любимым способом казни было обезглавливание, я же предпочитала разнообразие в методах убийства. На своих жертвах я испробовала почти все пыточные устройства, хранящиеся в этом подвале, но особенно мне понравилось убивать при помощи серной кислоты: я поливала ею тела жертв, и кислота медленно разъедала их кожу, доходя до внутренних органов, а я наслаждалась видом агонизирующих людей; я вливала кислоту в их рты и она сжигала их изнутри. Я научилась получать удовольствие от роли палача, но куда большее наслаждение мне приносила роль твоей жертвы. Только твоей и ничьей больше.

После наших кровавых забав мы предавались любовным утехам. Прямо здесь: в этом холодном, сыром подвале. Мы касались друг друга окровавленными руками, пачкая тела в этой багряной жидкости, а потом слизывали ее, упиваясь этим опьяняющим вкусом крови. Острым ножом ты выводила рисунки на моей коже, и моя кровь смешивалась с кровью жертв, стекая по ногам, капала на пол. Ты всегда любила кровь, потому и мне пришлось ее полюбить. Этот подвал стал нашим маленьким любимым адом, где мы продолжали утопать в пороке и ловить кайф от боли: как от чужой, так и от своей собственной.

. . .

Сейчас я понимаю, что эти чувства были лишь слепой одержимостью. Но почему же я до сих пор одержима тобой?

Снова прихожу к тебе, сжимая в руках букет алых роз и вспоминаю день, когда я впервые подарила тебе цветы. В твоем взгляде сквозила ярость, но я не понимала почему ты злишься.

- Подарок на "не именины", - весело проворковала я, протягивая тебе букет. Ты взяла его, но после неожиданно резко ударила им меня по лицу и бросила цветы на пол.

- Почему?.. - тихо спросила я, прижимая ладонь к саднящей от удара щеке. Мое сердце сжигала обида.

- Я ненавижу белые розы! - без тени сожаления ответила ты, а потом усмехнулась и подняла помятый букет с пола. - Впрочем, все еще можно исправить.

Ты поставила цветы в вазу и протянула мне нож.

Этот день мне никогда не забыть. Удивительно, что после случившегося я еще осталась жива.

Ты приказала мне вскрыть себе вены, и я, похоже, перестаралась, выполняя твой приказ. Кровь текла по моим рукам не желая останавливаться, пачкала одежду и пол. Боль сковывала движения, кружилась голова, и тошнота подступала к горлу. Я была на грани обморока, но держалась из последних сил, дрожащими движениями кисти продолжая раскрашивать розы в твой любимый красный цвет. Моя кровь стала отличной краской. Я была счастлива видеть твои губы, растянувшиеся в довольной улыбке по окончанию моей работы, а после в памяти осталось тепло твоих рук, в которых ты держала меня когда я потеряла сознание. Впервые ты прикасалась ко мне так нежно.

Я бы хотела вернуть тот день и ту нежность. Хотела бы вернуть тебя.

Впрочем, ты и так частично со мной.

. . .

Каждый месяц я прихожу к тебе. Давно остывшее тело ныне покоится в сырой земле, и я, похоже, единственная, кто навещает твою могилу. При жизни у тебя не было близких людей, кроме меня, хотя, даже сейчас я сомневаюсь - были ли мы по-настоящему близки? Однажды ты приказала мне всегда быть с тобой, а я не в праве нарушить твой приказ. Каждый месяц я прихожу на кладбище и оставляю на могиле твои любимые алые розы.

Часть тебя спит вечным сном под землей, но другая часть по-прежнему со мной.

Я возвращаюсь в наше милое гнездышко - любимую камеру пыток, и достаю из шкафа самый дорогой мне экземпляр ранее принадлежащей тебе коллекции.

- Мы всегда будем вместе, моя королева, - шепчу я, и накрываю холодные посиневшие губы безответным поцелуем.

Мне нравится держать в руках твою голову: перебирать пальцами длинные рыжие с красным оттенком волосы, гладить холодную, уже начавшую покрываться следами разложения кожу, целовать закрытые веки и сомкнутые синеватые губы.

Моя любимая королева, отныне мы навеки заперты в этом пустом, одиноком аду. Но это твоя вина. Именно ты стала проводником в преисподнюю, именно ты пробудила зверя внутри меня. Если бы он так и остался спящим, то сейчас ты все также продолжала бы жить, а не лежала укрытая землей, пожираемая червями. Я лишь надеюсь, что ты была счастлива лишиться жизни от лезвия твоей обожаемой гильотины. Ты же не злишься на меня, правда?

Знаете, Ваше Величество, все-таки безумие заразно.

@темы: ориджинал, фанфикшн

00:19 

Осколки рая.

Название: Осколки рая.
Автор: Шион-Они
Фэндом: Black Rock Shooter
Рейтинг: PG 13
Пейринг: Кагари/Ёми
Жанр: фемслэш, angst, даркфик
Предупреждение: насилие
Размер: драббл
Статус: закончен
Саммари: Они видят друг в друге разбитых фарфоровых кукол.

Растягивая губы в безумной улыбке, Кагари глубже вонзает иглу в плоть распростертой под ней Ёми. Таканаши судорожно сжимает покрывало, с искусанных губ срывается сдавленный болезненный стон, когда Кагари медленно рассекая иглой кожу, рисует сердечко на ее груди. Аккуратно выведенное, хоть и немного неровное сердце, подобно клейму. Оставленный ревнивой собственницей знак принадлежности.

Разглядывая тонкие алые дорожки крови, окрасившие белоснежную кожу Ёми замысловатым узором, Кагари резко дергает рукой, завершая рисунок, и наклоняется к груди подруги, слизывая солоноватые багряные подтеки. Раскрывает языком края своего художества, заставляя рану сильнее кровоточить, и срывая с губ Ёми очередной стон пропитанный болью.

Кагари любит голос Таканаши. Она бы на многое пошла, лишь бы чаще слышать надрывные, отчаянные крики девушки и видеть слезы текущие по ее бледным щекам. Боль Ёми к лицу, а Кагари нравится успокаивать доведенную до рыданий подругу, нежно обнимать ее, с обманчивой лаской поглаживая по подрагивающей спине. Быть для нее и палачем, и утешителем. Только с каждым разом расправа становится все жестче, а попытки утешить утратили всякий смысл.

Кагари не помнит, когда же последний раз видела искреннюю улыбку Ёми: чистую, добрую, а не с трудом натянутую, дрожащую и почти такую же безумную, как и у самой Кагари. Не помнит, когда последний раз Таканаши смеялась. Ледяная, непроницаемая маска видимого спокойствия, отрешенность и потускневшие зеленые глаза смотрящие с безысходностью и немым укором - все, что осталось. И все же Ёми улыбалась своей новой подружке - Мато, или как ее там? - Кагари не стала запоминать имени той, что так раздражала одним своим видом, своим присутствием. Бесила давно утраченная теплота, с которой Ёми смотрела на эту девушку. Несправедливо. Почему другим она улыбается, а Кагари достается только холодная снисходительность порожденная чувством вины? Неужели нельзя вернуть прошлое? Ведь раньше все было хорошо, так как могло случиться, что их счастье оказалось столь хрупким и разлетелось на осколки гнетущих воспоминаний?

Кагари грубо впивается ногтями в нарисованное сердце, в который раз испытывая сумасшедшее желание протолкнуть руку в плоть Ёми, разодрать кожу, сломать кости грудной клетки, и сжать в ладони настоящее, горячее, пульсирующее сердце девушки.

Казалось, так просто удерживать Ёми, располагая ее чувством вины, давить на жалость. Да и разве важны методы, если речь идет о том, чтобы остаться с дорогим человеком? Главное: Ёми никуда не денется и всегда будет с ней. Остальное не имело значения.

- Почему все так случилось? - всхлипывает Таканаши. Она и сама прекрасно знает ответ на этот вопрос, но даже зная его, ничего не может исправить.

Они видят друг в друге разбитых фарфоровых кукол, да и узы меж ними оказались не прочнее тонкого стекла. Даже если склеить кусочки сломаных чувств, они уже никогда не обретут прежней красоты, не станут теми, что были раньше.

- Это твоя вина, - ядовито отвечает Кагари, сжимая дрожащими ладонями шею брюнетки.

Девушка открывает рот в тщетной попытке глотнуть воздуха, когда Кагари опускается на нее, придавливая своим телом, и целует, слегка ослабляя хватку цепких пальцев. На языке и губах блондинки еще осталась кровь, потому поцелуй имел металлический привкус.

Ёми не пытается сопротивляться, но и не отвечает, покорно позволяя Кагари целовать ее, до боли впиваясь ногтями в горло. Она не чувствует отвращения - только безнадежность, на куски разрывающую душу, с толикой злости. Но Ёми и сама не знает на кого сильнее злится: на Кагари - за ее эгоизм и постоянное давление, или же на себя - за собственную слабость и бесхребетность. Она хотела бы дать выход своей боли, но этого нельзя допустить. Не в этом мире. А отчаяние все накапливается, с каждым днем по капле выжимая остатки тепла и здравого рассудка.

- Ненавижу тебя... Ты нужна мне, - сбивчиво шепчет Кагари, отстраняясь.

Она хотела бы, чтобы в этот момент Ёми притянула ее к себе и обняла крепко-крепко, улыбнулась светлой, доброй улыбкой - такой же, как раньше - и сказала, что любит. Но Таканаши продолжает безмолвно смотреть безучастным взглядом в потолок. Бледные губы расстягиваются в горькой усмешке. Ёми смеется, а слезы вновь текут по ее щекам.

- Я бы тоже хотела тебя возненавидеть.

@темы: Black Rock Shooter, фанфикшн

00:18 

Плод воображения.

Название: Плод воображения
Автор: Шион-Они
Фэндом: No Game No Life
Рейтинг: G
Персонажи: Широ
Жанр: angst, философия
Предупреждение: ООС
Примечания: по мотивам девятой серии.

То, чего никто не помнит, возможно, никогда и не происходило. Те, кого никто не помнит, возможно, никогда и не существовали.

Широ кажется, что она оказалась в каком-то страшном сне, кошмаре наяву. Не может быть настоящим такой мир. Мир, где нет ее брата.

Стеф непонимающе смотрит на королеву, и ее слова пугают:

- Сора? А кто это? - любопытствует она, а в голосе ясно слышутся нотки волнения.

Стефания была влюблена в Сору, а разве можно так просто забыть того, кого любишь?

Минуты тянутся слишком долго, а Широ все надеется проснуться. Проснуться и увидеть рядом братика, его теплую улыбку, и почувствовать его мягкую ладонь, успокаивающе гладящую по голове.

"Это был всего лишь ночной кошмар, Широ."

Девочка мечется по городу обыскивая каждый уголок, не замечая множества людей на улицах, словно социофобия также временно исчезла. В голове бьется лишь одна мысль не дающая покоя: что, если Сора действительно никогда не существовал? Что, если все происходящее до этого момента было долгим, приятным сновидением? Сном длиною в жизнь. Но почему же Широ очнулась от этого сна только сейчас?

Их первая встреча, все время проведенное вместе, разговоры, игры - просто плод воображения? "Пустых" никогда не было?

Широ пытается отдышаться, устав от долгой беготни по городу в поисках Соры. Слезы застилают глаза мутной пеленой.

"Неправда! Братик существует! Он был со мной все это время! Он не мог быть просто иллюзией!" - Это то, во что ей хочется верить, однако из головы все не выходит одна из множества возможных версий происходящего. Самый худший из возможных вариантов.

С детства Широ была одна. Гениальный ребенок, особенное дитя... Она всегда находилась за рамками мира, общества - словно лишняя деталь в мозайке. Непонятая людьми, одинокая, она осознанно отвергла мир, чтобы не потерять себя, и все же в ее реальности оставался человек разделяющий ее чувства. Единственный, кто понимал. Единственный... Может она просто придумала его? Сора был чем-то вроде тульпы, иллюзии созданной для удобства, для того, чтобы забыть об одиночестве?

"Неправда!"

Широ оглядывается по сторонам. Сейчас и этот мир напоминающий фэнтези, кажется фальшивым, несуществующим. Да и как в такое поверить: она победила Бога в шахматах и тот телепортировал ее в этот мир? Звучит как бред. Такого не бывает. Все это - галлюцинация? А может, тот другой мир, где она родилась и прожила все одинадцать лет - на самом деле фальшив, а именно этот мир, где она сейчас - реален?

Чем больше Широ думает об этом, тем сильнее запутывается. Братик... Если бы братик был с ней, то обязательно смог бы дать ответ, помочь разобраться с этой диллемой. Впрочем, будь сейчас Сора рядом, то и эти мысли не появились бы. Если бы только Сора был рядом... Даже если он всего лишь иллюзия, это не меняет того, что он необходим ей, нужнее всех реально существующих людей. Даже если он просто плод воображения.

Ну, а что же тогда реально?

@темы: no game no life, фанфикшн

00:16 

Мир за пределами вытянутой руки.

Название: Мир за пределами вытянутой руки.
Автор: Шион-Они
Фэндом: Mirai Nikki
Рейтинг: R
Персонажи: Цубаки Касугано (Шестая)
Жанр: angst, драма
Предупреждение: изнасилование
Размер: драббл
Статус: закончен

Холод пронизывает каждую клеточку обнаженного беззащитного тела. Ногти судорожно царапают деревянный пол. Дыхание срывается и из горла выходят лишь сиплые, едва слышные стоны.

За эти несколько часов боли было слишком много. Так много, что новые ее вспышки от резких глубоких толчков, грубых прикосновений оставляющих темные отметины синяков, и слишком крепко стиснутых за спиной рук, почти не ощущаются. Во рту все еще чувствуется терпкий привкус спермы, от которого скручивает желудок и хочется блевать. Тошнит. Мутит от происходящего. Цубаки думала, что за столько времени сможет привыкнуть, но что-то не получается. К такому невозможно привыкнуть. Невозможно смириться.

Ненависть растет. С каждым новым днем ада, с каждым болезненным вздохом, с каждым взглядом в мутную, невидимую для ее почти слепых глаз даль. Угроза приходит из невидимого мира. Приходит и остается здесь, в рукотворном фальшивом раю со столь явным запахом гнили и разложения. Остается в прибежище, ставшем для Шестой ее личной преисподней.

Все, что оставили покойные родители - страх и страдание. Бесконечный путь по кругу, усыпанный острыми шипами безысходности. Хорошее наследство!

Святая жрица - лишь мишень чужих амбиций, заложница ненавистных вечных традиций.

Ненависть растет, медленно разрушая изнутри, ломая душу также, как было сломано тело - уже некачественное, ослабевшее от голода и наркотиков вместилище души.

Ненависть растет, затягиваясь крепким черным жгутом внутри, готовым порваться в любую секунду.

Хриплый сардонический смех вырывается из груди. Бледные руки слабо цепляются за железные прутья решетки, крепко сжимая их. В истерике, в опустошении, жрица, как редкая птица запертая в золотой клетке со сломанными крыльями, бьется о решетку не жалея себя, нанося новые синяки на изувеченное тело. Крича, пока голос не сядет. Все равно никто не видит. Закончив, насильники покинули ее комнату. Все, что осталось здесь - холодная тишина, раздражающая в своем пустом равнодушие.

Как бы хотела Шестая покинуть это место! Только ведь неизвестно, что же там - в невидимом мире за пределами вытянутой руки, за пределами этого ада. Если угроза приходит оттуда, значит тот мир ничем не лучше этого. Грязный, жестокий, равнодушный... Уничтожить бы его. Уничтожить все: этот проклятый храм, ненавистных последователей. Абсолютно все! Весь этот мир, пропитанный насквозь гнилью!

В какой-то момент скорбь оборачивается ненавистью. Злость достигла своего предела, вырвавшись наружу вместе с безумным желанием разрушать, желанием дать вкусить другим муки, через которые прошла она сама. Желанием отомстить реальности, пославшей ей лишь ад.

Сама жизнь стала изощренной пыткой.

Размытые, смутные очертания мира, омерзительные люди, лица которых Цубаки даже не пытается разглядеть - так легче. Почему-то она уверена, что увидев ясно их лица, в моменты, когда они яростно вколачиваются в ее тело, она сломалась бы гораздо быстрее.

Это место напоминает камеру пыток.

Хотела бы она поверить, что там, за пределами храма можно отыскать счастье. Вот только давно забыла, что же это такое - счастье?

Тот мир так близко, стоит только протянуть руку через ледяные железные прутья. Так близко, но до него не дотянуться.

@темы: mirai nikki, фанфикшн

00:15 

Смотри только на меня.

Название: Смотри только на меня.
Автор: Шион-Они
Фэндом: Mirai Nikki
Пейринг: Юно Гасай/Юкитеру Амано
Рейтинг: R
Жанр: гет, romance, даркфик, POV, ER
Предупреждение: насилие
Размер: драббл
Статус: закончен

И снова не раздумывая ты бросаешься на помощь своим друзьям. Так печешься, заботишься о них... Раздражает. Слишком много ты думаешь о них, слишком сильно привязался. Даже представлять не хочется того, как больно тебе будет, когда они предадут тебя. А ведь люди, так называемые друзья склонны к обману, к предательству. Им нельзя верить. Да даже родным не стоит доверять, или ты уже забыл, как поступил твой отец? Только я всегда буду на твоей стороне, Юкки. Только я никогда не предам, пойми же наконец!

Твои друзья не принесут тебе ничего кроме боли. Даже если не подставят, все равно в итоге, возможно, тебе придется избавиться от них. Даже если ты сможешь это сделать, для тебя это будет мучительно.

Не хочу, чтобы ты страдал. Не хочу видеть отчаяние на твоем лице. Я люблю тебя, поэтому сделаю все, что ты захочешь, убью любого, кто попытается причинить тебе вред, любого, кто помешает нам быть вместе. Я люблю тебя, пусть даже ты просто используешь меня, чтобы выжить. Ничего страшного. Доверься мне. Положись на меня и позволь дальше защищать тебя. Я знаю, когда-нибудь ты обязательно меня полюбишь, ведь иначе и быть не может.

А пока что просто улыбнись мне тепло, мягко; посмотри на меня и не отводи взгляда. Смотри на меня, а не на них. Думай обо мне, а не о них. Все равно скоро я избавлюсь от этого баласта в виде твоих настырных друзей. Но тебе лучше этого не видеть, лучше не знать. Забудь о них! Смотри только на меня!

Но ты снова отводишь взгляд, а в глазах плещется страх. Ну чего ты? Не бойся. Я ведь никогда не причиню тебе вреда. Я делаю все это только ради твоего блага, Юкки.

Веревки крепко перетягивают твои руки и ноги, приковывая к стулу, обездвиживая. На полу лежит аптечка со всеми необходимыми медикаментами и инструментами.

- Я люблю тебя, - тихо шепчу на ухо, делая тебе укол.

Голубые глаза закрываются и ты погружаешься в сон. Вот так... Поспи немножко, а я пока завершу задуманное.

Осторожно приподнимаю твое веко и забираюсь пальцами в глазницу, медленно извлекая шарик глазного яблока. Кладу его в заранее подготовленную баночку с формалином. Также достаю второй твой глаз и нежно поглаживаю его большим пальцем, держа на ладони, ощущая его тепло и мягкость. Такой нежный. Стоит сильнее сжать ладонь, как он превратится в склизкую кашецу. Но этого я никогда не сделаю, ведь ты дорог мне, каждая твоя часть - драгоценность для меня. Опускаю глаз в банку, а после, нежно, как самое дорогое сокровище, прижимаю ее к груди.

- Только мой!

Теперь твой взгляд всегда будет прикован лишь ко мне. Больше ни на кого ты не посмотришь. Твои глаза, твое тело, твоя душа - все принадлежит мне! Ты только мой, Юкки!

Когда ты очнешься, в твоем мире навеки будет царить беспроглядная тьма, но не волнуйся - я стану твоим светом, твоим повадырем. Мы вместе разрубим эту тьму.

Ты больше никогда не увидишь лица своих никчемных друзей, но это к лучшему. В твоем мире должно быть место только для меня. Я убью их - этих ненавистных вредителей, пытающихся отнять тебя. Убью, и тогда они ведь покинут твои мысли, правда?

@темы: mirai nikki, фанфикшн

00:13 

Для двоих.

Название: Для двоих.
Автор: Шион-Они
Фэндом: Mirai Nikki
Персонажи: Юно Гасай
Рейтинг: PG 13
Жанр: angst, драма
Предупреждение: смерть персонажа
Размер: драббл
Статус: закончен

Так странно смотреть на другую себя. Ту себя, какой она была прежде. Казалось бы так давно...

Беспомощная, уязвимая, пока еще чистая, не несущая на руках следы алой крови - отпечатков множества убийств. До смеха наивная, не потерявшая еще столь пустой, никчемной и лишь отягощающей надежды. После смерти родителей и горькой победы в игре, Юно окончательно убедилась, что надежда только несет вред. Лучше отбросить ее, как мусор - так будет проще падать.

Победа не всегда несет радость. Для Юно победа стала равносильна поражению. Потерей самого ценного. Но ведь никогда не поздно изменить такой исход. Пусть сила Бога не может воскрешать мертвых, зато позволяет обернуть время вспять, давая возможность вернуть потерянное.

Нужно лишь избавиться от нее - этой никчемной, чистой частички себя, в страхе застывшей возле стены, неподалеку от трупов родителей. И смотрит так непонимающе, словно видит перед собой призрак или иллюзию. Впрочем, любой бы испугался, если бы перед его глазами неожиданно возник он сам, да и топор в руке доверия особого не вызывает. Вторая Юно дергается и пытается бежать, когда первая делает шаг в ее сторону, подходя ближе. Нужно лишь взмахнуть топором и избавиться от досаждающей помехи. Но что-то мешает этому. Какой-то неизвестный, ничем не обоснованный порыв заставляет Юно остановиться.

- Кто ты? - спрашивает девушка. А Гасай с саркастичной усмешкой замечает, как другая она уже тянет дрожащую руку к кухонному ножу, лежащему на столе, готовясь обороняться.

Правильно. Никому нельзя доверять, даже себе самой. В этом мире все вокруг - враги. Благодаря игре, Юно отлично усвоила этот жизненный урок.

- Ты хочешь жить? - Пустой вопрос, ответ на который не имеет ровным счетом никакого значения.

Она кивает, крепче сжимая в ладони рукоять ножа.

Юно и так знает, что другая она не желает смерти. Пока не желает. Ведь у нее есть причина, чтобы жить. Одна единственная причина. Одна - для них обеих. Но никто из них не согласится делить Юки с другой, пусть даже и с самой собой, пришедшей из иной реальности. Юки может принадлежать только одной Юно. В этом мире может остаться только одна из них, для другой же будет лучше покинуть шахматную доску.

В глазах другой себя, Юно видит отражение собственных чувств. Неудивительно. Где-то в глубине искалеченной, почти насквозь пропитанной тьмой, искаженной души возникает давно забытая жалость. Сочувствие к себе самой. Той себе, которой ничего не досталось, кроме вечной боли, страха и отголосков ненависти к родителям, к собственному существованию. Ненависть, которую разбавляла только любовь к Амано, больше напоминающая маниакальную одержимость. Следуя этому столь неуместному сейчас сочувствию, Гасай притягивает к себе другую Юно, крепко обнимая, но не выпуская из руки топор.

- Поверь, дальше будет хуже, - шепчет Юно, бросая короткий взгляд на тела родителей, по-прежнему запертых в клетке. - Но не волнуйся, тебе больше не придется страдать.

Девушка успевает лишь вскрикнуть, когда лезвие топора пронзает ее тело. Багряная жидкость медленно окрашивает пол.

- Я освобожу тебя.

Принять ее боль на себя, принять повторение игры на выживание, в надежде на иной ее исход. Принять новую долю отчаяния. Одну для них обеих.

@темы: mirai nikki, фанфикшн

00:12 

Коллекция.

Автор: Шион-Они
Название: Collection
Фэндом: ориджинал
Рейтинг: R
Жанр: гет, юмор
Предупреждение: изнасилование, секс с использованием посторонних предметов
Размер: мини
Статус: закончен
Аннотация: Неопытный маньяк-фетишист нарвался не на ту жертву.

Высокий симпатичный юноша шел по безлюдной аллее. При свете луны его русые волосы казались пепельными, а светлая кожа еще бледнее. Парень шел неспеша, погруженный в свои раздумья. Шелестели опавшие листья под его ногами, где-то вдалеке слышалось карканье ворон. Парень любил ночные прогулки, когда на улицах ни души, и тишина радует слух. Впрочем, у него были и куда более веские причины для любви к позднему времени суток.

Алекс родился в богатой семье и учился в частном колледже. Из-за богатства, врожденного обаяния и отличных внешних данных, он всегда пользовался популярностью у девушек. Но, Боже, как же его достали эти наглые, глупые, гламурные поклонницы, готовые переспать с ним на первом же свидании! Это было слишком скучно, привычно, а Алекс не переносил всякого рода рутины, не занимали его такие простые отношения. Однако он не был геем, асексуалом или, того хуже - импотентом. Нет, просто у него были несколько иные предпочтения. Собственно из-за этих предпочтений он и совершал частые ночные прогулки.

Складной нож, платок, хлороформ, веревка - весь арсенал при себе. Нужно лишь найти подходящую жертву для сей прекрасной ночи. Алекс обожал крики, мольбы о пощаде, алую кровь на нежной белой женской коже. Когда жертва сопротивляется, пытается вырваться... Сами мысли об этом возбуждали не хуже хорошего афродизиака. Но парень вовсе не был озабоченным садистом с маньячными наклонностями! Вовсе нет! Помимо секса и издевательств над несчастными девушками, Алекс думал и о прекрасном, ведь он любил искусство, любил саму эстетику предсмертной агонии, и кроме того, он вел своеобразную коллекцию. Алекс был из тех редких особей мужского пола, которые действительно любили девушек за глаза, а вовсе не за остальные части тела. В некотором роде, у юноши был на них фетиш. Ну, собственно, глаза он и коллекционировал. В его подвале помимо различных пыточных устройств, даже была специальная полочка для этой коллекции. Алекс аккуратно сортировал по цвету вырванные у жертв глаза: зеленые в одной баночке с формалином, карие в другой, и так далее. Вот и сегодня парень вышел прогуляться, чтобы прежде всего пополнить свою драгоценную коллекцию, ну и потрахаться заодно.

Шел он себе неспеша и вот его взгляду предстала шикарная шатенка, неторопливо бредущая навстречу. Рассмотрев ее получше, Алекс понял, что просто обязан завладеть этой красавицей, особенно ясно до него это дошло, когда он увидел ее глаза необычного ярко-голубого цвета. Этот цвет казался довольно неестественным для человеческих глаз, слишком кислотным. Парень решил, что непременно заполучит эти прекрасные глаза для своей коллекции.

Неспеша подошел к незнакомке, достал платок смоченный хлороформом, и привычным жестом попытался схватить жертву. Но та резко вывернулась из его рук и неожиданно сильным ударом повалила парня на тратуар.

- Вот ведь маньяк недоделанный выискался! - Фыркнула она, стоя совсем рядом к лежащему у ее ног Алексу, и даже не думая бежать.

Алекс усмехнулся и вытащил нож. Да, похоже в этот раз ему попалась весьма интересная жертва! Только начинающий маньяк замахнулся на девушку ножом, как та отточенным движением выбила его из руки убийцы, а после снова повалила парня на спину.

- Лучше не рыпайся, красавчик, а не то мне придется быть грубой. - Острым каблуком шатенка надавила на пах юноши, заставив короткий вскрик сорваться с его губ.

- Вот же чертова стерва! - Прохрипел маньяк от боли.

Нет, он не просто вырвет ее прекрасные глазки - он раздерет ее на куски к чертям собачьим, разберет на органы!

Только Алекс снова попытался подняться, как "жертва" села на него, придавив своим телом, подняла с асфальта выбитый из рук парня нож, и поднесла лезвие к шее блондина.

- Интересно, что чувствует маньяк, оказавшийся на месте жертвы? - Иронично усмехнулась она.

Алекс сглотнул подступивший к горлу ком, ощутив ледяную сталь в опасной близости к своему горлу. Ситуация бесила до чертиков, немного пугала и в то же время дико заводила.

"Ну давай, попробуй меня убить, сучка! Поверь, ты потом еще заплатишь за свою наглость! Уж это я тебе обещаю!" - Подумал про себя Алекс, уже представляя, как будет резать тело шатенки, наслаждаясь ее предсмертными воплями.

- Не нравится мне твоя ухмылочка. Стереть бы ее раз и навсегда, - сказала девушка, сжимая запястья Алекса у того над головой, и скрепляя их наручниками.

"И где она их вообще достала?" - Пронеслась мысль в мозгу несчастного маньяка.

Девушка нежно провела кончиком ножа по щеке парня, а после разрезала на нем рубашку. Оставляла легкие порезы на груди и животе, а после слизывала кровь из ран. Алекс испуганно посмотрел на нее, когда шатенка начала расстегивать ремень на его брюках. Когда же девушка достала его вялый член и с обманчивой лаской коснулась плоти лезвием ножа, Алекс в панике попытался вырваться из рук вконец обнаглевшей "жертвы".

- Совсем что ли охренела?! Кастрировать меня решила? - испуганно воскликнул юноша, а шатенка в ответ лишь улыбнулась.

- Вообще-то об этом я даже не думала, но спасибо за идею.

Никогда еще Алекс не чувствовал себя настолько слабым, уязвимым, униженным. В уголках его глаз собрались предательские слезы. Ну как он мог вляпаться в такую переделку? Как такое могло с ним произойти?

К счастью для парня, девушка его пощадила и не стала лишать мужского достоинства. И только Алекс понадеялся, что эта стерва его отпустит, как та извлекла из своей сумочки немаленьких размеров страпон, и с хищной улыбкой склонилась над потерявшим дар речи маньяком-неудачником. Тот тихо пискнул, глядя то на исскуственный член в руках шатенки, то на саму злодейку. Он уже был готов сказать пресловутое "пожалуйста, не надо", когда девушка опустилась ниже и прошептала прямо в его губы:

- Надо, милый. Надо.

Резкие толчки пронзали все тело острой, мучительной болью. Алекс кричал, рыдал, умолял жестокую девушку отпустить его. Теперь-то бедняга понял, что чувствовали его жертвы, и некое подобие совести так и твердило: "Получай, что заслужил. Вот она - Божественная справедливость." Алекс был убежденным атеистом, но сейчас он впервые испытал столь сильное желание сходить в церковь и раскаяться перед Господом в своих грехах.


Парень тихо всхлипывал, сжавшись в комочек на холодном асфальте, где его только что жестко отымела потенциальная жертва. Все тело ныло от боли, в особенности пострадавший зад. Девушка сняла с блондина наручники и положила их обратно в сумочку вместе с запачканным кровью страпоном.

- Тебе понравилось? - Саркастично спросила она.

- Да, черт побери! Всю жизнь об этом мечтал! - истерично выкрикнул в ответ Алекс.

Девушка рассмеялась.

- Рада, что смогла исполнить твою мечту, - не смотря на издевательские слова, сам тон ее голоса звучал на удивление дружелюбно.

- Эй, оставь мне хоть один свой глаз на память, - усмехнувшись, попросил Алекс, понимая, что незнакомка пошлет его за столь нелепую просьбу.

- Так глаза мои понравились?

Блондин кивнул, не отводя пристального взгляда от вожделенных кислотно-голубых глаз.

Девушка коснулась пальцами до своих век, а после, с саркастичной усмешкой положила в ладонь Алекса цветную линзу.

- Держи на память. Пока.

Шатенка ушла, а Алекс сжал в ладони чертову линзу, а после хотел с размаху выбросить ее, но остановился.

- Вот ведь!.. - Хмуро пробормотал он, засовывая линзу в карман.

На короткое мгновение перед тем, как незнакомка ушла, он успел увидеть ее глаз, из которого она вытащила эту голубую линзу. Карих глаз у Алекса и так было полно в коллекции, но такого оттенка, как у незнакомки, пока еще не попадалось.

- Будь уверена, я найду тебя.

@темы: ориджинал, фанфикшн

00:11 

Счастливая концовка.

Название: Счастливая концовка
Автор: Шион-Они
Фэндом: ориджинал
Рейтинг: PG 13
Жанр: фемслэш, angst, даркфик, POV
Предупреждение: смерть персонажа
Размер: драббл
Статус: закончен
От автора: Шаблонная зарисовка о двойном самоубийстве. Изначально хотела написать подобную сцену в Help me, но потом передумала делать там такой финал, и все же хотелось написать эту сцену, потому вот и накалякала сей драбблик.

В твоих глазах все еще теплится надежда, хотя ты знаешь, что она давно потеряна, а может ее и не было изначально. Тебе никогда не стать тем, кем хотелось бы, никогда не превзойти себя, никогда не изменить того, что уже случилось. Мы обе это знаем. Так на что же ты надеешься?

- Я хочу жить. - Ложь, в которую и тебе самой уже с трудом верится. Ложь, подкрепленная бессмысленной верой в лучшее. Спасительный самообман.

Прекрати. Меня хоть не обманывай. А, впрочем, делай что хочешь. За себя я уже все решила.

Потеряв все, человек пытается найти какую-то зацепку, что-то, что подарит ему причину, чтобы жить дальше. Для кого-то этой причиной могут стать близкие люди, а для кого-то жизненная цель. Но у меня нет ни того, ни другого, так что цепляться больше не за что, да и желания спастись нет. Твоя жажда жизни всегда восхищала, манила и озадачивала меня. Это то, чего я не могу понять - желания жить.

Ты хоть сама в это веришь?

Слез давно не осталось, как грусти и сожалений. Со мной лишь горькая ирония и надрывный экстаз. Во мне же туман неизвестности, и противоречия, рвущие саму сущность, раскалывающие голову пополам. Это так забавно - умирать. Так нелепо - пытаться жить. Так глупо - вообще появиться на свет.

На холодном полу рассыпались таблетки, где-то неподалеку осколки от разбитой бутылки. Интересно, что будет, если выпить лекарства, смешав их со стеклом?

- Решать тебе. Ну так что? - белые таблетки запачкались алым из порезанной стеклами ладони, которую я протягиваю тебе, расчитывая, что ты в ужасе отшатнешься или врежешь мне со всей силы, чтобы привести в порядок мой помутившейся рассудок. Давай же, ударь меня, крикни погромче, обматери, сделай что угодно, только не смотри так растеряно. Лучше уйди, громко хлопнув дверью, оставь меня в этой одинокой, прокуренной квартире. Просто уберись отсюда вон! Не позволь мне забрать из тебя последние капли света.

- Ты же хочешь жить. Но я выбираю смерть, - усмехаюсь, подползая ближе к тебе, касаясь другой рукой твоей щеки, оставляя на белой коже алый след.

- А я выбираю тебя.

Что ж, двух пачек антидепрессантов вполне хватит на последний раз для нас обеих. Не нужно петли, не нужно пресловутых лезвий. Таблетки - наилучший вариант.


Комната наполняется туманом, все вокруг становится серым и неясным. Земля уходит из-под ног, и я стремительно падаю в неизвестность, утягивая тебя за собой. Что-то несет нас в бездну мрака.

Я не чувствую ног, не ощущаю своего тела, словно оно растворилось в воздухе и перестало существовать. Даже твою холодную руку, которой ты сжимаешь мою ладонь, не могу ощутить. Хочу сказать тебе... что же? Что же я должна сказать? Наверное очень многое, столь многое, что оставшегося отпущенного нам времени точно не хватит уже на этот монолог. Как жаль. Если бы я сказала раньше... А впрочем, какой смысл в словах? Они не изменят нашей судьбы.

- Я рада, что встретила тебя. - Слышу твой хриплый шепот - последние слова.

- Лучше бы этой встречи никогда не происходило, - отвечаю, зная, что ты уже не слышишь.

Наша история никогда и издалека не напоминала сказку - скорее черную комедию, глупую пародию на дешевый триллер, так что и конец ее должен быть соответствующим. Прекрасная концовка для двух дур, что из-за собственной тупости себе же сломали жизнь. Великолепный финал, не правда ли, милая? Что ж, добро пожаловать в хэппи энд!

@темы: депрессняк, ориджинал, суицид, фанфикшн

00:09 

Инструкция для благородного суицидника.

ИНСТРУКЦИЯ ДЛЯ БЛАГОРОДНОГО СУИЦИДНИКА.

Все мы знаем, что нет ничего прекрасней смерти, ибо она - освобождение от мучительного гнета жизни. Хоть нам и неизвестно, что же лежит за пределами той реальности, но мы можем тешить себя спасительными иллюзиями и мечтами на тему реинкарнации, Ада и Рая и тд. Вот только когда мы думаем о смерти, то скорее представляем себе жизнь после, представляем свои возможные предсмертные муки, которые также пугают нас, реакцию своих близких и тд., но мало кто задумывается о том, как будет выглядеть его труп и сам момент его смерти с эстетической стороны. А зря. Об этом тоже стоило бы подумать. Ведь немало было случаев, когда люди умирали даже сидя перед толчком, головой в унитазе. И вот представьте, насколько нелепо и отнюдь некрасиво это смотрелось! Вы же не хотите и себе такой участи? Что ж, не беспокойтесь, я с радостью поделюсь идеями о том, как красиво, пафосно и благородно умереть, и так, что бы ваш труп выглядел воистину прекрасно и завораживающе.

Основные правила:
1. Красиво и стильно одеться, вообще привести себя в порядок (вы же не хотите, что бы ваш труп нашли одетым в домашний халат или в грязную футболку и потрепанные джинсы)
2. Умирая, принять красивую позу.
3. Выражение лица должно быть спокойным и умиротворенным (не смейте гримасничать, даже если тело сводит судорогами, вы же не хотите, что бы у вашего трупа была искаженная рожа!) Это последние секунды вашего бренного бытия, так проведите их достойно!
4. Если вы все же решите написать предсмертную записку, то сделайте это заранее. Тщательно продумайте каждое слово, выражение, эпитет в вашем последнем монологе. Не забывайте, что ваша записка должна быть красивой и трагичной (не смейте писать матом в предсмертной записке!). Кстати гораздо красивей и оригинальней получится, если записка будет в виде поэмы или небольшого рассказа, где о причинах вашего суицида можно будет узнать лишь вчитываясь получше, ища правду между строк (не будьте слишком прямолинейны).
5. Заранее решите, где именно должен лежать ваш труп. Если хотите покончить с собой у себя дома, то советую лечь на кровать или в ванну. Кровать обязательно заправьте, она должна выглядеть аккуратно. В воду в ванной можно добавить лепестков алых роз, которые будут замечталено гармонировать с вашей текущей кровью, окрасившей воду в розоватый цвет.
6. Включите музыку. Ведь как говорится: умирать, так с музыкой! Желательно что-нибудь из классики или оперы, но суицидально-депрессивный металл тоже сгодится. Главное, что бы мелодии были печальными и красивыми. Ни в коем случае не ставьте рэп, попсу или клубняк (оно же совершенно не подходит к случаю и напрочь убьет всю трагичность и пафосность вашего суицида). Особенно хорошо получится, если к моменту, когда ваш труп найдут, прекрасные и трагические мелодии все еще будут звучать в вашей квартире.
7. Особое примечание для курящих! Покурите. Это ведь ваша последняя сигарета, последний раз, когда вы можете усладить легкие никотином, к тому же само это действие будет также выглядеть красиво и пафосно. Также, если вы решите убить себя с помощью устроенного в доме пожара (конечно, тогда ваш труп точно не будет красив, однако сам момент смерти отличится пафосом, если конечно его правильно организовать), в этом случае нужно облить всю квартиру бензином, сесть возле стены, и покурив, легким жестом бросить незатушенную сигарету в лужицу бензина (если повезет, то квартира сразу загорится, а если нет, тогда уже бросьте в бензин зажигалку или горящую спичку. Не забудьте задумчиво-возвышенным взглядом смотреть на пожар, перед тем, как языки пламени поглотят вас.
8. Если в последние минуты вашей жизни, кто-то вас увидет и попытается спасти, обязательно поговорите с этим человеком. Нет, обкладывать матом незванного спасителя не стоит (это ведь совсем не благородно!) Вы должны произнести красивую, пафосную и трагическую речь. Опять же на всякий случай лучше подготовить ее заранее. Нужно красиво поангститься, попрощаться перед тем, как вы действительно умрете. Не забудьте мило улыбнуться и мягко коснуться ослабевшей ладонью лица спасителя, оставляя на его щеке кровавый след. Если же вас будут держать за руку, то это тоже хорошо будет смотреться. Кстати в этом случае совет № 6 вам пригодится: ведь как прекрасно будет умирать на руках человека, да еще и при печальном музыкальном сопровождении!

А теперь поговорим о способах суицида, которых тоже отнюдь не мало, однако не все способы подойдут в нашем случае. Вешаться ни в коем случае не надо! Ведь собираясь покончить с собой, вы наверняка прочитали массу материала на тему различных видов суицида, где хорошо описываются, как ощущения, так и дальнейший вид трупа. И вы знаете, что при повешении, ваш труп будет выглядеть отвратительно, к тому же это один из самых мучительных видов суицида, так зачем себя мучать лишний раз, если можно найти куда лучший способ?

Пожалуй, самые лучшие способы красиво и пафосно покончить с собой - это вскрыть вены или застрелиться.
В случае, если вы решите вскрыть себе вены, не забудьте, пожалуйста не забудьте, что ВЕНЫ НАДО РЕЗАТЬ ВДОЛЬ, а не поперек руки! А ведь это обычная ошибка новичков... Так не совершите ее, прошу вас. И опять же резать надо как можно глубже, ведь вы хотите не привлечь к себе внимание, а именно умереть!
В случае же, если у вас есть пистолет и вы решили застрелиться, то сначала убедитесь, что умеете стрелять, и что ваше оружие заряжено. Потом красиво поднесите его к виску и нажмите на курок (не забыв при этом соблюсти восемь правил, о которых говорилось выше).

Также могу посоветовать броситься с крыши многоэтажки. Как минимум этажа с десятого, что бы уж наверняка. Ни в коем случае не прыгайте с третьего или второго этажа - вы же так просто сломаете себе что-нибудь или на всю жизнь останетесь колекой, а оно вам надо? Еще красивей будет броситься с обрыва, прямиком в бушующую реку! О, разве вы не представляли себе сей прекрасный момент? Воды реки гневливо бьются о скалы, воет ветер, тучи собираются на небе... А вы стоите прямо на краю обрыва и завороженным, обреченным взглядом пронзаете водную гладь, решаясь сделать последний шаг вперед... Тут даже музыкальное сопровождение не понадобится, ведь не лучше ли слышать музыку природы? Шум речного прибоя прекрасен, вы так не думаете, господа?

Ну и последний способ, который я хочу вам посоветовать: самопожертвование. Даже само это слово будто бы наполнено истинной возвышенной красотой и пафосом! Как же прекрасно отдать жизнь за свои идеалы или за то, что тебе дорого! Например подставиться под пулю, прикрыв собой друга, и ведь это даже не будет считаться самоубийством. Вы останетесь героем в глазах людей. Или ввязаться в драку, пытаясь спасти несчастную девушку, на которую напали хулиганы. Вы дадите ей время сбежать, а вас забьют до смерти хулиганы. Разве это не прекрасно? Вы будете не просто самоубийцей, нет, вы станете едва ли ни святым мучеником, если восстанете против ожесточенной, обезумевшей толпы и позволите им себя убить, при этом до последней секунды своей жизни храня в сердце свои мечты и идеалы, живя ими, так и не отрекаясь... О, поверьте, есть много видов самопожертвования, но о них мы поговорим как-нибудь в следующий раз.

И я чуть не забыл про еще один способ! Прошу меня простить, ведь ранее я писал, что самопожертвование - это последний мой совет. Но это не так. Есть еще один. Вы никогда не задумывались о том, как прекрасно умереть от руки любимого человека? Как это трагично и пафосно... Однако хочу заметить, что это весьма эгоистичный способ, потому мне и не очень-то хотелось его вам советовать. Ведь позволив любимому убить вас, вы навсегда оставите в его сердце этот несмываемый, мучительный груз вины. А разве вам хочется, что бы дорогой вам человек страдал? Думаю, врядли. Но впрочем ситуации разные бывают, как и люди, так что оставьте себе этот способ на заметку.

Что ж, надеюсь, что мои советы хоть чем-то, да помогут вам. Проведите последние минуты своей жизни красиво и благородно, и пусть труп ваш будет прекрасен, подобно цветку ликориса. Пусть ваши похороны станут лучшим праздником в вашей жизни! Счастливого пути!

@музыка: Save - Суицид

@настроение: отлично подходящее к данной записи

@темы: депрессия, добрые советы, ирония, суицид

00:08 

Яойный сонгфик по Буратино

Название: Отражение
Автор: Шион-Они
Фэндом: "Буратино"
Пейринг: Арлекин/Пьеро
Рейтинг: R
Жанр: слэш, даркфик, POV, songfic
Предупреждение: ООС, насилие
Размер: драббл
Статус: закончен
Аннотация: Скажи, ты умеешь жалеть? Ах да, ухмылка - ответ. А душа твоя может болеть? Ах да, у тебя ее нет.
Примечания: сонгфик по песне Otto Dix - Отражение.

Среди частиц разбросанного бреда, среди болезненных отголосков памяти, сложившехся в лабиринт из искаженных зеркал, я искал тебя. Обращая взгляд к зеркалам, я боялся увидеть в них твое отражение. Боялся, и в то же время желал этого сильнее, чем чего-либо еще. Сзади приглушенным эхом слышатся шаги. Не хочу оборачиваться, не могу заставить себя это сделать. Лишь надеюсь, что ладонь, с обманчивой мягкостью сжавшая мое плечо, и тихий голос с нотками насмешки - лишь порождение моего бреда. Моя любимая и ненавистная галлюцинация.


Этот сон уже столь долгое время будоражит сознание. Ночной кошмар, который продолжает меня преследовать и днем. Кошмар, от которого мне уже никак не освободиться.

Твоя роль не особо отличается от твоего подленного лица, правда, стоит заметить, что на сцене ты куда милосерднее. Глумливый смех и жестокие слова срывающиеся с твоих губ, не сильные, но весьма ощутимые удары - лишь действия, написанные в сценарии нашего трагикомического представления. Кто-то из зрителей сочтет это жестоким, а для кого-то это так и останется просто забавной сценкой. Мы с тобой всего лишь шуты, и наша задача - веселить публику.

В какой-то момент я стал гораздо спокойней чувствовать себя на сцене, да и впрочем где угодно вообще: лишь бы там был кто-то еще кроме тебя, лишь бы не оставаться с тобой наедине.

В какой-то момент я начал бояться смотреть тебе в глаза. Знаешь, твой взгляд слишком пугает, но почему-то только я это замечаю, в то время, как для остальных в нашей труппе ты так и остаешься веселым, несколько эктравагантным парнем. Почему-то только мне ты открыл ту сторону себя, которую не можешь полностью высвободить на сцене. И в спектаклях, и в реальной жизни я остаюсь твоей жертвой, мальчиком для битья. Словно это какой-то нелепый сценарий самой моей жизни. Глупый сюжет наших жизней, по какой-то злой иронии судьбы, сплетенных воедино.

Ты всегда жесток - такова твоя роль, таков ты сам; хотя иногда мне кажется, что на самом деле все гораздо сложней. Мне никогда не понять тебя полностью, твои мысли закрыты для меня, впрочем, наверное так даже лучше. Я не хочу знать, что творится в твоей голове. Мне страшно узнать об этом.

Крепко держишь мою руку, не давая вырваться, впрочем я и не стану вырываться, прекрасно понимая, что то, что будет после, нужно нам обоим, как бы я не пытался это отрицать, как бы не боялся этих сумасшедших желаний смешанных со страхом тебе не подчиниться. Быстро идешь по направлению к комнате, заталкиваешь туда меня и закрываешь дверь на замок. Мне бы хотелось сбежать отсюда, сбежать от тебя, только прекрасно понимаю, что это невозможно.

Я не знаю, зачем ты целуешь меня, прикусывая губы до крови. Зачем грубо прижимаешь к кровати, вдавливая меня в нее своим телом? Почему ты делаешь это именно со мной? Почему ты выбрал меня своей жертвой? И почему мне со временем начала нравиться эта роль? Стокгольмский синдром, не иначе!

Хорошо, что слишком длинные рукава моей рубашки могут полностью закрывать руки, покрытые сетью глубоких шрамов. Тебе нравится резать меня, глубоко вонзать в плоть лезвие ножа проводя им по коже, рисуя непонятные узоры, оставляя все новые и новые шрамы. Алые капли стекают по рукам и впитываются в белоснежную простынь. Ты склоняешься ко мне и нежно касаешься губами кровоточащих порезов, проводишь по ним языком, собирая кровь, пробуя ее на вкус. Кажется тебе очень нравится вкус моей крови. Иногда ты напоминаешь мне вампира, и не только потому что любишь пить мою кровь. Знаешь, ты даже представить себе не можешь, как это больно, знать, что высосал саму жизнь, из моих глаз, только что бы напиться. Больше нет слез, что бы оплакать тебя, оплакать нас, но тебя все еще мучает жажда. Что же мне сделать, что бы ты наконец насытился и оставил меня в покое? Во мне живешь, как в ране нож, мучительно отравляешь меня, заставляя ненавидеть собственное существование, заставляя желать просто исчезнуть, что бы хоть так прекратить все это.

Почему тебе так нравится меня унижать, втаптывать в грязь? Почему ты мучишь меня день ото дня? Почему продолжаешь играть этот глупый фарс уже вне сцены?

Почему я и сам уже не могу избавиться от томительного ожидания, предвкушения того, что будет, когда мы окажемся за кулисами?


Одной рукой сжимаешь мои запястья над головой, впиваясь ногтями в свежие порезы, еще больше раздирая их. Нависаешь надо мной с улыбкой палача на тонких губах. Другой рукой держишь нож, ведя лезвием от ключиц до груди, обводя острым кончиком ножа соски, оставляя легкие царапины на моей почти мертвенно-бледной коже. Тебе всегда нравился такой контраст: ярко-алое на снежно-белом. Мне же это сочетание стало ненавистным.

- Скажи, ты умеешь жалеть? - тихий, но такой глупый вопрос слетает с моих губ. Знаю ведь, что язвительная ухмылка - твой обычный ответ.

Слизываешь капли крови, багрянцем застывшие на лезвие ножа, и откладываешь его в сторону. Знаю, больше он тебе пока не понадобится. Ты утолил свою жажду крови, но осталась и другая - утоление которой обычно следует после.

- Твоя душа может болеть? Ах да, у тебя ее нет! - смеюсь как-то надрывно, почти истерически.

Переворачиваешь меня на живот, а мне остается только вцепиться пальцами в подушку, сжать зубы, не давая болезненному крику вырваться наружу, когда ты входишь в меня без всякой подготовки, а смазкой служит лишь моя кровь. Боль стучит в висках, срываясь в виде сдавленных стонов. каждое движение; резкое, грубое, словно ты хочешь разорвать меня на части. Ты слеп и глух к моим мольбам, к моим слезам. Напротив, тебе приносят наслаждение мои муки. Наматываешь мои черные волосы на кулак и притягиваешь к себе, награждая привычными поцелуями-укусами. С последним рывком изливаешься в мое тело и наваливаешься на меня, тяжело дыша.


- Скажи, ты умеешь жалеть?

- Жалость - глупое чувство, но ты только его и заслуживашь, - бросаешь в ответ, расстягивая губы в привычной ухмылке.

- А душа твоя может болеть?

- Как ты успел заметить - у меня ее нет, - глумливо смеясь, отвечаешь ты, и подняв с постели свой нож, покидаешь комнату, оставляя меня сломленным и обессиленным лежать на смятых, запачканных кровью простынях.


Ищу тебя среди потрескавшихся, искаженных зеркал. Сзади раздаются шаги и я нахожу в себе силы обернуться. Зеркала разбиваются, осколками осыпаясь на пол. Кажется именно так я сам оказался разбит после встречи с тобой.

Сон закончится и снова предстанет реальность во всех своих темных красках. Когда-то эту реальность заполнял нежно-голубой - цвет волос моей первой любви. Теперь же все окрасилось алым - твоим любимым цветом. Бесполезно надеяться, что мир снова примет светлые тона. Бесполезно надеяться...

Интересно, когда же ты окончательно меня добьешь?

@музыка: Otto Dix - Отражение

@темы: слэш по Буратино, фанфикшн

00:05 

Разная правда.

Автор: Шион-Они
Название: Разная правда
Фэндом: Umeneko no neku koro ni
Рейтинг: G
Персонажи: Нацухи, упоминается Беатриче
Жанр: джен, драма, философия
Размер: драббл
Статус: закончен

Нацухи стоит у двери и изо всех сил сдерживает желание уйти отсюда, сбежать как можно дальше, только поступить так она не может - подобная трусость лишь опозорит ее и добавит подозрений. Взгляды членов семьи Уширомия, полные недоверия, злости и затаенного страха, будто прожигают Нацухи насквозь - она единственная подозреваемая.

Нацухи знает, что невиновна. Да и будь она преступником, стала бы убивать родную дочь? При мысли о покойной Джессике женщине становится только хуже. Хочется разреветься, уткнувшись в крепкое плечо Краусса, почувствовать его руки, успокаивающе гладящие по спине. Только вот Краусс в плену, и Нацухи даже не знает, жив ли он еще.

Ей нельзя показывать свою слабость. Она должна быть сильной: ради мужа, ради погибшей дочери, ради Отца, ради чести семьи Уширомия, которую Отец доверил ей защищать.

Но Нацухи все еще помнит слова Бернкастель: "Кинзо никогда не доверял тебе." Сказанное красным не может быть ложью. Красная правда не нуждается в аргументах и доказательствах. Значит ли это, что красная правда и есть абсолютная истина?

- У каждого своя правда, - голос Беатриче звучит уверенно и ее слова не вызывают сомнений.

Магия - сила веры. Пока веришь в чудеса, они будут происходить. Любое событие можно объяснить, как магию, а можно и с другой стороны подойти к этому вопросу. Единой истины нет.

Беатриче крепко сжимает ладонь Нацухи, стараясь успокоить, придать той уверенности в себе. Она не должна сдаваться, не должна опускать руки, не должна позволить этой клевете сломить ее дух.

Нацухи знает, что невиновна, и Беатриче тоже это известно.

Человек из прошлого девятнадцатилетней давности отлично поставил этот спектакль, да, именно спектакль, цель которого - месть. Если б только Нацухи могла рассказать об этом, о тех звонках и угрозах, о том, что Краусса держат в заложниках... Только она прекрасно понимает, что никто ей не поверит - нет никаких доказательств правдивости ее слов. Да и если сообщник того человека находится среди выживших, то Краусса наверняка убьют.

Нацухи загнана в тупик.

- Не смей сдаваться! Ты должна бороться до последнего. Вспомни о златокрылом орле, высеченном на твоем сердце, вспомни о Кинзо! - слова Беатриче едва достигают ее ушей. Слова Беатриче? А эта женщина действительно ею является? Беатриче и правда существует? Та Беатриче, что сейчас перед ней - и есть настоящая Золотая Ведьма или она тоже, как и Кинзо - лишь иллюзия, созданная Нацухи?

Нацухи должна защищать честь семьи Уширомия, семьи, частью которой она так и не смогла стать. Даже сейчас она лишняя, и холодные взгляды устремленные к ней, лишь в очередной раз это доказывают. Но даже сталь в глазах этих людей и лживые обвинения не сравнятся с той правдой, которую Нацухи старательно отрицала все годы своей жизни с Крауссом. "Кинзо никогда не доверял тебе" - эти слова, как ржавое лезвие кинжала, медленно разрезающее кровоточащее сердце - клинок красной правды, пронзающий саму душу.

После замужества, целью ее жизни стала защита чести мужа, она жила ради него, ради этой семьи, ради слов поддержки Отца. Одни его слова делали Нацухи по-настоящему счастливой, уже само оказанное ей доверие со стороны Кинзо.

Все это ложь. Иллюзия, созданная для удобства, для спасения, для того, что бы ощутить себя нужной, значимой.

Все иллюзии рано или поздно развеиваются, исчезают. Иллюзия никогда не обратится в реальность.

- Пока ты сохраняешь веру в свою правду, иллюзия будет реальной, - больше всего Нацухи хотелось бы поверить в слова Беатриче. Нет, она должна верить, вера - единственное, за что ей остается цепляться, как тонкая, но в то же время крепкая нить надежды; стоит только потерять ее, как сорвешься вниз, в пропасть под названием жестокая реальность.

Нацухи знает, что ей не победить, но даже так, она все равно никогда не примет и не признает своего поражения. Пока иллюзии созданные ею, на ее стороне, она никогда не признает эту красную правду.

@темы: umeneko no neku koro ni, фанфикшн

00:03 

Юри твинцест по Чайкам.

Автор: Шион-Они
Название: Незавершенные
Фэндом: Umeneko no neku koro ni
Пейринг: Беатриче/moe!Беатриче
Рейтинг: NC 17
Жанр: фемслэш, PWP
Предупреждение: ООС, твинцест
Размер: драббл
Статус: закончен

- Я ведьма, способная колдовать, но без тела, а ты ведьма, у которой есть тело, но которая не может колдовать. Возможно, если мы станем одним целым, каждая заполнит недостатки другой, и мы превратимся в истинную, конечную Беатриче, - задумчиво говорит ведьма, окидывая лукавым взглядом свою точную копию, свою наивную младшую сестру.

Беато утвердительно кивает, молча соглашаясь с ее выводом. Если объединившись с другой частью себя, она сможет стать той, кого любил Отец, если это обрадует его, то остальное не имеет никакого значения.

- Я хочу стать единым целым, - шепчет она, переплетая пальцы с Беатриче, прижимаясь к ней всем телом, не осознавая, не думая об истинном значении собственных слов.

У ведьмы нет тела, но Беато ясно ощущает узкую ладонь, крепко сжимающую ее руку, и мягкие губы, сминающие в неожиданно-страстном, немного грубом поцелуе.

- Старшая сестра, - голос Беато звучит чуть хрипло и сама девушка дрожит. Страх, непонимание и какое-то еще, смутное, незнакомое ощущение пронзает все ее тело мелкой дрожью.

Старшая Беатриче усмехается и с обманчивой нежностью проводит рукой по телу Беато, облаченному в дорогое пышное платье. Пальцы уверенными движениями расправляются с многочисленными застежками и вскоре платье с тихим шуршанием опадает к ногам его владелицы.

В глазах младшей ясно читается испуг, и Беатриче ловит себя на мысли, что довольно интересно наблюдать столь ярко выраженные и давно забытые для нее самой эмоции на лице своей копии - это все равно, что смотреть на себя саму в несколько искаженном зеркале. Их тела, их лица идентичны, однако схожи они лишь внешне. Цыпленку Беато далеко до своей старшей сестры, но и той никогда не стать настоящей Беатриче. Они обе незрелы, обе - лишь тени истинной Золотой Ведьмы.

Младшая чувствует, как сгорает от стыда, когда сестра прикасается к ее обнаженному телу; мягко проводит по плечам, прижимаясь сильнее, ласкает губами шею, оставляя багровые следы засосов. Беато всхлипывает, когда старшая, возможно, слишком сильно прикусывает мочку ее уха.

- Больно? - спрашивает ведьма, чуть отстраняясь, но не выпуская младшую из обьятий.

- Н-нет... я... просто... - девушка смущенно прячет лицо, утыкаясь носом в грудь старшей. - Правильно ли это?

- Так мы станем одним целым, - отвечает Беатриче, поднимая лицо сестры за подбородок, награждая губы Беато поцелуем, на этот раз нежным и легким, словно касание крыльев бабочки. - Просто доверься мне.

И Беато доверяется, всецело отдаваясь нежным рукам старшей, блуждающим по ее телу; языку, настойчиво проникающему в рот, исследуя его изнутри. Каждое прикосновение ведьмы словно обжигает. Хочется отстраниться, сбежать, и в то же время не унимается страсть к продолжению, завершению этой сладостной пытки. Ведьма проводит языком по животу младшей, спускаясь ниже, а Беато испуганно сводит колени, не позволяя старшей дотронуться до нее там. Как же трудно позволить уйти рассудку, как сложно полностью довериться эмоциям, недопустимым желаниям!

Беатриче усмехается и грубо разводит колени младшей, заставляя ее раздвинуть ноги. Ее забавляет, возбуждает, но в то же время раздражает поведение сестры - они обе Беатриче, пусть и незавершенные, но так, как может Золотая Ведьма, хоть и неспособная колдовать, вести себя столь по-детски? А Беато, напротив, пугают действия старшей сестры - все это кажется чем-то совсем неправильным, чем-то запретным, чем-то, что Отец, возможно, не одобрил, если бы узнал. Но все же старшая Беатриче так похожа на ту, о которой Беато читала в библиотеке Фезарин, на ту... кого хотел бы видеть Отец, а значит стоит слушать ее слова и делать так, как она говорит.

- Не бойся. Делай также, как я тебе, - говорит старшая, аккуратно взяв Беато за руку и опуская ее ладонь к себе под юбку. Ее собственные пальцы оглаживают бедра младшей сестры, медленно устремляясь к промежности. Беато осторожно прикасается к сестре, неумело лаская ее пальцами, стараясь унять гулко бьющееся от смеси страха и стыда сердце, в то время, как пальцы Беатриче проникают в ее тело, начиная неспешно двигаться. С губ младшей срываются тихие стоны, она подается навстречу неистово терзающим ее пальцам сестры, насаживаясь на них, уже не сдерживая себя, потеряв контроль над собственным телом и разумом.

Разрядка приходит слишком резко, сотрясая хрупкое тело девушки. Тяжело дыша, Беато обмякает в руках неудовлетворенной сестры. Старшая недовольно вздыхает и кидает раздраженный взгляд на усталую, все еще подрагивающую от сильного нервного напряжения младшую сестру.

- И как ты можешь быть мной?! - резко восклицает Беатриче, сжав в пальцах золотистые пряди волос своей копии, заставляя Беато вскрикнуть от боли.

- Сестра, что ты?.. - девушка взволнованно смотрит на ведьму, не понимая, почему та злится, не беря в толк, что же она сделала не так, какие ее действия могли разозлить сестру?

Одной рукой продолжая держать младшую за волосы, другой, Беатриче поднимает короткую юбку и притягивает Беато к своей промежности. Она все еще слишком возбуждена и ей необходимо выпустить из себя это мучительное, томительное ощущение, заставляющее пальцы дрожать, а голос срываться. Ее рассудок находится в помутнении от этого чувства, из-за чего ей абсолютно безразлично, что сейчас в своих пальцах она сжимает волосы своей недавно рожденной, совсем еще невинной, беззащитной младшей сестры, что перед ней на коленях стоит ее же копия. Беато не остается ничего, кроме как повиноваться воле сестры; неловко касаясь языком, ощущая на губах солоноватый вкус, удовлетворить ее, довести до долгожданной разрядки. В момент оргазма, старшая содрогается всем телом и сильнее, до боли сжимает волосы младшей, оттягивая ее голову назад.




- Теперь мы одно целое? - наивно спрашивает Беато, доверчиво глядя на сестру, надеясь услышать положительный ответ, однако Беатриче отрицательно кивает головой.

- Нет. Похоже этот способ не подействовал, - отвечает она, но заметив столь ярко выраженное расстройство на лице младшей, лукаво улыбается и мягко поглаживает ту по голове, стараясь успокоить хоть немного. - С другой стороны, мы стали едины в каком-то смысле. И у нас еще достаточно времени, что бы найти другой способ превратиться в истинную Беатриче.

Младшая улыбается, застенчиво пряча взгляд. Все же ей до сих пор немного не по себе от произошедшего между ними, но еще больше смущает собственное желание когда-нибудь повторить это снова.

@темы: umeneko no neku koro ni, фанфикшн

00:02 

Фанфик по Kuroshitsuji

Автор: Шион-Они
Название: The one i love
Фэндом: Kuroshitsuji
Рейтинг: PG 13
Пейринг: Клод/Алоис
Жанр: слэш, angst, romance, POV, songfic
Предупреждение: ООС
Размер: драббл
Статус: закончен


Снова бессонница, снова в голове суетливо копошатся неясные, смутные мысли. Ночь молчаливо окутывает меня, утягивая в пустоту и неизвестность. Крепко перетянутая бинтами рана, нанесенная Сиэлем, все еще болит. Но это ничего, в конце концов я привык к физической боли, к тому же она помогает отвлечся от боли душевной, заглушает ее, подавляет, пусть и ненадолго. Моя кровать стала мне гробом. Я не могу дышать, не могу говорить, моя голова словно бомба, которая скоро взорвется, разлетится на мелкие кусочки от всех этих мыслей.

Я все еще помню твой взгляд, да и как мне его забыть? Ты смотрел на меня так, словно увидел червя в навозной куче. Лишь презрение и отвращение читались в твоих глазах, прожигающих меня насквозь. Хватит. Прекрати! Не смотри на меня так!

Эй, Клод, ты все еще хочешь поглотить мою душу: такую вот изуродованную, грязную, искаженную? Она уж точно не сравнится с кристально-чистой душой Сиэля, которую ты так жаждешь. А раньше? Раньше хотел? Ты с самого начала использовал меня, что бы заполучить Сиэля или же это я со временем настолько низко пал, что моя душа стала подобна тухлым отбросам, потеряв для тебя всю притягательность?

Знаешь, раньше я желал мести, хотел медленно уничтожить, окунуть в грязь тех, по чьей вине погиб Лука, но теперь все изменилось. Мне больше не нужна месть, единственное, чего я хочу - что бы ты признал и полюбил меня, не по приказу, а по своей собственной воле, искренне, всем сердцем. Только... есть ли вообще у демонов сердце? Для тебя я просто еда: довольно невкусное блюдо, приготовленное наспех неумелым поваром, а мои чувства только еще больше портят вкус моей души.

Мое сердце - сгнивший плод. Изрезанный ржавым ножом кусок протухшего мяса. Моя душа - мусор. Обесцененный, просроченный товар. И все же возьми мое сердце, возьми мою душу, они мне больше не нужны. Впрочем, тебе ведь тоже.

Я всегда всецело отдавался тебе, видел лишь тебя, думал только о тебе. Клод, ты единственный, кого я любил. Но скажи, всякий раз, когда ты прикасался ко мне, заставляя извиваться в твоих руках от невыносимо сладостного наслаждения, шептать твое имя, царапая ногтями широкую спину; всякий раз, когда ты целовал меня, о чем ты думал? Я предпочитал верить в ложь, предпочитал думать, что ты желаешь меня. Как же долго я предавался самообману! Моя вера была сплетена из паутины лжи, ты опутал меня ею и теперь, похоже, мне уже никак не выбраться. Но, если так, то просто возьми мою веру, возьми мою гордость, они мне больше не нужны.

Я цеплялся за тебя, как за единственную спасительную нить, до сих пор цепляюсь, даже зная насколько это глупо, теперь, когда правда стала столь очевидной, что уже не закроешь на нее глаза, и самообман больше не поможет. Ты был моей надеждой, но в итоге стал тем, кто утопил меня в моих мечтах. Ты был моим Величеством, а я лишь жалким рабом собственных несбыточных грез.

Моя кровать стала каменной часовней, садом темноты, где я брошен...

Эй, Клод, приди ко мне, обними меня. Скажи, что я нужен тебе, скажи, что хочешь мою душу. Умоляю тебя, скажи это! Я ведь и так знаю, что это ложь, но ничего страшного. Солги мне, а я поверю. Обязательно поверю. Мне нужны эти слова, нужна эта ложь. Клод, ты нужен мне! Можешь убить меня, разрезать на куски, растерзать, растоптать, унизить... Возьми мою жизнь - она мне больше не нужна, но взамен, прошу, спаси меня своей ложью.

@музыка: Rasmus - The one i love

@темы: kuroshitsuji, фанфикшн

23:59 

Голос в моей голове.

Автор: Шион-Они
Название: Голос в моей голове
Фэндом: Soul Eater
Персонажи: Хрона, Рагнарек, упоминается Мака
Рейтинг: PG 13
Жанр: джен, даркфик, AU, POV
Предупреждение: ООС
Размер: драббл
Статус: закончен
Аннотация: Знаешь, ты всегда говоришь очень неприятные вещи.

Твои слова всегда очень отчетливо звучат в моей голове. Разговоры с тобой являются неотъемлемой частью моей жизни, только нет в этих беседах ничего хорошего. Знаешь, ты всегда говоришь очень неприятные вещи. Твои слова колкие, резкие и очень обидные, но к сожалению я не могу заставить тебя замолчать.

"Ты ничтожество. Ни на что не способна. Да ты даже не человек - так, мусор, мерзкий кусок дерьма," - говоришь ты, усмехаясь, а я даже не могу поспорить, ведь ты прав, как и всегда.

"Почему ведешь себя как лохушка? Ты понравилась тому парню, он даже на свидание тебя пригласил, а ты что? Даже не нашла, что ответить, а тупо пялилась в пол с запинками подбирая слова. И ведь так всегда. Теперь этот тип считает тебя полной дурой и небось ржет со своими приятелями, рассказывая о тебе."

- Это не так.

"Ну-ну, а скорей всего он и заговорил с тобой на спор. Проспорил своим дружкам и был вынужден пригласить на свидание такое чмо, как ты. Ну сама подумай, кому ты сдалась? Затворница, уродина и долбанный фрик. Над тобой все смеются, а ты и в ус не дуешь."

- Заткнись! - сама не замечаю, как срываюсь на крик. Впрочем здесь никого нет кроме нас двоих, да и в твоем существовании я иногда сомневаюсь. Мы одни здесь, в моей ванной. Я сижу оперевшись спиной о дверь, изо всех сил прижимая ладони к ушам, лишь бы не слышать твой мерзкий голос, а ты стоишь возле меня и смеешься. Ты совсем рядом, стоит только руку протянуть и дотронуться, что бы ощутить под пальцами мягкую ткань твоей футболки. Ты рядом. Так близко... но почему в зеркале не видно твоего отражения? Ты всегда был со мной. Всегда издевался, насмехался, мучал меня... Но кто ты?

"Давай, сделай это. Искупи свою вину и успокойся. Ты же знаешь, это поможет. Всегда помогает," - говоришь ты, опустившись передо мной на корточки и протягивая острое лезвие и пару таблеток.

Да, ты любишь терзать меня и в то же время всегда заботишься обо мне в трудные минуты. Я ненавижу тебя, но у меня больше никого нет. Со мной только ты. Эй, скажи, ты ведь на моей стороне, правда?

"Разумеется, бестолочь. Что за глупые вопросы?"

Лезвие рассекает кожу на запястье и тонкие струйки крови медленно стекают по руке образуя живописные узоры. Вот этот напоминает змейку, длинную черную змею с тихим шипением ползущую куда-то, а этот... нет, он тоже похож на змею. Змеи... они повсюду, от них не скрыться, это они скрываются, что бы неожиданно напасть из-за угла. Может когда я спала, змеи проникли в мое тело, оставив во мне своих детенышей и из-за них моя кровь окрасилась в черный, а из порезов выползают эти твари? Надо избавиться от них. Они отравляют мою кровь, мою душу. Они враги. Нет... Нет! Настоящий враг... кто же он?..

"Ты и сама знаешь, не так ли?" - сжимаешь мое изрезанное запястье и ледяным взглядом смотришь на меня. Прекрати. Ты пугаешь меня. Просто молчи, ничего не говори. - "Та девчонка. Она всегда презирала тебя, всегда смотрела свысока, а ты как дура хотела сблизиться с ней, хотела стать ей достойной подругой. Думаю ее забавляли твои усилия."

- Ты ошибаешься! Мака никогда бы...

"Совсем дура, что ли? Святой наив! Думаешь в ее словах есть хоть капля правды? Она улыбается тебе, говорит красивые, но лживые слова, а ты и веришь в ее сказки! Открой глаза, бестолочь! Ты ей не нужна! Она просто тебя использует, как вещь, а когда ей надоест, она выкинет тебя, вытерев ноги. Так все люди поступают с лохами вроде тебя. Пользуются и выбрасывают в урну за ненадобностью. Вспомни свою мамашу. Думаешь эта девчонка чем-то лучше нее?"

Сжимаешь крепче мою руку и тихо шепчешь в ухо. Ты так близко... Это пугает. Чего тебе от меня нужно? Почему не оставишь меня в покое? Зачем говоришь то, что я и сама знаю, то, во что мне совсем не хочется верить? Просто замолчи! Пожалуйста. Уйди! Сгинь! Исчезни!

"У нее все есть: друзья, хорошая репутация, будущее, поддержка близких людей. А у тебя никогда ничего этого не будет. Так зачем ей нужен кто-то вроде тебя? Ты бесполезна. Бельмо на ее глазу. Она презирает тебя. Она твой враг."

- Но что же мне делать?

"Просто убей ее. Избавь себя от страданий."

- Я не могу! Мака моя подруга. Ты ошибаешься!

"Дура! Если ты не убьешь ее, она сама тебя погубит! Запомни, Хрона - только я на твоей стороне. У тебя никого нет кроме меня."

Черные змеи выползают из углов и с леденящим душу шипением, собираются вокруг меня. Медленно проникают в мое тело, заполняя изнутри. Кажется я перестаю быть собой, но почему-то это радует. Я просто исчезну и тогда все закончится. Мой ад будет разрушен вместе с моим сознанием. Эй, Рагнорек, уйдешь вместе со мной?

Темнота сгущается и я тону в липкой, вязкой черной жидкости, напоминающей смолу. Только твои слова все еще звучат в моей голове: "Убей ее". Ты прав. Ты всегда был со мной, всегда помогал мне, подсказывал как поступать. Я сделаю как ты говоришь, только скажи, откуда я знаю твое имя?

@музыка: Miaka - Шизофрения

@темы: soul eater, фанфикшн

23:57 

Стоимость мечты.

Название: Стоимость мечты
Автор: Шион-Они
Фэндом: соционика
Персонажи: фемГамлет
Рейтинг: PG 13
Жанр: джен, angst, драма
Размер: драббл
Статус: закончен
Аннотация: Сейчас ты стоишь на сцене, купаясь в ослепительно-ярких лучах славы, а тьма за кулисами все сгущается...

Восторженные крики фанатов, мерцающие огни софитов направлены на нее. Девушка улыбается и подносит к губам микрофон, собираясь спеть песню из своего нового альбома.

Почет, деньги, влияние - все принадлежит ей и она купается в лучах славы. Источая сияние, она вновь ступает на сцену с которой хочется поскорее уйти.

Там, где сверкает ослепительно-белый свет, всегда найдется место и тени. Эта темная, практически непроглядная тень преследует ее на протяжении нескольких лет - тень ее прошлого. Но девушке она больше напоминает болото: вязкое, источающее омерзительную вонь, затягивающее в свои недра, не давая выбраться, не оставляющего ни единого шанса на спасение. Она увязла с головой в этом вонючем болоте. Затхлая вода наполнила легкие, сердце, каждую клеточку ее тела, ее души.

Когда-то, казалось бы так давно, еще во времена светлого, не окрашенного повседневной тревогой детства, она мечтала о роскошном замке, огромном гардеробе с тысячей модных нарядов, мечтала стать знаменитой, что бы весь мир с восхищением смотрел на нее не отрывая взгляда, а недруги с завистью читали статьи в газетах и журналах, посвященные ей. В своих фантазиях она видела себя королевой на золотом троне украшенном бриллиантами.

Что ж, твоя мечта исполнилась. У тебя есть все, о чем ты грезила, разве что королевского трона и дворца не хватает, но даже без них ты теперь царица, звезда этого гребанного мира! Так чего же не радуешься? Не устраивает цена, которую пришлось заплатить за свою мечту? Так ведь бесплатно только сыр в мышеловке! Неужто ты была столь наивна, что думала получить славу и богатство за просто так?

- Однажды у меня будет все! - когда-то радостно и уверенно ты сказала это своей матери, а она лишь мягко улыбнулась и потрепала тебя по щеке.

- Конечно, милая. Обязательно, - отвечала она.

А теперь добрая и заботливая мама ничего не отвечает, погруженная в вечный сон в сырой земле. Склонившись у ее могилы, ты льешь слезы и раскаиваешься перед матерью в своих грехах. В какой-то мере ты даже рада, что она мертва, что она не видит во что ты превратилась, не знает сколько мерзких поступков ты совершила ради достижения своей мечты. Ей было бы стыдно и больно видеть свою дочь такой. Но тебе не хватает ее нежных обьятий и спокойного, тихого голоса, не хватает ее поддержки. Оставив цветы у надгробия, ты поднимаешься, собираясь уходить, вытираешь мокрые от слез щеки и надеешься, что никто не заметит красных глаз и темных кругов под ними. Никто не должен видеть, никто не должен знать.

- До встречи, мам. Я еще приду, - говоришь ты и уходишь с кладбища, на выходе расстягивая губы в привычной фальшивой улыбке. Нужно быть сильной, нужно соответствовать своей репутации, которая с таким трудом создавалась на протяжении этих лет.

Знаменитая певица, которую недавно пригласили на роль в новом фильме известного режжисера, улыбается, беззастенчиво на ходу придумывая ложь для паппараций, берущих у нее интервью. О, да, приглашение на роль было весьма неожиданным! Однако это такой хороший шаг в продвижении по карьерной лестнице. И только ты сама и режжисер фильма знаете, что случайностей не бывает, а хорошо проведенная ночь в отеле служит отличной платой за получение желаемого.

На пути к славе ты приходила к разным уловкам, шла на любые подлости, безжалостно устраняла соперников и спала с теми, от кого можно было получить выгоду. Так поступают все, кто связан с шоу-бизнесом. Интриги, секс, подлость, лицемерие, травля, а в некоторых случаях даже и до убийств доходит. Это нормально, это есстественно. Тебе не о чем переживать, по крайней мере на твой совести нет загубленных жизней, хоть и изгаженных судеб полно. Ты достигла своей мечты, так что теперь главное удержаться на плаву в этом тухлом болоте.

Порой на пути к далекому замку в небесах приходится пробираться сквозь грязь, цепляться изо всех сил за призрачную мечту и топить любого, кто встанет на пути. Забыть о чести, о совести, о самой человечности и всецело погрузиться в смрад. Ты отлично усвоила этот урок.

Теперь ты сияешь в свете софитов, а безумные фанаты с восторгом выкрикивают твое имя и мечтают об автографе. Огромного счета в банке хватит на безбедную, даже шикарную старость. Шкафы полнятся нарядами от известных модельеров, а богатая вилла ничем не хуже королевского дворца.

Если повезет, правда о тебе будет скрыта и вся грязь не выплывет наружу, по крайней мере ты сделаешь все, что бы этого не допустить.

Сейчас ты стоишь на сцене, купаясь в ослепительно-ярких лучах славы, а тьма за кулисами твоей жизни все сгущается...

@темы: соционика, фанфикшн

23:56 

Я спасу тебя.

Автор: Шион-Они
Название: Я спасу тебя
Фэндом: ориджинал
Рейтинг: PG 13
Жанр: angst, даркфик, психология
Предупреждение: смерть персонажа
Размер: драббл
Статус: закончен

Для многих людей главные герои книг или фильмов становятся идеалом и примером для подражания. Ничего удивительного. Эти персонажи столь хороши, столь добры, милосердны, сильны духом... Столь тошнотворно идеальны, что кажутся мертвыми. В реальности нет таких людей. Может к сожалению, а может и к счастью.

Кто-то любит главных героев - воплощение земного идеала, а кому-то больше по нраву антагонисты, злодеи - ведь они куда живее, куда реалистичнее. В мире достаточно злодеев, правда часто они не столь привлекательны, как в фильмах.

Цель злодеев - уничтожать; цель добродетели - спасать. Вроде бы все просто. Но что делать, если единственный способ кого-то спасти - убить этого человека? Как тогда можно назвать этот поступок: злодеянием или добродетелью?

Зачем герои кого-то спасают? Ради славы? Ради одобрения со стороны людей? Ради чего? Мне трудно это понять, однако врядли их мотивы схожи с моими. Мне нравится спасать, нравится чувствовать себя освободителем, героем. Помогая кому-то, я даю успокоение себе самой. Это подобно разрешению себе жить, как полученное право на жизнь. Я не могу сама его получить без чьей либо помощи.

Ласково коснуться растрепанных волос, провести рукой по макушке, а после нежно вытереть слезы с покрасневших глаз. Не плачь, не надо. Не страдай больше. Я помогу тебе, избавлю от этой боли. Не бойся, скоро все пройдет. Не смотри так напуганно и не пытайся вырваться. Эти веревки достаточно крепки, что бы тебя удержать, незачем стирать запястья в кровь - эти действия бесполезны. Да и почему ты так стремишься вырваться, ведь все это я делаю для твоего же блага? Я хочу помочь тебе, хочу спасти.

Дергаешься, когда лезвие ножа касается твоей тонкой шеи и снова смотришь на меня с мольбой во взгляде. Знаешь, этот взгляд напоминает мне мой собственный в зеркальном отражении. Я ведь тоже хочу, что бы меня кто-то спас, только кому захочется это делать? Да и врядли меня вообще возможно спасти.

Дотронуться холодным лезвием до пульсирующей жилки и сделать глубокий надрез, а после насладиться видом алой жидкости, окрашивающей твою светлую одежду, кожу и каплями падающую на пол. Красиво, не правда ли? Кровь образует живописные узоры на твоем бездыханном теле, а лужицы на полу лишь служат дополнением к этой прекрасной картине. Эта красота умиротворяет меня вместе с осознанием, что только что я спасла еще одного страдающего человека. Я герой и живописец. Я достойна жить. Пока что... достойна... Нет, этого недостаточно. Нужно больше, больше спасенных жизней - только так я искуплю грех, коим является само мое существование, только так я получу свое право на жизнь.

Но как получить то, чего возможно не было изначально? И как я могу спасать других, если не могу помочь даже себе самой? Смотря в глаза этих людей, на их усталые, изможденные от бесконечных страданий лица, я узнаю в них себя. Только от чего я спасаю их: от жизненных проблем или от мыслей, бесконечный поток которых давит, медленно отравляет душу? Наверное от всего сразу.

Спасая их, я спасаю прежде всего саму себя? Не знаю. Не хочу знать.

Кровь на моих руках - отпечаток их боли, их страданий. Смерть - освобождение от ада под названием жизнь. Я люблю кровь и люблю смерть - они куда прекрасней и чище жизни. Смерть - единственный выход из лабиринта собственных мыслей.

Иногда надоедает играть роль спасителя, иногда хочется, что бы кто нибудь пришел и спас меня саму. Только вот это ожидание бессмысленно. Никто не придет. Людям ненавистно исполнение роли героя - слишком уж обременительная роль.

Лезвие покрыто застывшей алой жидкостью, холодная зеркальная поверхность отражает искаженную до предела, изуродованную изнутри душу. Мою душу. Легким движением коснуться руки отражения и почувствовать все тот же привычный холод, улыбнуться нервной, несколько безумной усмешкой и поднести нож к собственной шее.

- Я спасу тебя.

@темы: депрессняк, ориджинал, фанфикшн

Школа отчаяния

главная