Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: ориджинал (список заголовков)
04:04 

Ориджинал (неотбеченная версия/оригинал) отбеченную версию можно найти на Фикбуке.

Автор: Шион-Они (Hitomi_Otori) короче, я.
Название: Любимая иллюзия
Фэндом: ориджинал
Рейтинг: R
Жанр: фемслэш, POV, angst
Пейринг: ж/ж
Предупреждение: насилие
Размер: мини
Статус: закончен

Давно не виделись, милая. Надеюсь, ты скучала по мне? Хотя, я знаю, что это не так. Ты бы и вовсе предпочла меня не видеть. А вот я скучала. Целый день не видеть тебя - что может быть мучительней?
Как всегда, эта темная комната без окон, освещаемая лишь тусклой лампой на потолке. Почему то, всякий раз, мы с тобой встречаемся именно здесь. Пейзаж не меняется. Иногда меня посещает мысль о том, чтобы выйти отсюда вместе с тобой. Выйти в реальный мир. Туда, где солнце. Чистое голубое небо. Шум ветра.
Я бы не отказалась сходить с тобой на свидание. Однако, при всем своем безумии, мне еще удается сохранять здравый рассудок, и потому я понимаю, что мое желание неисполнимо.

В конце концов, тебя несуществует.

Знаешь, как мне нравится твой испуганый взгляд? Совсем как у крольчонка. Да, ты идеально подходишь на роль жертвы. Также, как и мне, подходит роль охотника. Мы просто созданы друг для друга, ты так не считаешь?
Дрожишь, когда я нежно провожу рукой по твоим коротким, неровно обстриженным русым волосам. Ну - ну, не бойся меня, милая, я не причиню тебе серьезного вреда. К тому же, учитывая твое, далеко не радостное прошлое, мне всегда казалось, что боль привычна для тебя. Но ты, как всегда не перестаешь меня удивлять, причем не прилагая к этому никаких усилий. Интересно, почему я полюбила тебя так сильно? Ведь, увидев впервые, я даже не обратила на тебя внимания. Лишь при втором просмотре, я поняла, что меня тянет к тебе.

В твоих серых глазах отражается безумие. Мое безумие.

Накрыть мягкие губы требовательным поцелуем. Мой язык проникает в твой рот, исследуя его изнутри. Проводит по ровным белым зубам. Соприкасается с твоим язычком.
Поцелуй без ответа. Неважно.
Не имеет значения, будут ли мои чувства взаимными. Ведь, все равно тебя нет. Ты просто иллюзия, созданная моим больным разумом. Видение той, которую я увидела в чужом произведении. Это ненормально, да? Влюбиться в персонажа. Даже эта моя любовь неправильна сама по себе. Когда любишь, хочется дарить нежность этому человеку. Со мной же и тут все наоборот. Я хочу заставить тебя страдать. Сильнее, чем в мире, откуда ты родом. Наверное, автор, твой создатель, тебя ненавидел. Раз уж написал тебе такую жестокую судьбу. А может, он тоже любил тебя, подобно мне? Такой вот, ненормальной любовью. Как знать. Едва ли я смогу лично у него об этом поинтересоваться.
Тебе так идет улыбка. Мягкая, нерешительная, порой кажущаяся натянутой. Неповторимая. Однако, слезы тебе идут гораздо больше. Слезы и кровь.

Резко потянуть за волосы, оттягивая голову назад. Коснуться приоткрытых губ легким поцелуем. Опуститься поцелуями к тонкой шее. Оставить на ней пару засосов. В это время, дотянуться рукой до ножа, что лежал на полу до этого момента. Провести кончиком лезвия по твоим бедрам, прикрытым длинным черным платьем. С ухмылкой на губах, разрезать ткань. Перевести взгляд на твое, искаженное страхом лицо.

- Боишься? - тихим шепотом.

Ты неуверенно киваешь в ответ. Страх. Ты ненавидишь это чувство. Оно настолько привычно для тебя, что уже хочется выблевать его, вместе с этой чертовой надеждой, с самого начала отдающей фальшью. Мне это хорошо известно. Поверь, я знаю о тебе все. Возможно, даже больше, чем ты сама. Возможно, больше, чем тот, кто подарил тебе жизнь, кто обрек тебя на это жалкое существование.
Осторожно провожу пальцами по твоей бледной щеке. В твоих глазах я вижу печаль. Признаться, радости в них я никогда не видела. Да и чему может радоваться человек, знающий, что он обречен? Обречен с самого своего рождения. Знаешь, теперь мы похожи с тобой. Теперь я тоже обречена.

Ты обрекла меня.

Клочки ткани, некогда бывшей платьем, бесформенной кучей валяются на грязном полу. Ты пытаешься руками прикрыть свою наготу, но я перехватываю твои запястья. Валю тебя на пол. Сама устраиваюсь сверху.

- Пожалуйста отпусти меня, - в твоем голосе ясно слышится дрожь.

Сейчас ты на грани истерики. Но этого недостаточно. Я хочу заставить тебя плакать от боли. Кричать в предсмертной агонии. Впрочем, убью я тебя или нет, мы все равно встретимся снова. Так что нет нужды сдерживать себя. Твои печальные серые глаза, твои шелковистые волосы, кожа, покрытая шрамами, как память о том ненавистном прошлом: все это лишь иллюзия. Тебя нет. Да и меня наверное скоро не станет. Так что, я могу делать с тобой все, что пожелаю. Пока ты здесь, рядом со мной.
Губами касаюсь твоего уха. Ты судорожно вздыхаешь, когда я провожу языком по ушной раковине, а после слегка прикусываю мочку. Мне бы хотелось укусить сильнее. До крови. Но пока рано. Я хочу довести тебя до грани, а после не дав тебе желанного чувства освобождения, резко сбросить с вершины блаженства.
Руки оглаживают твои узкие плечи,а после опускаются на почти незаметную грудь. Ты всхлипнула, когда мои пальцы сжали напряженный сосок. Прижимаюсь бедром между твоих едва разведенных ног. Чувствую, что ты уже намокла. Значит, я на верном пути. Сильнее притираюсь бедром. Как ни странно, ты поддаешься навстречу моим движениям. Черт, кажется, я не смогу осуществить свои намерения, касательно тебя. Но так или иначе, ничто не помешает мне, насладиться видом и вкусом твоей крови.

Рисовать кровавые узоры на болезненно хрупком теле. Осторожно проводить ножом по коже, иногда вгоняя лезвие глубже в твою плоть. Вначале ты кричала. Просила прекратить эту пытку или просто убить тебя. Быстро. Без лишней боли. Признаюсь, я почти не слышала твоих слов. Слишком была занята любованием на свои шедевры. Да. Я - художник. А ты - моё бесценное полотно. И я буду творить, пока на твоем теле не останется живого места. Только так я смогу оставить на тебе метку. Знак принадлежности мне. Самообман хорошая штука, не правда ли? Ведь, что бы я не делала, это не сделает тебя моей. Ты никому не принадлежишь, кроме своего создателя. Того, кто дал тебе жизнь, с единственной целью - отнять ее после. Хотя, будь я на его месте, возможно поступила бы также. Ты злодей под маской невинности. Трагический герой под видом шута. Меня всегда привлекали такие, как ты. Люди со сломанной судьбой. Поэтому, я не стану спасать тебя. Это мне уж точно не под силу. Наоборот, я сделаю тебе больнее. Добавлю драммы в твою и так слишком трагическую историю.
Он заставил тебя убивать, а после ты была вынуждена сама пожертвовать своей жизнью. Но не беспокойся, пока я здесь, пока я помню тебя, ты будешь жить. Хоть ты уже и мертва.
Твоя жизнь была окрашена сплошь в черные тона. Не волнуйся, я добавлю цвета в твою судьбу. Я окрашу ее алым. Цветом твоей крови. Прости, другой краски у меня нет. А если бы и была, я бы не воспользовалась ею. Желтый, зеленый, синий - тебе совершенно не подходят. Эти цвета сделают тебя слишком пресной или, как сейчас популярно говорить "ванильной". И тогда ты утратишь для меня интерес.
Я хочу, чтобы ты страдала, билась в агонии, безумно смеялась, не замечая слез, текущих по щекам. Кричи. Плачь. Истери. Убивай. Именно такую тебя я полюбила.

Открыв глаза, я вижу свою комнату. Белый потолок. Бежевые обои с нарисаванными на них мелкими цветочками. Письменный стол в углу комнаты. Довольно таки большое, в данный момент, немного приоткрытое окно. Занавески слегка колышатся из - за ветра. Обычная, вполне уютная, светлая комната. Полная противоположность твоей, больше похожей на тюремную камеру. В некоторые моменты, как и все люди, я бывало жаловалась на свою жизнь. Однако, по сравнению с твоей, моя жизнь подобна Раю. С некоторых пор я ненавижу просыпаться. Ведь здесь, в этой светлой реальности, тебя нет. Я не смогу коснуться тебя. Не смогу услышать твой тихий голос.
Неохотно поднимаюсь с постели. Холодно однако вылезать из под теплого одеяла в успевшую охладится за ночь, комнату. Мои будни окрашены в серый. Весьма скучный, посредственный цвет. Колледж, подработка, дом. Все течет, но ничего пока не меняется. Может, оно и к лучшему? Иногда стоит радоваться такому застоявшемуся периоду жизни, ведь, рано или поздно он прекратится. К тому же, и в моей жизни есть лучик света, хотя, ты ближе к тьме. Впрочем, как и я.
Я включу компьютер, зайду в "изображения" и найду там папку с твоим именем. Я долго буду любоваться тобой, прокручивая в памяти моменты твоей жизни и свои сны. А ночью мы встретимся снова. В твоей темной комнате без окон. При следующей встрече, я обязательно протяну тебе руку, предложу покинуть вместе со мной это мрачное помещение. Я знаю, ты откажешься. Иллюзии могут жить лишь в своем, придуманном кем то мире или в снах безумцев, которые умудрились влюбиться в них. Мы можем быть вместе только здесь. В кромешной темноте, этой, пропахшей кровью комнаты. Солнце, голубое небо, теплый ветерок - это не для нас. Зато у нас есть четыре стены, тьма и запах крови.

@настроение: так себе

@темы: ориджинал, фанфикшн

03:30 

Хэппи-энда не будет.

Автор: я
Название: Хэппи-энда не будет.
Фэндом: ориджинал
Рейтинг: G
Жанр: angst, психология, философия
Предупреждения: нецензурная лексика
Статус: закончен
Размер: драббл

В детстве, родители часто читают сказки своим детям. Сказки, в которых есть и добрые феи и прекрасные принцы и принцессы. Сказки, в которых обязательно будет хеппи энд. И разумеется, дети верят в этот бред. Верят до тех пор, пока не столкнутся с реальностью. Взрослая жизнь... Ха! Глупо считать, что она начинается с момента совершеннолетия. Порой и тридцатилетние люди в душе остаются детьми, а бывает и наоборот, десяти - двенадцатилетний ребенок, вынужден стать взрослым, так и не испробовав вкус детства.

"Жизнь прекрасна!" - какой идиот сказал такую чушь?! Прекрасна?! В каком месте, позвольте спросить? У всех людей есть проблемы. Куда ж, блядь, без них? У кого-то рушится карьера, кто-то не может сдать экзамены, кто-то угодил в долговую яму, другие болеют "раком" или еще какой тяжелой болезнью. Проблемы, они повсюду, куда ни глянь. Есть такие люди, которые скажут, что без проблем жизнь была бы скучной. Похоже, мазохизм у них в крови. Или же, просто не хватает в жизни острых ощущений. Такие люди частенько ищут приключений на свою задницу. Впрочем, для тех, кому повезло родиться в благополучной семье, думать подобным образом вполне нормально. Конечно, их жизнь скучна. А что? Им не о чем волноваться. Садись на шею родителям, свесь ножки и ни о чем не переживай. Если есть хоть грамм совести - учись нормально и не создавай предкам серьезных проблем. Все ведь просто, не правда ли? Не надо работать, думать о завтрашнем дне, о будущем. Родители ведь помогут. Точнее, их денежки. А ты сиди себе спокойно на жопе и лазай в интернете со своего планшета. О да! Жизнь без проблем просто невероятно скучна! Именно по этой причине многие любят создавать себе проблемы на пустом месте. А что? Надо же как то делать жизнь интересной и насыщенной.

Девушку бросил парень или изменил ей? О Господи! Какой кошмар! Но еще хуже - безответная любовь! Это же вообще пиздец! И как-то пофиг, что всегда можно найти другого, а с так называемой, безответной любовью, вполне можно жить. А ведь находятся такие, кто из-за подобной чепухи идет на самоубийство. Таких людей мало волнует то, что этим необдуманным шагом, они буквально разрушат жизнь своих родителей и причинят боль другим людям, которые ими дорожат. Нет, им попросту плевать на их чувства. А зачем думать еще о ком-то? Ведь, это ты - жертва, а им всем наплевать. Ты страдаешь, а никому нет до этого дела. Эгоизм. Не более того. Считаешь, что всем станет только легче, когда тебя не станет? Считаешь себя обузой для других? Тебе не кажется, что все это самобичевание, не более, чем способ на миг почувствовать себя лучше? А ведь так оно и есть. Тебе необходимо это страдание, эта боль, ведь именно такие эмоции заставляют чувствовать себя живым, не так ли? Но если тебе необходимо ощущение собственной жизни, то от чего же ты так стремишься эту самую жизнь прекратить? Что-то твои действия и чувства сами себе противоречат.

Тебе нужна жизнь, но ты не ощущаешь ее, потому и ищешь то, что поможет дать ее видимость. Но может стоит просто обождать? Поверь, в будущем тебя ждет достаточно "доказательств жизни". Многое придется испытать и тогда место фальшивой боли, займет боль настоящая. Тогда тебе уже не нужны будут приключения, напротив, ты будешь стремиться к счастью и спокойствию, но поверь - его не будет. Вот такая штука жизнь - испытание ниспосланное нам. Если хочешь, ты можешь прямо сейчас поднять белый флаг, надеть петлю на шею. Вперед! Никто останавливать не будет. Но ты ведь хочешь, чтобы остановили? Хочешь, чтобы спасли. Только вот, спасать тебя никто не будет, только ты сам можешь это сделать. Ты прав - практически никому нет до тебя дела. По настоящему любят и заботятся о тебе только твои родители, но и их однажды не станет. И что же тогда? Скажи, тебе действительно так необходимо чувствовать себя для кого-то значимым? Тебе мало того, что ты нужен сам себе? Или уже не нужен? Тебе нужны причины, чтобы жить, но разве уже того, что ты жив не достаточно?

Чего же ты хочешь на самом деле?

Ты хочешь счастья, как и любой другой человек. Но что есть счастье? Что это слово значит для тебя самого? У каждого оно свое - счастье. Только чаще всего люди путают настоящее с иллюзией. Порой просто внушают себе те или иные чувства. Зачем? Все просто. Чтобы спастись. Чтобы выжить. Может быть твое счастье окажется настоящим, а может, лишь подделкой. Просто пойми, какую бы жизнь ты не провел - конец один. Мы живем в реальном мире, а не в сказке. Поверь - хеппи энда не будет.

@музыка: Слот - Две войны

@настроение: хреновое

@темы: ориджинал, фанфикшн

11:04 

Изначально проигранная игра.

Автор: Шион-Они
Название: Изначально проигранная игра.
Фэндом: ориджинал
Жанр: angst, даркфик
Рейтинг: G
Размер: драббл
Статус: закончен

Сколько думаю об этом, но никак не могу понять - зачем я продолжаю этот бессмысленный фарс? Потому что ты хочешь продолжения? Потому что я его хочу?

Всю свою жизнь я бежала от того, что могло меня ранить, но теперь, кажется, я бегу навстречу этому. Мазохизм чистой воды, чтоб его! Хотя, в этом мы даже немного похожи, если я опять не ошибаюсь. Вот скажи, тебе еще не надоело все это? Не надоело играть роль палача? А нет, прости, ты же жертва. Палач здесь я. По крайней мере ты все видишь именно так. Ведь это я причиняю тебе боль. Вот такая вот я сволочь, никогда ни о ком не думающая. Но и ты не ангелочек, уж поверь мне. Мы на земле все таки, не на небесах. Здесь ангелов нет, а вот демоны частенько выбираются из ада. Впрочем, если подумать, настоящий ад прямо перед нами. Мы живем в нем, дышим им. Это наш мир, который мы научились ненавидеть.

Я люблю тебя. Я ненавижу тебя. Я боюсь тебя. И ты все это прекрасно знаешь, потому и играешь со мной. Чертова садистка! Как же я хочу вернуть тот самый миг, когда мы впервые заговорили друг с другом. Вернуть и не допустить той ошибки. Не видеть тебя. Не знать тебя. Не думать о тебе.

Похоже, с момента нашего знакомства у тебя появилось новое хобби - убийство. Да, тебе это нравится больше, чем что либо еще. Нравится медленно вонзать лезвие ножа в мою плоть, а потом проворачивать его, тем самым причиняя мне еще больше боли. Нанести как можно более глубокую рану, а потом водрузить в нее свою руку, медленно копошась ею внутри в поисках пока еще бьющегося, живого сердца. Отыскав его, сжать в своих пальцах как можно сильнее, раздавив этот наверное и вовсе ненужный мне орган. Потом ты медленно слижешь кровь и мелкие кусочки раздавленного сердца, оставшиеся на твоей ладони.

Я помню, ты говорила мне, что мертва. Ты хотела, чтобы мы были на равных, потому решила и меня умертвить. Тебе что так нравится вид моего распотрашенного трупа? Это уже некрофилией попахивает, знаешь ли. Это ненормально. Для других, но не для нас.

Это наша игра и ни чья больше. Мы оба проиграем в ее конце, нет, уже проиграли.

Тебе, как и мне, это прекрасно известно. Но ведь нельзя же оставлять партию незаконченной? Мы продолжаем. Медленно, осторожно, безрассудно убивать друг друга.

Моя улыбка и вежливый тон - петля на шее. Твоя прямолинейность и вечные причуды - ржавый нож.

Ты кричишь и бьёшься в истерике. Обвиняешь меня во всех смертных грехах. Больно. Чертовски больно. Умоляю, продолжай. Не останавливайся.

Я мило воркую и оправдываю тебя перед любым, кто посмел хоть одно обидное слово кинуть в твою сторону. Тебя это раздражает, не правда ли? Ненавидишь лицемеров? Ненавидишь меня? Я знаю. Продолжу в том же духе, не переживай.

Мы уже на равных. Мы уже и так мертвы, пойми наконец. Но наша игра продолжится. Потому что, чтобы ожить снова, нам обеим придется еще ни раз умереть.

@музыка: Оригами - Нить

@настроение: хреновое

@темы: ориджинал, фанфикшн

20:31 

Бред шизофреника =_=

Автор: я
Название: Храня молчание.
Фэндом: ориджинал
Рейтинг: PG 13
Жанр: даркфик, POV
Предупреждение: насилие
Размер: драббл
Статус: закончен

Слова неудержимым потоком рвутся наружу. Слова, способные разрушить, убить. Слова, которым лучше бы никогда и вовсе не быть сказанными. Но это невозможно. Так всегда было. Всякий раз, вместо того, чтобы промолчать, я отпускала слова на волю. Даже зная к чему это может привести, я продолжала говорить. Чертова необходимость в высказывании своего никому ненужного мнения! Раздражает! Как же это раздражает!

Сжать пальцами обыкновенную швейную иглу. Вставить нить удается только с третьего раза.

На губах сумашедшая улыбка. В глазах туман. Пожалуй стоило воздержаться от алкоголя. С другой стороны, не осуши я рюмку коньяка, врядли бы вообще решилась на это. А ведь давно хотела навсегда заткнуть свой глупый рот, вечно мелящий всякую чушь. Морально я подготовила себя к предстоящей боли, но все равно страшно. Плевать! Хватит уже все откладывать на потом. Сейчас или никогда.

На ватных ногах подхожу к большому зеркалу в гостинной. Из отражения на меня смотрит нечто бледное, с темными синяками под глазами. Не расчесываясь собираю растрепанные волосы в хвост, чтобы не мешались. После, глубоко вздохнув, подношу иголку к губам. Черт! Кажется у меня трясутся руки. Спокойно, спокойно... Все в порядке. Все так, как и должно быть.

Осторожно стараюсь проткнуть иглой уголок нижней губы. Наверное стоило прижечь иглу или хотя бы опустить в спирт, чтобы продизинфецировать. Что-то поздновато я об этом подумала. Ну и ладно. И так сойдет.

На глаза наворачиваются слезы. Черт! Как же больно! С трудом мне удается таки сделать первый стежок.

Стараюсь унять дрожь. Меня трясет от страха и напряжения. Наверное надо еще выпить, чтобы успокоиться и доделать задуманное. Словно на автомате, достаю с полки комода почти полную бутылку коньяка и рюмку. Умудряюсь пролить немного. Ничего. Потом вытру. Быстро опустошаю рюмку и возвращаюсь к исполнению задуманного.

Алкоголь действует и как обезбаливающее, и как успокоительное.

Кажется, что с каждым новым стежком, игла все легче проникает под кожу. Во рту чувствуется неприятный металлический привкус крови. Нервы натянуты тонкой струной. На щеках мокрые дорожки от слез. Нить сцепляет губы, сжимает их, не позволяя рту раскрыться.

Последний стежок.

Сглатываю скопившуюся во рту кровь. Хочу улыбнуться, но вынуждена сдержать это желание. Каждое даже самое маленькое движение губ, причиняет острую боль. Руки все еще подрагивают, но я решаюсь осторожно кончиками пальцев коснуться своих зашитых губ. Грубые, неаккуратные стежки. Неудивительно. Все же я не хирург и даже не швея. Смотрю на свое отражение в зеркале - выглядит жутковато. Неважно. Какая к черту разница?

Теперь я могу навеки замолчать и это будет правильно. Мои мысли, идеи, чувства - никто не должен знать о них. Я ненавижу ложь, но и правда столь же ненавистна. А значит нужно найти компромисс. Я нашла его. Не ложь и не правда - вечное молчание. Теперь ненужные, пустые, а порой и жестокие слова больше не вырвутся на волю.

Я буду хранить молчание.

@музыка: Слёзы - Страдать

@темы: бред, ориджинал, фанфикшн

06:12 

Датская рулетка.

Автор: Шион-Они (я то бишь)
Название: Датская рулетка
Фэндом: ориджинал
Рейтинг: G
Жанр: angst, darkfic, POV
Размер: драббл
Статус: закончен

Комната без окон и дверей. Приглушенный тусклый свет от одной единственной лампочки. Сама эта лампочка почти перегорела и потому периодически мигает. Скоро света совсем не будет.

Мы одни здесь. Запертые кем-то, вынужденные играть по неизвестно кем, установленным правилам. Кажется, совсем недавно нас было больше, но те, другие забрали их, потому что они проиграли. Теперь остались только мы. Вспомнить бы еще, кто мы?

У тебя длинные каштановые волосы, которые сейчас не в лучшем состоянии - грязные, растрепанные. На белой рубашке отчетливо видны пятна, кажется от масла, и еще какие-то красные следы.

На себя мне как-то не хочется смотреть. Страшно от того, что же я могу увидеть.

Желудок скручивает от боли. Когда же я ела-то в последний раз? Сколько вообще времени мы здесь находимся? Да и где "здесь"?

Ты сидишь в углу, прижав колени к груди и напеваешь себе под нос какую-то песенку. Успеваю заметить, что ее мотив мне знаком.

Нельзя оставаться здесь. Надо выбираться. Правда, есть лишь один выход, и в этом случае, вдвоем нам никак не выбраться.

Подхожу к тебе и ласково кладу руку на тонкое плечо.

- Давай поиграем, - моя улыбка смотрится совсем неуместно, или, скорее немного жутковато, в сочетании с маниакальным блеском в глазах и трясущимися руками.

- Мне не выжить, - ты улыбаешься в ответ и качаешь головой. Твои глаза пугают меня - пустые, мертвые. От одного твоего взгляда меня бросает в дрожь.

Я не должна показывать свой страх. Чтобы выжить, нужно до конца держать на лице маску непоколебимого спокойствия.

- Не бойся. Смерть, как глубокий сон. Тебе не будет больно. Ты просто уснешь.

- Лишь один проснется.

Да, верно, лишь один. Таковы правила.

Ложимся на холодный бетонный пол. Я крепко держу тебя за руку. Другую руку кладу себе под голову. Натянуто улыбаюсь.

- Засыпай.

Крепче сжимаешь мою руку, впиваясь ногтями в кожу. Не бойся, засыпай скорей. Чем быстрее ты уснешь, тем скорее это все закончится.

- Я не хочу умирать.

- Я тоже.

Мое единственное желание - выжить. И выбраться отсюда. За этими стенами мир, к которому я привыкла, мир, который я не помню. Память еще вернется. Должна вернуться.

А чего хочешь ты?

Тот, кто знает ради чего просыпаться - получит в награду еще один день жизни. А тот, кто не знает о своих желаниях - уснет навсегда. Такова эта игра. На кону жизнь. Пустая, бессмысленная, но все же существенная.


Я открываю глаза. В комнате осталась только я. Кажется, стены еще сильнее сжимаются.

@настроение: так себе

@темы: ориджинал, фанфикшн

06:14 

Посвящается моей музе :)

Автор: Шион-Они
Название: Живая
Фэндом: ориджинал
Жанр: romance, hurt comfort, POV
Рейтинг: G
Размер: драббл
Статус: закончен

Этот мир полон погребенных заживо. Живых трупов, бессмысленно бродящих по улицам. Серых. Гниющих изнутри.

За новым рассветом следует новый день, но и он ничего не приносит - ни радости, ни грусти. Говорят, перемены неизбежны - но так где же они, эти перемены?

На улицах города столпились призраки. Темные тени с масками на лицах. Я одна из них. Такая же пустая, ничем не примечательная, застывшая в бесполезном ожидании чего-то, тень. Силуэты мелькают перед глазами. Они все такие похожие. Не отличишь среди них никого. Все, будто созданные по шаблону. Безликие куклы с пустотой внутри.

Я делаю шаг, еще один. Бреду куда-то, сама не ведая, куда. Обычная утренняя прогулка. Столь привычный сгустившейся туман. Наверное я совсем отчаялась, потому и хотела забыться. Потому и погрузила себя в это подобие анабиозного сна.

Я и представить не могла, что именно этот день принесет мне столь желанные перемены. Я уже и не думала, что мой серый мир когда нибудь наполнится другими красками. Этот день и одна единственная встреча изменили все. Мой мир был разрушен, но я была рада апокалипсису. Я так долго ждала этого.

Тебя не назовешь огнем, но и водой, так тем более. Ты ураган, сметающий всё на своем пути, уничтожающий барьеры, воздвинутые столь напрасно, и декорации театра под названием жизнь. Обличаешь нелицеприятную правду, открываешь чужие двери, грубо срываешь маски с лиц. Ты грозный дьявол с мягким сердцем. Иногда мне кажется, что я вижу тебя насквозь, а иногда кажется, будто я и вовсе тебя непонимаю. Но я хочу понять. Хочу знать больше о тебе.

Краски, новые цвета, внесенные тобой в мою жизнь, не были светлыми, не были мягкими. Черный - цвет бесконечного ночного неба без звезд; красный - цвет игристого вина, цвет пролившейся крови; белый - цвет далекой, возможно недостижимой мечты.

Ты воплощенное противоречие. Ты - счастье и отчаяние. Ты свет в конце тонеля. Ты последний выживший, среди обломков изначально мертвого мира.

Ты забираешь жизни, чтобы потом вновь их подарить. Феникс - символ возрождения. Именно ты воскресила мою душу из пепла. Теперь в пустом, безжизненном мире лишь мы остались. Пустышки, гордо именующие себя людьми - не в счет.

Ты разрушаешь, чтобы восстановить. Смеешься, плачешь, злишься.

Я наблюдаю. Я - единственный зритель твоего представления.

Ты открыто говоришь, что хочешь, поступаешь, как считаешь нужным, не взирая на мнение мертвых. Они уйдут, а ты останешься. Они падут, а ты взлетишь. Только, прошу, не забудь обо мне. Взмывая в облака, не отпускай мою руку. У меня нет крыльев. Если отпустишь, я упаду и разобьюсь насмерть. Не хочу умирать. Хочу жить. Хочу летать, а не парить, как прежде. Хочу и дальше быть с тобой, хотя бы до тех пор, пока не надоем тебе. Пока я нужна, я вытерплю все. Я в полном твоем распоряжении, в твоей власти. Можешь кричать, издеваться, растоптать меня, убить и воскресить снова, хоть миллион раз. Я выдержу. Я не сломаюсь и не предам, обещаю тебе. Только и ты не сломайся, не потеряй свои крылья и волю к полету. Не стань одной из безликих теней. Не умирай.

Ты тьма с проблесками света. Ты демон с ангельскими крыльями. Ты сама жизнь, в обличие смерти. Так и оставайся такой в моем сердце.

Не сдавайся! Разрушь жестокую систему. Сломай этот чертов механизм, под названием мир. Даруй жизнь безликим теням, как когда-то даровала ее мне. Следуй своему пути, я же последую за тобой.

@музыка: Мельница - Королевна

@настроение: грустно что-то

@темы: ориджинал, фанфикшн

06:16 

Бредово и упорото.

Автор: Шион--Они
Название: О размножении
Фэндом: ориджинал
Рейтинг: G
Жанр: джен, юмор, эксперимент
Размер: драббл
Статус: закончен

- Ну как там твой комп поживает?

- Отнесла вчера на диагностику. Сегодня вечером сказали прийти. Там уже скажут что с ним. Надеюсь, это просто какой вирус, а то мой знакомый сказал, что возможно проблема с жестким диском. Может менять его придется.

- Ну так поменяешь. Не стоит так волноваться из-за этого. На тебе лица нет уже который день. Успокойся, расслабься, просто не заморачивайся на этом. Нервные клетки не восстанавливаются.

- Легко сказать - расслабься! Это у тебя богатенькие родители, так что и волноваться не о чем. Сломается один комп - купишь новый. Не проблема. А у меня нет такой возможности. И если с моим компом что случится, я останусь вообще без компа. И вот что мне тогда делать предложишь?

- Вернуться к реальной жизни. А то ты уже конкретно помешалась на виртуале.

- В сети лучше, чем в реале.

- И чем же?

- Ты все равно не поймешь.

- Ну так объясни мне. Ладно, все, проехали. Просто я пытаюсь хоть как-то тебя подбодрить, понимаешь? Все будет в порядке с твоим компом. Даже если проблема в жестком диске. В этом случае я помогу тебе. Могу денег там одолжить или помочь с установкой. Мы же подруги в конце-то концов, так что не переживай.

- Вот только не надо меня жалеть!

- Где ты тут жалость увидела, глупая?

- Вот почему люди, животные, птицы, рыбы, даже растения размножаются, а компьютеры нет?

- Эм... рискну предположить, что может из-за того, что компьютер - неоживленный предмет?

- А вот и нет! Например будизм учит, что в каждой вещи есть душа!

- Прости, я атеистка.

- Если бы техника могла размножаться - это было бы здорово, ты так не думаешь?

- Ага. Можно было бы бизнес начать...

- Не смейся надо мной! Я же серьезно говорю!

- Нет, ну ты просто сама представь рожающий компьютер! Вот я даже вообразить не могу сей процесс. Откуда будет "ребеночек" вылезать?

- Ну... может из дисковода?.. Эй! Прекрати ржать!

- Прости, прости. Я просто это представила... А ты сама будешь акушеркой, что ли? Роды у своего компа принимать? Кстати, но ведь для этого всего еще и отец ведь нужен. Кто же будет в роли отца? Другой компьютер? И вообще, разве бывают компьютеры-женщины и компьютеры-мужчины? И как они будут трахаться?

- Не будь такой пошлой! И вообще, почему они должны размножаться именно таким образом? Есть ведь и другие варианты - деление или пачкование например.

- Ну тоже неплохо. Был один комп - стало два или даже больше. Блин! А ведь и правда это было бы офигенно! Только представь как хорошо можно было бы заработать! Компьютер сам производит компьютеры, а мы бы их продавали.

- И вот не стыдно тебе чужих деток продавать?

- А с чего ты взяла, что комп захочет оставить ребенка? Может он, ну, в этом случае "она" вообще хотела аборт сделать!

- То ли реально прикалываешься надо мной, то ли ты еще более чокнутая, чем я...

- Просто продолжаю и развиваю начатую тобой тему. Кстати, а как может выглядить комп, когда он еще в стадии зародыша?

- Даже не знаю.

- А как понять, что комп залетел?

- Так. Все. Хватит. Я вижу, что ты уже издеваешься надо мной.

- Не обижайся, я же просто шучу. Зато у тебя кажется настроение улучшилось. Ты даже улыбнулась.

- Ну...

- Если бы техника могла размножаться - это было бы здорово. Может когда нибудь ученые даже изобретут такую технику.

- Сомневаюсь.

- Несколько веков назад, люди тоже мягко говоря, сомневались в том, что в будущем можно будет общаться по сотовому или смотреть телевизор. А теперь это все вошло в обыденность.

- Несколько веков назад, люди даже не знали слова "телевизор"...

- В общем не падай духом! Все наладится. И комп твой будет жить.

- Ага...

- Убери эту печальную мину. Улыбка тебе больше идет. И хватит дуться! Ладно. Пошли что ли в пиццерию заглянем, потом можно созвониться с ребятами, собраться вместе в нашем месте. Отдохнуть, выпить. Как раньше, до того, как ты стала интернет-зависимой.

- Наверное ты права. Мне нужно отвлечься.

- Вот-вот. Наконец-то я услышала от тебя нормальную мысль!

- Я тут подумала... А что было бы, если бы люди могли рожать технику?..

@темы: ориджинал, фанфикшн

06:17 

Впервые решилась написать фик по заявке.

Автор: Шион-Они
Название: Образ
Фэндом: ориджинал
Рейтинг: G
Жанр: джен, философия, эксперимент
Размер: драббл
Статус: закончен

- А теперь, пожалуйста объясни мне, какого существительного ты уже третий свой фанфик удаляешь?

- Захотелось. Тебе то какое дело?

- Например такое, что я их бетила. И теперь меня не покидает чувство, что из меня хреновая бета.

- Да нормальная ты бета. Не грузись. Дело совсем в другом. Просто все мои рассказы не акти какими получились.

- Я бы не сказала. Ладно, первый - он так, середнячок. Второй и правда хреновый вышел, не отрицаю. Но последний очень даже хорошо получился. Ты же за него шесть лайков получил и несколько, заметь, положительных отзывов.

- Шесть лайков! Очень много!

- Ну знаешь ли! Как по мне, так много. Уже этому стоит радоваться. Да даже один лайк и то хорошо!

- Да не в лайках дело! Не кипятись!

- Ну а в чем дело то?

- Ну вот как же тебе объяснить?.. Понимаешь, я не смог написать именно то, что хотел. Не смог нормально передать свою идею.

- Нашел проблему! Это же есстественно, что ты не смог этого сделать. И не сможешь.

- Спасибо, утешила.

- Вот только не надо мне тут обижаться! Ну просто сам подумай, мало кому вообще удается правильно и полностью передать свои идеи. Даже многим действительно талантливым, известным писателям, музыкантам и художникам это не под силу, что уж говорить о нас - любителях, неопытных начинающих фикрайтерах.

- Если бы я лучше постарался, то возможно у меня получилось бы.

- А то как же! Нет, оптимизм - это, конечно, хорошо, но иногда бесит.

- Твой пессимизм бесит не меньше.

- Я предпочитаю называть это реализмом. Знаешь, любое творчество: музыка, живопись, письмо - все это похоже. Потому что все передает внутренние переживания автора. Порой в реалистичной форме, а порой завуалированно. Впрочем, это и так очевидно. Но чувства человека меняются очень быстро, едва ли ни каждую секунду и потому угнаться за ними крайне трудно. Оттого и сложно предать им форму.

- У меня настроение не настолько изменчиво.

- Да не о настроении речь! Ты можешь например целый час сидеть в депрессии, но это не значит, что все это время, твое внутреннее состояние будет оставаться одинаковым. Грусть и любое другое чувство имеет множество оттенков. Также и с идеей. Вот начинаешь ты писать и кажется, будто все уже спланировано. Сюжет, детали - все продумано. Но тут ни с того, ни с сего появится мысль о каком-то изменении в сюжете. Ты захочешь дополнить образ или, напротив - убрать что-то лишнее.

- Ну так бывает конечно... И вот что с этим делать-то?

- Ничего. Просто прими это как данность.

- Не могу я так.

- Как же с тобой сложно... Слушай, ты наверное слышал что нибудь о картине под названием "Крик"?

- Что-то слышал... Там вроде фигура странная изображена, явно не человеческая, затыкающая себе уши. Блин! Это-то тут причем?

- Ну, во первых у изображенной фигуры и ушей то нет. Да и суть картины... ну да ладно, не хочу это с тобой обсуждать, зная, что ты считаешь мои вкусы и взгляды мягко говоря, странными. Так к чему это я?.. Точно! Мунк несколько раз переписывал "Крик", создал несколько вариантов композиций. Понимаешь?

- Не особо. Где тут связь между этой картиной и моими фиками? Ты мне что ли предлагаешь написать мой фанфик в нескольких разных вариациях?

- Можно и так. Неплохая мысль, кстати. Но я говорила о другом - о том, что вместо того, что бы сразу бросать, стоит пробовать снова и снова.

- Неожиданно слышать от тебя нечто позитивное и я бы даже сказал, обнадеживающее.

- Так говорю же, не пессимист я, а реалист.

- Ну-ну...

- В любом случае, ты не достигнешь желаемого результата, но по крайней мере приблизишься к нему.

- Вот это уже больше на тебя похоже. Но блин, как ты не поймешь, что я не могу так! Пытался ведь уже, а не смог. Я как будто не могу найти какие-то цвета. Идея вроде есть, сюжет есть, но оно все бесцветно.

- Искать надо лучше.

- И где предлагаешь мне это искать?

- Где, где? В себе самом. Жизнь и происходящие в ней события - кисть; твои мысли и чувства - краски; ты же сам - полотно. А твои работы - лишь копии этого полотна. Цветов множество, оттенков еще больше. Ты сам наносишь мазки своей кистью, хотя иногда бывает и иначе, не отрицаю. Просто пойми, какую же картину ты хочешь написать и какие цвета готов использовать для копий.

- Не знаю. Честно говоря, у меня такое ощущение, что ты только что окончательно вынесла мне мозг.

- Это радует. Такая вот своеобразная месть, не находишь?

- Что же я тебе такого сделал?

- Еще спрашиваешь?! Знаешь, я относительно добрый человек и поэтому, если ты снова попросишь меня, я не откажусь стать твоей бетой. Но если ты и тот фанфик удалишь, будь уверен, я напишу твой портрет твоей же кровью и отнесу его тебе на могилу. Так что подумай дважды, прежде чем фанфик удалять и на всякий случай заранее напиши завещание.

- Да уж... ты сама добродетель. Повезло мне с бетой, ничего не скажешь.

@темы: ориджинал, фанфикшн

06:21 

Небольшой романтический ужастик про дом-яндере.

Автор: Шион-Они
Название: House
Фэндом: ориджинал
Рейтинг: PG 13
Жанр: даркфик, angst, мистика, POV
Предупреждение: насилие, смерть персонажа
Статус: закончен
Размер: мини

Время течет так медленно. Каждая минута длится словно час. Я устал от этого ожидания. Ну где же ты? Приходи скорее.

Я знаю, что понравился твоей семье. Неудивительно. Моя красота сравнима только с надежностью. Крепкие каменные стены, отличная звукоизоляция, пластиковые окна, массивные деревянные двери. Когда ты увидела меня, то сказала, что хочешь поскорее уехать. Ну зачем ты так? Что же тебе не понравилось во мне? Твои родители не придали особого значения твоим словам и тебе пришлось смириться с их решением. Ничего, поначалу тебе будет тяжело, но потом ты привыкнешь. Однажды ты обязательно полюбишь меня. Я заставлю полюбить.

Многие были со мной, но как бы сильно я не любил их, как бы сильно не хотел защитить, они все равно ушли. Все они бросили меня.

Знаешь, была здесь когда-то девочка твоих лет, она была такой милой и порой казалась столь беззащитной, что вызывала есстественное желание защитить ее. Ей очень нравился один мальчик. Я хотел, что бы она была счастлива, что бы этот мальчик навсегда остался с ней. Я так старался для нее, когда сжимал проводом горло этого мальчика. Я хотел, что бы он остался здесь, рядом с ней, а он из последних сил пытался вырваться, хрипя, не в силах закричать. Оставалось совсем немного, но в последний момент вмешалась та, для кого я старался. Вызвали скорую помощь и мальчика увезли. А она все плакала. Почему она плакала? Почему не оценила моих стараний?

Вскоре она вместе со своей семьей покинула меня.

После у меня появилась новая семья: мать-алкоголичка и ее несколько замкнутая, зашуганная дочь.

Девочка была несчастна. Мать не давала ей спокойной жизни, вечно винила во всех своих бедах, кричала на нее, а порой и руку поднимала.

Девочка была слаба. Она устала от всего этого и однажды попыталась вскрыть себе вены. Лезвием она резко наносила удары, грубо раздирая собственную плоть. Истерически смеясь и смотря безжизненным взглядом в зеркало, висящее на стене, резала, не жалея сил, не думая о последствиях. Раны были глубокие, далеко не просто царапины. Один раз лезвие едва не соприкоснулось с костью. Кровь стекала по ее рукам, которыми она уже едва могла двигать, капала на колени, пачкая светлые джинсы. Скоро девочка потеряла сознание. Я сделал все, что мог, что бы она выжила. Мне удалось ее спасти, но ярость не покидала меня. Я не мог простить эту суку - ее мать.

Когда она жарила мясо на кухне, я окунул ее лицом в сковороду с кипящим маслом. Эта женщина визжала, как свинья, но мне было приятно это слышать. Сдохла она относительно быстро - ее сердце просто остановилось. Девочка была в шоке, когда вернувшись домой, обнаружила на кухне труп своей матери.

Я ведь смог обрадовать ее, правда?

Девочка была одинока. Хотя я всегда был с ней, на ее стороне, она казалось не замечала этого. Я пытался поговорить с ней, пытался показать ей, что она не одна, что есть тот, кто любит ее. Я передвигал мебель так, что бы ей понравилось, ведь говорят, новая обстановка может послужить приливу сил. Было дело, я помыл за нее посуду. Я подарил ей букет засушенных роз и мертвого котенка, как знак того, что готов убить любого для нее, ради нее. Я думал, это осчастливит ее, а она лишь становилась печальнее, все чаще покидала меня и возвращалась на каких-то пол часа. Я не хотел потерять ее.

На зеркале в ванной, я написал свое признание. Попросил ее не покидать меня. Почему она разбила зеркало? Почему в ее глазах отразился животный ужас? Я сделал что-то не так?

Я ведь просто хотел быть с ней. Я так любил ее, а она облила меня бензином и попыталась сжечь. Мне было больно. Так больно, что хотелось кричать.

Кроме них, многие были со мной, но ненадолго. Несмотря на всю мою любовь и заботу, они все равно бросали меня. Но ты не уйдешь, ведь правда? Я не отпущу тебя.

Знаешь, мне немало лет. Я гораздо старше тебя. Но любви все возрасты покорны. Я не человек. Возможно, мне несколько трудно понять вас, людей, но я попытаюсь. Нашей любви ничто не помешает.

Сегодня твоя первая ночь в моих стенах. Ты кутаешься в одеяло. Неужели замерзла? Спи, милая, я подарю тебе сладкие сны. Наверное тебе хотелось бы узнать по-больше обо мне и о людях, живших здесь до тебя? Я знаю все о них. Мои стены стали свидетелями как их радостей, так и горестей. Я все тебе расскажу.

Ты просыпаешься с криком. Что случилось? Тебя кто-то обидел? Только скажи мне, кто, и он об этом пожалеет! Я никому не позволю и пальцем до тебя дотронуться!

Твои родители допоздна на работе, но им не о чем волноваться, ведь я присматриваю за тобой. Я всегда смогу защитить тебя.

Ты сидишь за компьютером и что-то печатаешь. Мне нравится твое задумчивое выражение лица. Какая же ты красивая! Намного красивее кого либо из тех, кто был со мной раньше. Я нежно обнимаю тебя, глажу по шелковистым светлым волосам. Ты резко оборачиваешься, тяжело дыша. Испуганым взглядом окидываешь комнату. Ну чего ты испугалась? Я не причиню тебе вреда. Мягко касаюсь твоей щеки, стараясь успокоить, а ты кричишь, вскакиваешь с места и выбегаешь из комнаты. Боже! Какая же ты странная! Хотя, это по своему мило.

Когда ты делишься с родителями своими впечатлениями за день - они не верят тебе. Не грусти, милая, поверь, это даже к лучшему.

Проходит время. С каждым днем ты становишься все более нервной. Что же с тобой происходит? Я каждый день пытаюсь порадовать тебя и каждую ночь дарю тебе хорошие сны, рассказываю в них о себе, о своих прежних владельцах. Почему даже ты не ценишь моих стараний?

Твои родители хотят избавиться от меня - нашли жилье получше. Глупцы! Никто не позаботится о вашей дочери так, как я. Никто не полюбит ее также сильно.

Уже завтра ты покинешь меня. Ну уж нет! Этого я не могу допустить. Я не повторю прежних ошибок. Ты моя и только моя! Я никому тебя не отдам! Ты навсегда останешься со мной!

Вот так. Правильно. Давай, слушай, что я говорю. Не бойся, забирайся на табуретку. Затяни петлю потуже и просунь в нее голову. Вот так. Умница. Я помогу тебе, уберу табуретку. Ну чего же ты? Не плачь, не дергайся так. Сейчас все пройдет, потерпи немножко. Скоро мы навсегда останемся вместе.

Не волнуйся, тебе не будет одиноко, я всегда смогу развлечь тебя, к тому же, скоро к нам придут другие люди - они тоже станут нашими друзьями.

@темы: ориджинал, фанфикшн

06:26 

Изначально это планировалось, как фик по соционике с пейрингом Габен/Гамлет.

Название: Подари мне тишину.
Автор: Шион-Они
Фэндом: ориджинал
Рейтинг: R
Жанр: гет, angst, POV, darkfic, ER, hurt comfort
Предупреждение: насилие
Размер: драббл
Статус: в процессе

Я всегда любил тишину. Спокойное, умиротворенное временипрепровождение. Однако с твоим появлением, столь любимая тишина покинула мою жизнь.

Яркая, шумная, порой черезчур эксцентричная, сияющая подобно звезде на небосклоне. Ворвалась в жизнь и разом нарушила мой покой. Вначале мне это даже немного нравилось, но потом стало попросту бесить. Все твои упреки, истерики на пустом месте, бессмысленные слезы - я устал от этого, неужели не понимаешь? Хотя, я тоже не могу понять многово в тебе. Очередной раз жалуешься на мою холодность и безразличие. Я что и правда такая сволочь? Всякий раз, когда тебе плохо, я пытаюсь помочь, найти способ решить твою проблему. Но вместо благодарности или хотя бы теплой улыбки в ответ, получаю полный бессильной злобы взгляд, а после, злость переходит в обиду. И так постоянно. Уходишь, раздраженно хлопнув дверью. Не поняв, и даже не попытавшись выслушать. Ты слишком зациклена на своих собственных эмоциях, настолько, что видимо даже не замечаешь, что у других людей тоже есть чувства. Хотя, нет, врядли. Ты отлично это понимаешь. Глупо с моей стороны считать тебя эгоистичной истеричкой. Ты эгоистка, но далеко не истеричка. Каждое слово, действие, все это идеально просчитанно, не так ли? Манипулятор ты хренов! Знать бы с какой целью ты это делаешь. Вот чего тебе надо лично от меня? Чего надо от человека, который раньше любил тебя, а теперь уже попросту тошнит от одного твоего вида. Я устал от тебя. Устал играть в твои игры.

И вот снова, очередной раз ты пришла ко мне. Мы сидим за столом на кухне в моей квартире. Чай давно уже остыл, а мои нервы только закипают, но на лице привычное выражение спокойствия. Ты говоришь о чем-то, но я уже почти не улавливаю смысл твоих слов. Мне надоело слушать твои жалобы, твое нытье из-за всякой чепухи. Из всего тобой сказанного, я понял только, что у тебя опять возникли какие то проблемы на работе. Ну почему вместо того, чтобы найти решение для этих неурядиц, ты только ноешь? Думаешь это как-то исправит ситуацию? Так не будет этого, пойми наконец. Неужели трудно спокойно проанализировать сложившуюся ситуацию и найти выход?

- Уже решила, как поступишь? - пожалуй мне стоит включиться в беседу, а то снова ведь разозлишься за то, что я тебя не слушаю. Не раз жаловалась уже на то, что разговор со мной напоминает беседу со стенкой. Только, если тебя это так бесит, что же ты всякий раз идешь именно ко мне на жизнь поплакаться?

- Да. Что нибудь придумаю, - нерешительно улыбаешься, однако эта улыбка быстро покидает твои губы, уступая место привычному унынию. - Дело ни в этом. Дим, скажи, только честно, тебе что и правда плевать на меня?

- С чего вдруг такие выводы? - если бы мне было плевать, врядли я сидел бы сейчас здесь с тобой и слушал твой эмоциональный монолог.

- Просто ты как будто и вовсе меня не слышишь, или скорее не хочешь слышать. Я давно это заметила. Ты не понимаешь меня и даже не пытаешься понять, - снова заводишь старую песню. Как будто ты сама хоть раз пыталась меня понять.

- Да. Ты права. Я не понимаю тебя, - не вижу смысла врать. Лучше уж сказать все как есть.

Ты лишь сильнее сжимаешь кулаки. Опускаешь голову. Длинная челка падает на лицо. Я заранее готовлюсь к очередному выносу моего изрядно потрепанного мозга. Похоже мне скоро придется на одни только успокоительные зарабатывать.

- Неужели это так трудно? Просто поддержать, успокоить, дать понять, что тебе не все равно? Ты здесь, но создается такое впечатление, что ты далеко! Слишком далеко.

- Послушай... - мои нервы и так уже на пределе. Замолчи и выслушай меня наконец!

- Нет, это ты меня послушай! Хоть раз меня выслушай! Я устала от твоего безразличия. Устала от того, что постоянно ищу у тебя поддержку, а вместо нее получаю лишь новые поводы для депрессии! Если ты меня не любишь, если не хочешь видеть, то так и скажи, а не мучай меня понапрасну! Я же вижу - тебе нет дела до меня! - в уголках твоих зеленых глаз блестят слезы. Ненавижу это выражение лица - злость, обида, разочарование. Мы ведь уже давно разочаровались друг в друге и все же, как последние идиоты, продолжаем цепляться друг за друга, не желая отпускать.

У меня уже голова болит от твоих криков, а про свои убитые нервы я вообще молчу. Хоть раз подари мне тишину. Дай насладиться покоем. Впрочем, просить тебя об этом бесполезно. Иногда я думаю, как было бы здорово, родись ты немой. Это сразу избавило бы меня от большей части нервотрепок.

Ты снова ведешь какой-то надрывный монолог, но я уже не слушаю. Не хочу. С тонких губ, которые мне всегда так нравилось целовать, срываются не самые приятные слова - очередные претензии, упреки. Как же я хочу заткнуть тебя, желательно навсегда.

В голову приходит весьма неожиданная и несколько безумная идея. Может стоит ее воплотить?

Резко хватаю тебя за руку и веду по направлению к спальне. Ты пытаешься вырваться, но твои попытки не заканчиваются успехом, что-то говоришь, но мне сейчас не до твоих истерик. Я люблю тебя, но и ненавижу. Я хочу избавиться от тебя, но в то же время не хочу отпускать.

Мне нужна тишина. Я хочу, чтобы ты замолчала.

Зайдя в спальню, буквально швыряю тебя на постель. Быстро закрываю дверь на замок, а после направляюсь к небольшому шкафу у стены. Здесь лежат различные вещицы: фаллоимитаторы, плетки, которые ты любила использовать в наших любовных играх. Тебе всегда нравилась жестокость, нравилось ощущать себя невинной жертвой - признаться, мне до сих пор сложно это понять. Но я с удовольствием играл по твоим правилам. В конце концов, никогда не видел ничего плохого в разнообразии, экспериментах в постели. Правда, как бы я не старался для тебя, ты всегда была недовольна - видите ли не хватает реалистичности в моей игре, слишком уж я мягок. Ну прости, по другому не умею. Хотя, может хоть сейчас ты окажешься довольна? Мои нервы на пределе - никакой нежности, мягкости не будет.

Достаю пару крепких веревок и направляюсь к тебе. Ты молча смотришь на меня, с недоумением и любопытством в глазах. Похоже твоя истерика уже закончилась. Что ж, меня это радует. Только боюсь, ты сильно разочаруешься, когда поймешь, для чего именно я привел тебя сюда. Рассчитываешь на привычный способ примирения? Прости. В этот раз все будет совсем иначе. Моя чаша терпения уже переполнена.

Подхожу к тебе и сажусь рядом с тобой на край кровати, после чего валю тебя на спину и нависаю над твоим распростертым подо мной телом. Ты пытаешься оттолкнуть меня.

- Прекрати! Я не хочу! Отпусти меня! Давай уже расстанемся спокойно! Дай мне уйти!

Пропускаю твои слова мимо ушей. Держу тебя одной рукой за запястья, другой крепко связываю их веревкой, а после привязываю твои руки к изголовью кровати. С твоих губ срывается тихий всхлип. Стараюсь не обращать на это внимания. Опускаюсь к твоим ногам. Я должен полностью тебя обездвижить. Нежно провожу ладонью по икрам, обтянутым тонкими черными колготками. Развожу твои ноги в стороны и привязываю их к кроватным столбикам.

- Дим, хватит уже, - твой голос непривычно спокоен. Это может значить лишь одно - сейчас ты серьезна. Это не очередная игра или провокация, ты действительно хочешь прекращения всему. Вот только я этого не хочу.

Склоняюсь над тобой. Ласково касаюсь ладонью твоей щеки.

- Я люблю тебя, - тихим шепотом в губы, перед тем, как накрыть их поцелуем, сминая, проникая языком в податливый рот. Это последний раз, когда мы можем так поцеловаться. Последний раз, когда я могу ощутить на языке приятный привкус темного шоколада - твоего любимого лакомства, которое ты поглощаешь практически каждый день. Прости, милая, теперь тебе придется навсегда забыть его вкус. Играю с твоим язычком, после нежно прикусывая его и прекращая поцелуй.

- Я тебе не верю, - холод в твоем голосе расстраивает меня. Но лучше так, чем вечные крики, истерики и бесполезное битье ни в чем неповинной посуды.

Отстраняюсь от тебя и поднимаюсь с постели. Ты непонимающе смотришь на меня, когда я подхожу к двери, собираясь покинуть комнату. Не волнуйся, я не собираюсь оставлять тебя здесь связанной надолго. Мне просто нужно захватить кое какие предметы, перед тем, как вернуться к тебе.

- Подожди меня, ладно?

- Как будто я могу куда-то уйти! - с нотками сарказма кидаешь ты. - Прекрати эти игры! Развяжи меня наконец!

- Развяжу, развяжу, только не психуй. Нервные клетки не восстанавливаются, - усмехаюсь я, закрывая за собой дверь.

То, что мне нужно, я быстро нахожу в соседней комнате. Швейная игла и моток белых ниток. Теперь нужно только найти медицинский спирт, ножницы и чистую чашку. Думаю, это все, что мне понадобится.

Когда я возвращаюсь со всем этим в спальню, замечаю промелькнувший в твоих глазах страх. Неудивительно. Честно говоря, мне тоже немного не по себе. Но я уже все решил. Теперь поздно отступать. Ставлю бутылочку со спиртом и чашку на прикроватную тумбочку, а сам сажусь возле тебя. Покручиваю в пальцах иголку. Страх в твоем взгляде медленно перерос в практически животный ужас. У тебя всегда было просто потрясающее воображение, так что, возможно ты уже представила, что я собираюсь делать с тобой. Хотя, скорей всего, в твоем представлении все гораздо хуже того, что на самом деле тебя ожидает.

- Успокойся. Я просто хочу облегчить нам двоим жизнь. Я думаю, это сможет улучшить наши отношения, - где-то в глубине души понимаю, какой бред несу. Почему-то не могу заставить себя остановиться, хотя знаю, что потом пожалею о содеянном.

- Что ты черт побери задумал?! - срываешься на крик, когда я наливаю в чашку спирт и окунаю туда иголку.

- Пожалуйста успокойся, - тебя всегда бесили эти слова, но я не знаю, что еще могу тебе сейчас сказать. Мне и самому стоит успокоиться. В столь взвинченном состоянии я не смогу все сделать правильно.

Я должен прекратить.

Не могу.

Прости.

Где-то только с четвертого раза удается вставить нить в иголку. Сглатываю образовавшийся в горле комок. Склоняюсь над тобой. В зеленых глазах плещется страх. Губы дрожат. Страшно представить, сколько мыслей сейчас пронеслось в твоей голове. Сколько догадок. Ты дергаешь крепко связанными руками, надеясь вырваться. Бесполезно. За время наших отношений, я хорошо научился технике бондажа. Однако, если ты продолжишь дергаться, то только сотрешь запястья в кровь.

- Мне правда жаль, - мои извинения бессмысленны, но я обязан попросить у тебя прощения за то, что собираюсь сделать, за боль, которую тебе причиню. Твоя боль, как расплата за мою.

- Что ты хочешь сделать? - твой голос дрожит. Глаза в ужасе распахиваются, когда острая игла с нажимом касается нижней губы.

- Сейчас тебе стоит помолчать. Если будешь кричать, я могу случайно задеть десны или еще как-то навредить, а я не хочу этого. Так что, пожалуйста, просто замолчи, ладно?

- Дима, не надо! Да что с тобой?! Совсем сбрендил? Ты хоть понимаешь, что творишь?! - только сейчас истерик не хватало! Впрочем, любой бы повел себя так, окажись на твоем месте.

Кажется, я и впрямь сошел с ума. Возможно уже давно. С момента нашей первой встречи. Так что, это тоже исключительно твоя вина, моя принцесса.

Нежно прикладываю палец к твоим губам.

- Тише.

Игла проникает сквозь нижнюю губу. Стараюсь унять дрожь, но руки непослушно трясутся от страха и напряжения. Делаю первый стежок. Нить медленно проходит сквозь губу, стягивая плоть. На твоих ресницах блестят слёзы. Ты беспомощно дергаешь руками, стараясь вырваться, хотя знаешь, что это бесполезно, однако, ты не из тех, кто быстро сдается.

Так часто говоришь и думаешь о смерти, но все равно из последних сил цепляешься за жизнь. Такая хрупкая, но в то же время такая сильная.

Я не хирург и даже не швея, потому стежки получаются неумелыми, неаккуратными. Кровь стекает по твоему подбородку. Тихо стонешь сквозь плотно сомкнутые губы. Осталось сделать несколько стежков. Потерпи, милая.

Игла легко входит в мягкую плоть. Нить столь же просто стягивает губы. Тебе больно, не правда ли? Но знаешь, мне гораздо больнее. Я всегда брал твои муки на себя. Всегда воспринимал их, как свои собственные. Вот только для тебя это никогда ничего не значило. Снова и снова ты сыпала мне соль на свежие, еще не затянувшиеся раны. Так что сейчас ты платишь по счетам. Все справедливо.

Это твоя вина - не моя. Я все делаю правильно. Все ради нашего будущего.

Я не виноват.

Ложь. Что за бред?! Нужно остановиться. Прекратить это безумие.

Остался последний стежок.

Поздно останавливаться. Поздно просить прощения. Поздно...

Ножницы срезают нить.

Наклоняюсь к твоему заплаканному лицу. Тихо всхлипываешь. Крупная дрожь сотрясает твое тело. В покрасневших от слез глазах плещется дикий ужас и отчаяние. Никогда раньше я не видел тебя такой. Никогда раньше мне не было настолько больно. Никогда раньше мне не хотелось просто сдохнуть на этом самом месте.

Осторожно провожу языком по твоим окровавленным губам, стянутым жесткими нитями. Жмуришься от боли. Касаюсь дрожащими руками твоего лица, глажу мокрые щеки. И все шепчу бессмысленные извинения. К чему это раскаяние? Зачем? Идиот! Что же я натворил! Как я мог так поступить с тобой?! Смотреть в твои глаза невыносимо. Столь же невыносимо и это чувство вины. Я не верю в то, что сделал это. Чем я только думал?

Стараюсь как можно быстрее развязать тебя. Нужно вызвать скорую. Нужно хоть что-то сделать. Но если я вызову скорую, что тогда? Что тогда со мной будет? За содеянное меня посадят или что?.. Что со мной будет? Какая же я сволочь! Даже после того, что сделал, все еще надеюсь уйти безнаказанным! Но, может, я сам могу как-то исправить ситуацию? Но как? Что делать то? Мысли судорожно проносятся в голове, но ни в одной из них мне не видится правильное решение. Наверное лучше будет все таки вызвать скорую. Сам я ничего не смогу сделать. Я бессилен и сам виноват в этом. Все это моя вина. Хватит уже бежать от ответственности. Что посеял, то и пожнешь. Верно сказано.

Тонкие пальцы ложатся на мою руку. Крепко сжимают. Смотришь на меня с болью и каким-то едва заметным сочувствием. Не надо. Не смотри на меня так! Как ты можешь, после всего, еще и жалеть меня? Ненавидь! Ударь! Сделай хоть что нибудь! Только не будь такой доброй! Прекрати вести себя так противоречиво! Сначала загоняешь меня в угол, а потом, как ни в чем небывало проявляешь совершенно неуместную заботу. Ну почему ты всегда такая? Ты убиваешь меня.

Обнимаю. Как можно крепче, сильнее. Утыкаюсь носом в твое плечо. Реву, как ребенок.

Прости меня. Я - сволочь. Неудачник. Просто полное ничтожество. Лучше бы мы никогда не встречались, тогда нам двоим было бы намного легче.

Не волнуйся, сейчас я вызову скорую и в дальнейшем, соответственно отвечу за то, что сделал. Но пожалуйста, позволь мне еще чуть-чуть подержать тебя в своих обьятиях. На прощание.

Я хотел как лучше, но сам все разрушил. Я хотел тишины, но теперь эта тишина режет мне слух.

@темы: ориджинал, фанфикшн

06:27 

Прочитала "Портрет Дориана Грея" и вдохновилась на этот оридж.

Автор: Шион-Они
Название: Obsession
Фэндом: ориджинал
Рейтинг: PG 13
Жанр: гет, angst, romance, drama, психология
Предупреждение: смерть персонажа
Размер: мини
Статус: закончен

Кто бы мог подумать, что одна единственная встреча может столь кардинально изменить жизнь. Виолетта была не из тех, кто верит в судьбу. Она восприняла это не как предписанное свыше, а лишь как счастливую и вместе с тем трагичную случайность.

Андрей был из тех людей, что всю жизнь расплачиваются за врожденную красоту и обаяние, да и интеллектом его природа не обделила. Спокойный, задумчивый, часто производящий впечатление человека "не от мира сего". Глубокий, пристальный, будто пробирающейся в самые глубины души, взгляд карих глаз и легкая, едва заметная улыбка на тонких губах.

В этом человеке Виолетта увидела то самое воплощение тайны, что она искала уже столь долгое время. И не только. Что-то в нем еще с первых минут знакомства, показалось до боли близким ей самой и в то же время, далеким, словно скрытым от посторонних глаз. Уже тогда Виолетта поняла, что хочет открыть это, не для кого-то, а для себя самой.

Виолетта была художницей - не профессионалом, так, любителем. Рисование с детства было ее хобби. Правда, лучше всего у нее получались портреты, а вот изображение пейзажа или натюрморта ей трудно давалось.

С Андреем она познакомилась на вечеринке, устроенной в честь дня рождения ее подруги. Гости веселились, музыка гремела на весь дом. Праздник - как передышка среди суровых учебных, рабочих будней. Разуму, как и телу, порой нужно давать отдых. Алкоголь хорош, если знаешь свою дозу - помогает расслабиться, раскрепоститься. Медленно потягивая коктейль, отстраненно наблюдая за людьми, получающими удовольствие от праздника, Виолетта и не заметила, как на соседний стул сел юноша. Устало зевнув, он потянулся за кусочком пиццы, а после перевел взгляд на Виолетту.

- Похоже, ты скучаешь, - задумчиво сказал он и протянул руку для знакомства. - Я Андрей.

- Виолетта, - с улыбкой представилась девушка. - Не то, что бы. Просто немного устала. А Вы?..

- Можно на "ты". Ну... я даже не знаю. Честно говоря, веселье иногда выматывает. Среди такого шума, тишина кажется еще более отчетливой, а я, признаться, не люблю тишину.

Виолетта непонимающе посмотрела на него. Разумом она не смогла бы вникнуть в смысл этих слов, но вот сердцем понимала.

Возможно уже тогда было положено начало. Когда она услышала от другого то, что скрывала даже от самой себя. Так просто и смело сказанные слова, что она сама никогда не решилась бы сказать. И не решилась поверить в сказанное.

Доев кусочек пиццы, парень устало потянулся.

- Так... кажется я слишком много выпил. Еще немного и я прямо тут усну, - он рассмеялся, потирая ладонью лоб. - Прости, что так фамильярно, но не откажешься ли подарить мне один танец?

Виолетта улыбнулась. То ли затуманенный алкоголем разум, то ли обычная женская глупость, зовущаяся романтичностью, подтолкнули ее на это решение - заполучить этого юношу в качестве музы.

- Услуга за услугу. Я рисую... и знаешь, я бы хотела написать Ваш, то есть, твой портрет. Если ты не против, - запинаясь, смущенно подбирая слова, сказала Виолетта.

- Неужели моя красота сразила твое сердце? - саркастично заметил он, картинно смахивая прядь своих угольно-черных волос, упавших на лоб.

- А то как же! Нет, ты красив, конечно, даже очень, это неоспоримый факт. Но дело совсем в другом.

- Спасибо за комплимент! Хотя, это привилегия мужчин - дарить дамам комплименты. Я не против позировать, только надо будет подобрать удобное для нас обоих время. И еще меня не покидает интерес - почему же ты захотела нарисовать именно меня?

- Я не знаю. Вернее, знаю, но не могу подобрать подходящих слов, что бы объяснить даже самой себе.


Медленный танец, сопровождающийся красивой, немного грустной мелодией. В этот момент, находясь столь близко к нему и смотря в поражающие своей глубиной, карие глаза, Виолетта ощутила страх, словно иголками пронзающий сердце. Тогда она не поняла причину этого страха. Осознание пришло гораздо позже.


Был тихий летний день. От удушающей жары спасал только вентилятор и сок со льдом. Андрей сидел в кресле, в квартире Виолетты и мечтательно смотрел в окно. Сама же девушка устроилась у мольберта и выводила карандашом на альбомном листе черты друга.

- Может на сегодня закончим?

- Да... еще немного... - ответила Виолетта, не отрываясь от своего занятия.

- Я требую перекур! Блин! Виола, может потом продолжим? Я реально устал, - голосом мученика изрек Андрей.

Девушка недовольно вздохнула и отложила карандаш.

- Как ты мог устать? От тебя то и требуется - просто сидеть спокойно. Просто сидеть и ничего не делать, - будто подчеркивая последние слова, сурово сказала она.

- Вот сама бы так посидела! У меня все тело затекло. Так что за свою работу я заслужил чашку кофе с сигаретой, - возразил юноша, игриво улыбаясь.

- Ладно, ладно, сейчас пойду поставлю чайник. Кстати, насчет кофе, ты постоянно его пьешь. Не высыпаешься?

- Просто не люблю чай.

Сидя на балконе и любуясь в окно городским пейзажем, даря легким столь необходимую долю яда и выпуская изо рта облачко дыма, Андрей, как всегда был поглощен своими мыслями. Виолетта сидела напротив него и размешивала сахар в своей чашке с чаем.

- Скажи, что именно ты хочешь изобразить? - неожиданно спросил юноша.

- Разве не очевидно? Тебя конечно.

- Меня? Мой образ или мою душу? А может... - Андрей поднялся со своего места, подошел ближе к собеседнице и коснулся пальцами ее щеки. - ...свою душу?

Девушка зачарованно смотрела на него, словно затянутая пугающей глубиной его глаз. Судорожно сглотнув образовавшейся в горле комок и едва уняв бешенное сердцебеение, она спокойно, но несколько хрипло ответила:

- Так или иначе в любую работу, художник вкладывает свою душу. Так что тут и говорить не о чем.

Андрей огорченно вздохнул и вернулся на свое место. Стряхнул пепел с сигареты.

- Я не о том. Просто еще тогда, на вечеринке я заметил или скорее почувствовал что-то странное, что-то, чего раньше никогда не ощущал. Я как будто смотрел в зеркало. Как будто видел себя самого, но без тех черт, за которые я себя порой ненавижу. Сначала я думал, что мне просто показалось, ну, мало ли? Но потом я начал в этом убеждаться. И вот стало интересно, не ощущаешь ли ты подобного, глядя на меня?

- Мы знакомы то всего ничего, так что, разумеется, я не чувствую такого. И вообще ты говоришь странные вещи. То ли пытаешься меня запутать, то ли вообще, в любви признаешься, - возразила Виолетта, смущенно отводя взгляд.

Этот человек и впрямь смотрел слишком глубоко. Поднимая на поверхность, лежащие где-то на задворках сознания, мысли. Открывая то, что должно быть скрыто.

Это манило. Это пугало.


С того разговора прошло несколько месяцев. За это время Виолетта успела написать уже несколько его портретов в разных образах. Он был и величественным, но милосердным ангелом, и загадочным, манящим дьяволом - воплощением порока, и прекрасным готическим принцем с бесконечной печалью на лице и завядшей розой в руке. Он был великолепен в любом образе, мог прочувствовать и сыграть любую роль. Вот только единственное, что порой смотрелось несколько неуместно - глубокий взгляд, смотрящий вдаль, словно ищущий что-то. Может, Андрей искал себя самого?

Чем дольше Виолетта была с ним знакома, тем больше ей удавалось понимать себя. Андрей не был тем, кто внес новые краски в ее жизнь, он сделал больше - помог художнице раскрыть ее собственный образ. Он стал словно частичкой ее самой. Жизненно необходимой частью, дающей мотивацию к самовыражению. Она хотела рисовать. Писать лишь его портреты, придумывать все новые образы для него. Виолетта и не заметила, как все ее мысли постоянно возвращались к нему. Она не заметила, когда ее одержимость пресекла допустимые границы. Стала опасной. Для них обоих.

Любовь эгоиста может быть куда сильнее любви альтруиста. Если человек по-настоящему любит себя, он все сделает для своего счастья, ради себя самого он пожертвует многим и многими. Он вознесет себя на пъедестал. Это есстественно. Любить, боготворить себя можно вечно. Кто-то не боится показать такие свои черты, а кто-то предпочтет сыграть роль праведника, дабы очередной раз потешить самолюбие. Но что будет, если такой человек встретит вдруг другого себя? Увидет свою личность в чужом теле. Эту личность невозможно не полюбить, ведь она - это ты сам. Вот только как же разделить любовь между ними - обеими своими личностями, по какой-то злой иронии, оказавшихся в разных телах?

Виолетта не знала. Она не хотела серьезно задумываться над этим, по крайней мере в ближайшее время. Сейчас все хорошо и этого достаточно, а уж, что будет дальше - время покажет.


Однако, время беспощадно - оно не прощает остановившихся. Виолетта поняла это, когда после очередного разговора за чашкой кофе (в последнее время девушка пристрастилась к этому напитку), Андрей прижал ее к стене и накрыл губы требовательным поцелуем.

Она не могла найти слов, что бы передать всю гамму чувств, захвативших ее в тот момент. Смущение, стыд, некая доля неприятия и отвращение от осознания собственных порочных, недопустимых желаний. Сердце билось как бешенное, ладони вспотели. От каждого его прикосновения по телу проходила сладостная дрожь. Дыхание участилось. Девушка глухо простонала сквозь поцелуй. Дрожащими пальцами сжала плечи юноши, моля этим жестом, прервать поцелуй. Андрей отстранился, все не решаясь взглянуть на девушку, не в силах поверить в то, что только что сделал. Виолетта же пыталась унять хаос, возникший в мыслях, разложить все по полочкам, уничтожить раздражающие противоречия.

- Зачем ты это сделал? - наконец решилась спросить она. Голос предательски дрожал.

- А разве ни этого ты хотела? - несколько грубо ответил Андрей, усмехаясь. - Ты попросту влюбилась в меня, не так ли? Знаешь, вместо того, что бы сдерживаться, постоянно мучить себя, лучше выпустить чувства на волю и осуществить желания, сколь бы ужасными они ни были.

- Не говори так, будто все понимаешь! Да! Ты прав! Я влюбилась в тебя! - отчаянно выкрикнула Виолетта. Ее мысли путались, она уже не могла понять сама себя. Сердце заперлось в клетке, отдав руководство разуму, а разум все цеплялся за прошлые аргументы. - Я полюбила тебя, как музу, как того, кто пробуждал во мне воображение, дарил эмоции. Одним своим существованием одухотворял. Я повсюду искала тебя, твой образ: в музыке, в фильмах, в книгах. Я хотела сама передать его. Я стала одержима тобой. Но именно поэтому я никогда не посмела бы использовать твой образ для всяких грязных фантазий. Идеал неприкосновенен.

Андрей тяжело вздохнул и надрывно рассмеялся.

- Идеал, да? Ты так сильно себя любишь! Совсем, как я. Скажи мне эти слова кто-то другой, это в очередной раз потешило бы мое самолюбие. Да! Я великолепен! Лучше, ярче, интересней многих! Я ужасный человек, правда ведь? Но, знаешь, даже это мне в себе нравится. Я люблю себя так сильно, что готов расцеловать себя! Но слышать это от тебя... Странное ощущение. Сначала почти незаметно, но потом, постепенно разъедает, как кислота, изнутри. Я уже сам себя понять не могу. Раньше у меня никогда не было такого хаоса в мыслях. Такое чувство, что моя голова скоро взорвется. Знаешь, ты... ты убиваешь меня.

Он посмотрел на Виолетту. В этот момент Андрей прекрасно понимал, что на этом стоит закончить разговор, иначе он просто наговорит еще больше лишнего и ничем хорошим это не кончится. Ему нужно было остыть. Привести мысли хотя бы в относительный порядок.

- Уходишь? - скорее подтверждающим, чем вопрошающим тоном сказала Виолетта, изо плеча глядя на друга. Хотя, она и сама не знала, может ли как прежде воспринимать его как друга? И были ли они вообще когда нибудь друзьями?

- Я вернусь. Знаешь ведь, - ответил Андрей, напряженно сжимая дверную ручку. - Я не смогу уйти навсегда, как бы сильно не желал этого.

Когда Андрей покинул ее квартиру, Виолетта присланилась спиной к стене и медленно опустилась на корточки. Закрыла лицо ладонью и рассмеялась. Ее судорожный, истеричный смех, эхом отразился от стен комнаты.

"Ты убиваешь меня" - его слова навязчиво лезли в голову, не желая покидать мысли. Так странно. Уже который раз его слова отражали и ее собственные чувства.

Вначале это казалось счастьем - встретить кого-то настолько похожего. Встретить родственную душу. Многие люди мечтают об этом и Виолетта не была исключением. Так почему же сейчас это чрезмерное родство душ причиняет боль? Слишком похожие мысли, слишком похожие взгляды, слишком похожие чувства.


Они оба не хотели вспоминать о последнем разговоре, да и вообще затрагивать эту тему. Да и зачем? Не нужно слов. И без них все понятно. Вернее, понятно, что ничего не понятно. Эти узы больше напоминали паучью сеть, из которой живым не выбраться.

Он крепко прижимает ее к себе, вдыхает аромат ее волос. Виолетта прижимается сильнее, утыкается носом в его грудь. Тихий всхлип срывается с искусанных губ.

- Нужно остановиться. Стараясь залечить друг другу раны, мы только заносим заразу.

- Жестокую вещь ты предлагаешь. Остановиться? Если-б это было так легко, - Андрей усмехается и мягко проводит ладонью по ее щеке, опускаясь к тонкой шее. - Вдвоем нам не выбраться, ты же знаешь.


Виолетта всегда искала определенность. Ей необходимы были границы, ведь лишь за ними она чувствовала себя защищенной. И в то же время она ненавидела ограничения и мечтала их стереть. Но сейчас, когда границы были стерты, страх еще сильнее сковывал сознание. Страх перед будущим.

Кем они были сейчас? Друзьями? Нет, друзья не целуются столь страстно и не сжимают до боли друг друга в объятиях. Да и врядли постоянно думают друг о друге.

Любовниками? Может быть. Но они оба не желали того, что следует за поцелуями, они вообще не хотели дальнейшего развития отношений. Виолетта слишком сильно восхищалась Андреем, потому не хотела даже мыслями запятнать свой идеал. Также думал и Андрей. Для него Виолетта была куда больше, чем простой девушкой - она была его отражением. Помимо этого, они оба не хотели связывать себя семейными узами и обременяющими клятвами.

"Брак рушит любовь," - как когда-то выразился Андрей. Виолетта была полностью с ним согласна, что впрочем неудивительно.

"Принц женился на принцессе, тут и сказочке конец," - смеясь ответила тогда Виолетта.

Они оба не хотели, что бы их сказка закончилась. Однако, сюжет их любви больше напоминал трагикомическую мелодрамму. И они оба знали - хэппи энда не может быть в их истории.

Это напоминало какую-то безумную игру на выживание. Игру без каких либо правил, игру без победителя и проигравшего. И никто из игроков не знал целей самой игры. Какой приз ожидает в конце - мифическая вечная любовь или освобождение?


Вернувшись домой, Виолетта зашла в комнату, служившую ей мастерской. По всей комнате стояли его портреты. Вот, на одном он игриво улыбается, а на другом всецело поглощен чтением какой-то книги, а в руке держит чашку с кофе. Здесь он ангел, здесь дьявол, здесь принц, а здесь простой человек. Как же много его... Виолетта грустно улыбнулась и подошла к одному из портретов. Мягко провела по нему кончиками пальцев. Коснувшись губами губ, изображенного на нем человека, она ощутила вкус масла.

Эти портреты стали ее сокровищем, но в то же время она ненавидела их - слишком явное напоминание.

А ведь это именно она попросила его когда-то, стать ее музой, позировать для ее работ. Если бы не та просьба, возможно, ничего бы и не началось. Не было бы хаоса в мыслях, полного разочарования в самой себе, бесконечного страха. Не было бы этой боли. Одной лишь нелепой просьбой она разрушила жизнь и себе и ему. Она это начала - ей и заканчивать.

Они оба слишком самовлюбленные, слишком свободолюбивые, слишком независимые, слишком эгоистичные. А главное - слишком запутавшиеся. Их отношения - сплошная помесь противоречий. Так что лучше прекратить это. Прекратить мучить друг друга. Прекратить убивать друг друга.

"Вдвоем нам не выбраться, ты же знаешь."

- Знаю.

Андрей должен был зайти к ней через пол часа. Нужно было закончить очередной портрет. Виолетта знала, что эта работа так и останется незавершенной.

Посмотрев время, девушка направилась в гараж возле дома, где стоял ее старенький, недорогой автомобиль, доставшейся ей от отца. Взяв из гаража цистерну с бензином, Виолетта вернулась в квартиру. Отнесла цистерну в мастерскую.

Скоро. Совсем скоро всему настанет конец. Смотря на часы, девушка хотела, что бы время остановилось, хотела за оставшиеся минуты, найти другое, более логичное и менее болезненное решение. Если б только было возможно переписать прошлое! Или хотя бы стереть свою собственную память.

До прихода Андрея оставалось десять минут. Парень был очень пунктуален - не любил опаздывать на встречи и не любил приходить раньше. Практически все у него было расчитано по минутам.

Виолетта зашла на кухню и взяла со стола остро заточенный нож.

Когда раздался звонок в дверь, девушка вздрогнула, на миг расстерялась. Решение уже принято, так что к чему эти сомнения? Сделанного не воротишь, а ошибки нужно исправлять.

- Привет! Как ты тут? Не соскучилась? - его улыбка сияла наигранным весельем. Все же, Андрей был отличным актером. Его игре невозможно было не поверить. Только глаза выдавали подлинные чувства.

- Мы расстались-то пару часов назад! Как бы я успела соскучиться за столь короткое время? - Виолетта многое бы отдала, что бы научиться также хорошо врать, как Андрей.

- Угости что ли кофе, перед тем, как я приступлю к своей тяжелой и заметь, неоплачиваемой работе, - усмехнулся парень.

Они молча пили кофе. Единственное, что нарушало тишину - звон ложки, которой Виолетта размешивала сахар. Им обоим эта тишина была ненавистна, но лучше уж она, чем продолжение этого бессмысленного фарса.

- Я устал. Ты тоже, я знаю.

- Да, - тихо ответила Виолетта, делая последний глоток кофе. - Ну, идем.

Запах краски, давящее молчание. Атмосфера этой комнаты, прежде умиротворяющая и радостная, сейчас угнетала. Андрей окинул взглядом помещение и заметил цистерну, стоящую у стены. Как-то сразу пришло понимание. Впрочем, он и сам думал о подобном. Как лучший способ все закончить.

Виолетта обняла Андрея, стараясь как можно сильнее, крепче прижаться к нему. Юноша провел ладонью по ее спине, от копчика до шеи. Держа за затылок, притянул к себе для поцелуя. Требовательно, настойчиво, немного грубо. До кровоточащих укусов. Прижать как можно сильнее, до боли. Но это не тот случай, когда физическая боль может, хоть на миг, помочь забыть о душевной. Пути назад уже нет. Спасения не будет.

Сверкнуло лезвие ножа. Андрей улыбнулся, также, как раньше, также, как и на ее портретах - так спокойно и радостно. Мягко потрепал Виолетту по мокрой от слез щеке.

- Верное решение, - хрипло произнес он, опускаясь на колени и заходясь в кровавом кашле.

Виолетта не знала, куда попало лезвие. Она вонзила нож в грудь Андрея, но попади она сразу в сердце, скорей всего, парень умер бы мгновенно. Девушка не хотела, что бы он мучался. Она желала ему быстрой, легкой смерти.

Она желала ему смерти? Нет... Нет! Она просто хотела спасти их обоих! Другого выхода не было! Это не ее вина!

Ее вина.


Андрей в неестественной позе лежал на полу. Под ним медленно расстекалась лужа крови, окрашивая алым пол. Рукоять ножа торчала из груди. Карие глаза широко раскрыты, а их прежде столь манящий своей глубиной взгляд, теперь же выражал лишь пустоту. Подбородок запачкан кровью.

На негнущихся ногах, Виолетта подошла к трупу. Дрожащей рукой провела по его лицу. Пелена слез застилала взор.

- Прости меня, - срывающимся голосом, тихо сказала она перед тем, как последний раз коснуться его холодных губ поцелуем.

В ее голове была пустота. Бесконечный хаос сменился полной апатией. Словно по энерции, качаясь, она открыла цистерну и облила всю комнату бензином. Сев у стены, возле незаконченного портрета, девушка достала из кармана брюк пачку сигарет. Судорожно втянула в легкие дым. Сделав еще пару затяжек, бросила незатушенную сигарету на пол.



Пламя нещадно поглощало комнату. Уничтожало портреты, сжигая дотла. Сжигало саму память о столь глупых, нелогичных, безрассудных, мучительных узах.

Виолетта подошла к телу Андрея и легла рядом с ним. Мягко провела пальцами по его шелковистым волосам.

- Ты был прав, вдвоем нам не выбраться, - тихо сказала она, закрывая покрасневшие от слез глаза, словно готовясь ко сну. - Поодиночке тоже.

@музыка: Otto dix - Жертвы исскуства

@темы: ориджинал, фанфикшн

16:19 

Автор: Шион-Они
Название: Источник силы
Фэндом: ориджинал
Рейтинг: PG 13
Жанр: гет, психология, angst
Предупреждение: BDSM
Статус: закончен
Размер: драббл

Иногда она думает, что изначально совершила ошибку когда позволила ему стать ближе, когда допустила развитие этих отношений. Иногда она ненавидит себя за это.

В его глазах, когда он смотрит на нее - и тогда, и сейчас - покорность и восхищение. Только ей трудно понять, чем он восхищается? Ей больно от мысли, что он полюбил ее маску - образ, который она старательно создавала на протяжении многих лет. Железная леди, само воплощение силы и уверенности, влиятельная, целеустремленная женщина - великолепная маска для робкого, неуверенного в себе, закомплексованного человека.

Майкл всегда был слаб и не умел скрывать свою слабость. Он тянулся к сильным людям, искал в них то, чего в нем самом не было.

"Посмотри на меня. Я такая же как ты!" - Рейчел хочет сказать ему, прокричать в лицо, что бы он услышал, понял, увидел ее настоящее "я" скрытое за маской, но в то же время она боится это сделать. Боится открыть душу. Боится, что тогда станет ему ненужной. Майкл идеализирует ее, ищет в ней силу, власть. Майкл любит образ. Он точно разочаруется, когда на его глазах этот образ рухнет. Этого нельзя допустить.

Плеть оставляет на коже алые отметины, что после будут ныть и зудеть. Веревка туго сжимает тонкие запястья. С губ парня срывается крик, когда очередной удар сотрясает его хрупкое тело. Он пытается увернуться, дергает связанными руками в тщетной попытки высвободиться. Майкл не любит боль, но в то же время она ему необходима - как наказание, как временное избавление от тяжелых мыслей терзающих изнутри. Он давно признал свою вину, давно понял какую ношу возложил на плечи той, кого любит, однако некоторые ошибки исправить невозможно: иногда мешают обстоятельства, а иногда собственный эгоизм. Майкл всегда был эгоистом.

Рейчел размахивается и вновь опускает плеть на спину парня. Не жалея силы, вкладывая в каждый удар всю свою горечь и отчаяние. Вкладывая свое единственное желание - быть нужной.

Противоречия с каждым днем все сильнее давят. Желание унизить и желание заботиться, страх и неутолимая жажда, любовь и ненависть.

Майкл стоит на коленях, покорно опустив голову. Его спина все еще болит, а некоторые раны кровоточат, оставляя багряные дорожки на фарфорово-белой коже. Майклу нравится роль раба, нравится видеть в Рейчел свою госпожу, свою королеву, своего Бога. Вот только для самой Рейчел эта роль обременительна. Когда Майкл смотрит на нее своим восхищенным взглядом, Рейчел испытывает сумашедшее желание выколоть ему глаза. Она сжимает зубы и резко хватает парня за волосы, наматывая его длинные черные лохмы на кулак и грубо притягивая к себе. Пощечина оставляет след на бледной щеке юноши, но он продолжает натянуто улыбаться.

- Не сдерживай себя, - хрипло шепчет он.

Наивный! Если Рейчел не будет сдерживаться, то либо изобьет его до смерти, либо попросту разрыдается, покажет себя настоящую. А этот кретин продолжает смотреть на нее доверчивым, мутным взглядом. Раздражает.

Ему нужна боль, нужен тот, кому можно подчиниться.

Ей нужно спокойствие, ощущение собственной значимости и тот, кто сможет защитить, оградить от всех бед.

Ей не стоило влюбляться в такого как Майкл, ей не стоило и вовсе связываться с ним, но теперь уже бесполезно сожалеть. Человеческая глупость неизлечима, а любовь - самая большая глупость на которую способен человек.

Рейчел целует парня и ощущает соленый вкус слез на губах, только непонятно, чьи же это слезы - его или ее собственные? Впрочем есть одно правило, которое нельзя нарушить - роль не позволяет: Рейчел не плачет. Она может злиться, ненавидеть, но плакать ей непозволительно.

Он видит в ней Бога, а ей нравится, до боли, до ненависти нравится его одержимость ею. Нравится его худое тело покрытое синяками, нравятся его длинные черные волосы, которые так красиво смотрятся будучи рассыпанными по подушке, нравится его голос - особенно болезненные стоны, крики и беспомощные мольбы. Рейчел нравится властвовать над ним и в то же время эта власть ненавистна. Чем больше власть - тем выше ответственность.

Иногда Рейчел хочется просто обнять юношу и дать волю слезам, уткнувшись в его плечо. Иногда ей хочется сказать ему о том, что уже почти иссякли силы притворяться. Иногда ей хочется, чтобы сильным был он.

Лишь страх останавливает ее. Страх стать ненужной, страх потерять его.

Сейчас он видит в ней Бога. Говорит "люблю", говорит, что счастлив был встрече с ней, говорит, что она необходима ему. Рейчел нравится его слушать, видимо в поговорке "женщина любит ушами" есть доля правды. Рейчел нравятся его слова, его чувства, сколь бы обременительными они ни были. Да и слова Майкла звучат куда лучше, чем слова ее родной матери, вроде " лучше бы ты не рождалась" или "от тебя одни проблемы", "ты камень на моей шее", как часто та любила говорить, нередко подкрепляя слова соответствующими действиями. Рейчел хотела бы забыть эти слова, Рейчел с радостью вообще забыла бы то время - так называемое счастливое детство. Майкл помогает ей забыть, помогает подняться в собственных глазах, хоть и несколько экстравагантным способом.

Ответственность - тяжелая штука. Только сильные люди могут нести этот груз. Иногда Рейчел думает, что когда нибудь сможет стать такой, за какую выдает себя, по крайней мере пока с ней остается ее личный раб, ее личный источник силы.

@темы: фанфики, ориджинал

23:56 

Я спасу тебя.

Автор: Шион-Они
Название: Я спасу тебя
Фэндом: ориджинал
Рейтинг: PG 13
Жанр: angst, даркфик, психология
Предупреждение: смерть персонажа
Размер: драббл
Статус: закончен

Для многих людей главные герои книг или фильмов становятся идеалом и примером для подражания. Ничего удивительного. Эти персонажи столь хороши, столь добры, милосердны, сильны духом... Столь тошнотворно идеальны, что кажутся мертвыми. В реальности нет таких людей. Может к сожалению, а может и к счастью.

Кто-то любит главных героев - воплощение земного идеала, а кому-то больше по нраву антагонисты, злодеи - ведь они куда живее, куда реалистичнее. В мире достаточно злодеев, правда часто они не столь привлекательны, как в фильмах.

Цель злодеев - уничтожать; цель добродетели - спасать. Вроде бы все просто. Но что делать, если единственный способ кого-то спасти - убить этого человека? Как тогда можно назвать этот поступок: злодеянием или добродетелью?

Зачем герои кого-то спасают? Ради славы? Ради одобрения со стороны людей? Ради чего? Мне трудно это понять, однако врядли их мотивы схожи с моими. Мне нравится спасать, нравится чувствовать себя освободителем, героем. Помогая кому-то, я даю успокоение себе самой. Это подобно разрешению себе жить, как полученное право на жизнь. Я не могу сама его получить без чьей либо помощи.

Ласково коснуться растрепанных волос, провести рукой по макушке, а после нежно вытереть слезы с покрасневших глаз. Не плачь, не надо. Не страдай больше. Я помогу тебе, избавлю от этой боли. Не бойся, скоро все пройдет. Не смотри так напуганно и не пытайся вырваться. Эти веревки достаточно крепки, что бы тебя удержать, незачем стирать запястья в кровь - эти действия бесполезны. Да и почему ты так стремишься вырваться, ведь все это я делаю для твоего же блага? Я хочу помочь тебе, хочу спасти.

Дергаешься, когда лезвие ножа касается твоей тонкой шеи и снова смотришь на меня с мольбой во взгляде. Знаешь, этот взгляд напоминает мне мой собственный в зеркальном отражении. Я ведь тоже хочу, что бы меня кто-то спас, только кому захочется это делать? Да и врядли меня вообще возможно спасти.

Дотронуться холодным лезвием до пульсирующей жилки и сделать глубокий надрез, а после насладиться видом алой жидкости, окрашивающей твою светлую одежду, кожу и каплями падающую на пол. Красиво, не правда ли? Кровь образует живописные узоры на твоем бездыханном теле, а лужицы на полу лишь служат дополнением к этой прекрасной картине. Эта красота умиротворяет меня вместе с осознанием, что только что я спасла еще одного страдающего человека. Я герой и живописец. Я достойна жить. Пока что... достойна... Нет, этого недостаточно. Нужно больше, больше спасенных жизней - только так я искуплю грех, коим является само мое существование, только так я получу свое право на жизнь.

Но как получить то, чего возможно не было изначально? И как я могу спасать других, если не могу помочь даже себе самой? Смотря в глаза этих людей, на их усталые, изможденные от бесконечных страданий лица, я узнаю в них себя. Только от чего я спасаю их: от жизненных проблем или от мыслей, бесконечный поток которых давит, медленно отравляет душу? Наверное от всего сразу.

Спасая их, я спасаю прежде всего саму себя? Не знаю. Не хочу знать.

Кровь на моих руках - отпечаток их боли, их страданий. Смерть - освобождение от ада под названием жизнь. Я люблю кровь и люблю смерть - они куда прекрасней и чище жизни. Смерть - единственный выход из лабиринта собственных мыслей.

Иногда надоедает играть роль спасителя, иногда хочется, что бы кто нибудь пришел и спас меня саму. Только вот это ожидание бессмысленно. Никто не придет. Людям ненавистно исполнение роли героя - слишком уж обременительная роль.

Лезвие покрыто застывшей алой жидкостью, холодная зеркальная поверхность отражает искаженную до предела, изуродованную изнутри душу. Мою душу. Легким движением коснуться руки отражения и почувствовать все тот же привычный холод, улыбнуться нервной, несколько безумной усмешкой и поднести нож к собственной шее.

- Я спасу тебя.

@темы: депрессняк, ориджинал, фанфикшн

00:11 

Счастливая концовка.

Название: Счастливая концовка
Автор: Шион-Они
Фэндом: ориджинал
Рейтинг: PG 13
Жанр: фемслэш, angst, даркфик, POV
Предупреждение: смерть персонажа
Размер: драббл
Статус: закончен
От автора: Шаблонная зарисовка о двойном самоубийстве. Изначально хотела написать подобную сцену в Help me, но потом передумала делать там такой финал, и все же хотелось написать эту сцену, потому вот и накалякала сей драбблик.

В твоих глазах все еще теплится надежда, хотя ты знаешь, что она давно потеряна, а может ее и не было изначально. Тебе никогда не стать тем, кем хотелось бы, никогда не превзойти себя, никогда не изменить того, что уже случилось. Мы обе это знаем. Так на что же ты надеешься?

- Я хочу жить. - Ложь, в которую и тебе самой уже с трудом верится. Ложь, подкрепленная бессмысленной верой в лучшее. Спасительный самообман.

Прекрати. Меня хоть не обманывай. А, впрочем, делай что хочешь. За себя я уже все решила.

Потеряв все, человек пытается найти какую-то зацепку, что-то, что подарит ему причину, чтобы жить дальше. Для кого-то этой причиной могут стать близкие люди, а для кого-то жизненная цель. Но у меня нет ни того, ни другого, так что цепляться больше не за что, да и желания спастись нет. Твоя жажда жизни всегда восхищала, манила и озадачивала меня. Это то, чего я не могу понять - желания жить.

Ты хоть сама в это веришь?

Слез давно не осталось, как грусти и сожалений. Со мной лишь горькая ирония и надрывный экстаз. Во мне же туман неизвестности, и противоречия, рвущие саму сущность, раскалывающие голову пополам. Это так забавно - умирать. Так нелепо - пытаться жить. Так глупо - вообще появиться на свет.

На холодном полу рассыпались таблетки, где-то неподалеку осколки от разбитой бутылки. Интересно, что будет, если выпить лекарства, смешав их со стеклом?

- Решать тебе. Ну так что? - белые таблетки запачкались алым из порезанной стеклами ладони, которую я протягиваю тебе, расчитывая, что ты в ужасе отшатнешься или врежешь мне со всей силы, чтобы привести в порядок мой помутившейся рассудок. Давай же, ударь меня, крикни погромче, обматери, сделай что угодно, только не смотри так растеряно. Лучше уйди, громко хлопнув дверью, оставь меня в этой одинокой, прокуренной квартире. Просто уберись отсюда вон! Не позволь мне забрать из тебя последние капли света.

- Ты же хочешь жить. Но я выбираю смерть, - усмехаюсь, подползая ближе к тебе, касаясь другой рукой твоей щеки, оставляя на белой коже алый след.

- А я выбираю тебя.

Что ж, двух пачек антидепрессантов вполне хватит на последний раз для нас обеих. Не нужно петли, не нужно пресловутых лезвий. Таблетки - наилучший вариант.


Комната наполняется туманом, все вокруг становится серым и неясным. Земля уходит из-под ног, и я стремительно падаю в неизвестность, утягивая тебя за собой. Что-то несет нас в бездну мрака.

Я не чувствую ног, не ощущаю своего тела, словно оно растворилось в воздухе и перестало существовать. Даже твою холодную руку, которой ты сжимаешь мою ладонь, не могу ощутить. Хочу сказать тебе... что же? Что же я должна сказать? Наверное очень многое, столь многое, что оставшегося отпущенного нам времени точно не хватит уже на этот монолог. Как жаль. Если бы я сказала раньше... А впрочем, какой смысл в словах? Они не изменят нашей судьбы.

- Я рада, что встретила тебя. - Слышу твой хриплый шепот - последние слова.

- Лучше бы этой встречи никогда не происходило, - отвечаю, зная, что ты уже не слышишь.

Наша история никогда и издалека не напоминала сказку - скорее черную комедию, глупую пародию на дешевый триллер, так что и конец ее должен быть соответствующим. Прекрасная концовка для двух дур, что из-за собственной тупости себе же сломали жизнь. Великолепный финал, не правда ли, милая? Что ж, добро пожаловать в хэппи энд!

@темы: депрессняк, ориджинал, суицид, фанфикшн

00:12 

Коллекция.

Автор: Шион-Они
Название: Collection
Фэндом: ориджинал
Рейтинг: R
Жанр: гет, юмор
Предупреждение: изнасилование, секс с использованием посторонних предметов
Размер: мини
Статус: закончен
Аннотация: Неопытный маньяк-фетишист нарвался не на ту жертву.

Высокий симпатичный юноша шел по безлюдной аллее. При свете луны его русые волосы казались пепельными, а светлая кожа еще бледнее. Парень шел неспеша, погруженный в свои раздумья. Шелестели опавшие листья под его ногами, где-то вдалеке слышалось карканье ворон. Парень любил ночные прогулки, когда на улицах ни души, и тишина радует слух. Впрочем, у него были и куда более веские причины для любви к позднему времени суток.

Алекс родился в богатой семье и учился в частном колледже. Из-за богатства, врожденного обаяния и отличных внешних данных, он всегда пользовался популярностью у девушек. Но, Боже, как же его достали эти наглые, глупые, гламурные поклонницы, готовые переспать с ним на первом же свидании! Это было слишком скучно, привычно, а Алекс не переносил всякого рода рутины, не занимали его такие простые отношения. Однако он не был геем, асексуалом или, того хуже - импотентом. Нет, просто у него были несколько иные предпочтения. Собственно из-за этих предпочтений он и совершал частые ночные прогулки.

Складной нож, платок, хлороформ, веревка - весь арсенал при себе. Нужно лишь найти подходящую жертву для сей прекрасной ночи. Алекс обожал крики, мольбы о пощаде, алую кровь на нежной белой женской коже. Когда жертва сопротивляется, пытается вырваться... Сами мысли об этом возбуждали не хуже хорошего афродизиака. Но парень вовсе не был озабоченным садистом с маньячными наклонностями! Вовсе нет! Помимо секса и издевательств над несчастными девушками, Алекс думал и о прекрасном, ведь он любил искусство, любил саму эстетику предсмертной агонии, и кроме того, он вел своеобразную коллекцию. Алекс был из тех редких особей мужского пола, которые действительно любили девушек за глаза, а вовсе не за остальные части тела. В некотором роде, у юноши был на них фетиш. Ну, собственно, глаза он и коллекционировал. В его подвале помимо различных пыточных устройств, даже была специальная полочка для этой коллекции. Алекс аккуратно сортировал по цвету вырванные у жертв глаза: зеленые в одной баночке с формалином, карие в другой, и так далее. Вот и сегодня парень вышел прогуляться, чтобы прежде всего пополнить свою драгоценную коллекцию, ну и потрахаться заодно.

Шел он себе неспеша и вот его взгляду предстала шикарная шатенка, неторопливо бредущая навстречу. Рассмотрев ее получше, Алекс понял, что просто обязан завладеть этой красавицей, особенно ясно до него это дошло, когда он увидел ее глаза необычного ярко-голубого цвета. Этот цвет казался довольно неестественным для человеческих глаз, слишком кислотным. Парень решил, что непременно заполучит эти прекрасные глаза для своей коллекции.

Неспеша подошел к незнакомке, достал платок смоченный хлороформом, и привычным жестом попытался схватить жертву. Но та резко вывернулась из его рук и неожиданно сильным ударом повалила парня на тратуар.

- Вот ведь маньяк недоделанный выискался! - Фыркнула она, стоя совсем рядом к лежащему у ее ног Алексу, и даже не думая бежать.

Алекс усмехнулся и вытащил нож. Да, похоже в этот раз ему попалась весьма интересная жертва! Только начинающий маньяк замахнулся на девушку ножом, как та отточенным движением выбила его из руки убийцы, а после снова повалила парня на спину.

- Лучше не рыпайся, красавчик, а не то мне придется быть грубой. - Острым каблуком шатенка надавила на пах юноши, заставив короткий вскрик сорваться с его губ.

- Вот же чертова стерва! - Прохрипел маньяк от боли.

Нет, он не просто вырвет ее прекрасные глазки - он раздерет ее на куски к чертям собачьим, разберет на органы!

Только Алекс снова попытался подняться, как "жертва" села на него, придавив своим телом, подняла с асфальта выбитый из рук парня нож, и поднесла лезвие к шее блондина.

- Интересно, что чувствует маньяк, оказавшийся на месте жертвы? - Иронично усмехнулась она.

Алекс сглотнул подступивший к горлу ком, ощутив ледяную сталь в опасной близости к своему горлу. Ситуация бесила до чертиков, немного пугала и в то же время дико заводила.

"Ну давай, попробуй меня убить, сучка! Поверь, ты потом еще заплатишь за свою наглость! Уж это я тебе обещаю!" - Подумал про себя Алекс, уже представляя, как будет резать тело шатенки, наслаждаясь ее предсмертными воплями.

- Не нравится мне твоя ухмылочка. Стереть бы ее раз и навсегда, - сказала девушка, сжимая запястья Алекса у того над головой, и скрепляя их наручниками.

"И где она их вообще достала?" - Пронеслась мысль в мозгу несчастного маньяка.

Девушка нежно провела кончиком ножа по щеке парня, а после разрезала на нем рубашку. Оставляла легкие порезы на груди и животе, а после слизывала кровь из ран. Алекс испуганно посмотрел на нее, когда шатенка начала расстегивать ремень на его брюках. Когда же девушка достала его вялый член и с обманчивой лаской коснулась плоти лезвием ножа, Алекс в панике попытался вырваться из рук вконец обнаглевшей "жертвы".

- Совсем что ли охренела?! Кастрировать меня решила? - испуганно воскликнул юноша, а шатенка в ответ лишь улыбнулась.

- Вообще-то об этом я даже не думала, но спасибо за идею.

Никогда еще Алекс не чувствовал себя настолько слабым, уязвимым, униженным. В уголках его глаз собрались предательские слезы. Ну как он мог вляпаться в такую переделку? Как такое могло с ним произойти?

К счастью для парня, девушка его пощадила и не стала лишать мужского достоинства. И только Алекс понадеялся, что эта стерва его отпустит, как та извлекла из своей сумочки немаленьких размеров страпон, и с хищной улыбкой склонилась над потерявшим дар речи маньяком-неудачником. Тот тихо пискнул, глядя то на исскуственный член в руках шатенки, то на саму злодейку. Он уже был готов сказать пресловутое "пожалуйста, не надо", когда девушка опустилась ниже и прошептала прямо в его губы:

- Надо, милый. Надо.

Резкие толчки пронзали все тело острой, мучительной болью. Алекс кричал, рыдал, умолял жестокую девушку отпустить его. Теперь-то бедняга понял, что чувствовали его жертвы, и некое подобие совести так и твердило: "Получай, что заслужил. Вот она - Божественная справедливость." Алекс был убежденным атеистом, но сейчас он впервые испытал столь сильное желание сходить в церковь и раскаяться перед Господом в своих грехах.


Парень тихо всхлипывал, сжавшись в комочек на холодном асфальте, где его только что жестко отымела потенциальная жертва. Все тело ныло от боли, в особенности пострадавший зад. Девушка сняла с блондина наручники и положила их обратно в сумочку вместе с запачканным кровью страпоном.

- Тебе понравилось? - Саркастично спросила она.

- Да, черт побери! Всю жизнь об этом мечтал! - истерично выкрикнул в ответ Алекс.

Девушка рассмеялась.

- Рада, что смогла исполнить твою мечту, - не смотря на издевательские слова, сам тон ее голоса звучал на удивление дружелюбно.

- Эй, оставь мне хоть один свой глаз на память, - усмехнувшись, попросил Алекс, понимая, что незнакомка пошлет его за столь нелепую просьбу.

- Так глаза мои понравились?

Блондин кивнул, не отводя пристального взгляда от вожделенных кислотно-голубых глаз.

Девушка коснулась пальцами до своих век, а после, с саркастичной усмешкой положила в ладонь Алекса цветную линзу.

- Держи на память. Пока.

Шатенка ушла, а Алекс сжал в ладони чертову линзу, а после хотел с размаху выбросить ее, но остановился.

- Вот ведь!.. - Хмуро пробормотал он, засовывая линзу в карман.

На короткое мгновение перед тем, как незнакомка ушла, он успел увидеть ее глаз, из которого она вытащила эту голубую линзу. Карих глаз у Алекса и так было полно в коллекции, но такого оттенка, как у незнакомки, пока еще не попадалось.

- Будь уверена, я найду тебя.

@темы: ориджинал, фанфикшн

00:20 

Букет алых роз для червонной королевы.

Название: Букет алых роз для червонной королевы.
Автор: Шион-Они
Фэндом: ориджинал
Рейтинг: R
Жанр: фемслэш, даркфик, POV
Предупреждение: насилие, смерть персонажа
Статус: закончен
Размер: мини

В каждом человеке живет зверь: первобытная, жестокая сущность жаждущая крови. В ком-то этот зверь так и остается спящим, а кому-то приходится всю жизнь держать его на цепи; ведь стоит ему вырваться на свободу, и назад дорога будет навсегда закрыта, а впереди останется одна единственная дверь - та, что ведет в преисподнюю. Ты освободила моего зверя, сняла с меня железные оковы. Мне бы стоило проклинать тебя за это, но почему-то я наоборот - благодарна тебе.

Мы вместе открыли врата в ад.

В тот день я узнала твой секрет. Когда дверь подвала захлопнулась за моей спиной, все возможные пути назад оказались отрезаны.

На моих глазах была повязка. Ты держала меня за руку и вела за собой как слепого котенка. Когда ты сняла повязку с моих глаз, я зажмурилась от яркого света. Когда я осмотрела место куда ты привела меня, сердце пронзил липкий ужас. Подвал был оборудован под камеру пыток. Повсюду стояли различные пугающие на вид пыточные устройства, возле стены стояли три деревянных креста в человеческий рост, с потолка свисали цепи с огромными крюками на концах. На деревянном столике были аккуратно разложены медицинские инструменты, возле стола стояла кушетка, неподалеку от нее высокий шкаф, в котором ты хранила баночки с неизвестным мне содержимым и свою дражайшую коллекцию - когда я узнала, что ты коллекционируешь, мне стало тошно.

- А это - мое любимое, - сказала ты, с нежностью поглаживая гильотину.

Я помню твои руки, крепко сжимающие меня в обьятиях, а твои слова и по сей день болезненным эхом отдаются у меня в голове всякий раз, когда я предаюсь мечтам о том, чтобы начать жизнь с чистого листа. Знаю, это невозможно. Ты никогда не отпустишь меня, сколько бы я не умоляла.

- Если расскажешь кому-нибудь, лишишься головы.

В тот день ты впервые взяла меня. Твои руки грубо ласкали мое тело, оставляя на коже синяки. Ты дарила мне боль вперемешку с наслаждением. Снова и снова линчевала меня и вновь воскрешала из мертвых. С тобой я поняла как прекрасен ад и сколь завораживает безумие.

Мне бы стоило бежать прочь пока это было возможно, но я не могла противостоять искушению, не могла побороть влечение к тебе. Я боялась, но хотела тебя. С тобой я познала страсть, фальшивую любовь и эстетику агонии.

Однажды ты научила меня убивать. Сначала было страшно, но потом я кажется вошла во вкус.

Тот юноша был совсем молод... Тогда я не знала почему ты решила убить его, но после поняла, что тебе не нужны причины. Тебя мучала жажда. Как и меня. Парень лежал прикованный к кушетке. Он был полностью обнажен, а во рту покоился кляп. В уголках испуганных карих глаз собрались слезы. Ты приказала мне быть наблюдателем и не вмешиваться в твое развлечение.

- Зачем ты это делаешь? - Мой голос предательски дрожал. - Подожди! Давай сначала все обсудим, а потом...

- Сначала казнь, потом обсуждение, - резко оборвала меня ты.

- Но...

- Заткнись! Похоже, ты забыла свое место. - В твоем голосе звенела ярость.

- Прости, - сдавлено пробормотала я.

Больше я не смела тебе перечить, и как ты и приказала, я наблюдала за твоими действиями, наблюдала за сценой несправедливой казни, что служила тебе развлечением. Наблюдала, лишенная права помешать тебе. Мне было страшно. Но пугало меня вовсе не зрелище, что разворачивалось перед моими глазами, а неуместное чувство эйфории, захватившее меня в этот момент. Уже тогда я поняла, что зверь, заточенный в моем подсознании, пробудился.

Юноша стонал и корчился от боли когда ты резала его, когда сдирала кожу с его рук, а после щедро сыпала соль на оголенное кровоточащее мясо. Он пытался вырваться, когда нагрев металлический прут, ты выводила им на животе пленника рисунок короны.

- Подвесить на крюк или распять на кресте?.. Вытащить внутренности?.. - сбивчиво вслух размышляла ты. - Нет... Не подходит... Не сейчас... Ну конечно же!.. Точно! Просто обезглавить!

Твой звонкий смех эхом отразился от стен, заставив меня вздрогнуть. Я закрыла руками лицо, желая не видеть, подождать пока ты закончишь веселиться и сделать вид, что ничего не было - просто забыть. Лишь бы сдержать это чудовище - монстра внутри меня.

- Не смей закрывать глаза! - выкрикнула ты. - Подойди.

Не смея ослушаться, я подошла к тебе, старательно отводя взгляд от изувеченного парня истекающего кровью.

- Донеси его до гильотины, - приказала ты, а я в ужасе отпрянула, но твой ледяной взгляд пропитанный сталью заставил меня выполнить этот приказ.

Гильотина и по сей день вселяет в меня неприятное ощущение тревоги и зыбкого предвкушения.

Ты нежно обнимала отрубленную голову юноши, с любовью прижимая ее к груди, а после положила ее в шкаф, сделав частью своей ненормальной коллекции.

- В следующий раз ты сделаешь это, - сказала ты, поглаживая меня по щеке. - Любым способом, каким пожелаешь.

- Что ты имеешь в виду? - неуверенно спросила я, уже догадываясь об ответе.

- Разумеется, я говорю о казни, - улыбнулась ты.

С того дня я стала твоей ученицей. Рано или поздно ученик должен превзойти своего учителя, и мне удалось это сделать на удивление быстро. Твоим любимым способом казни было обезглавливание, я же предпочитала разнообразие в методах убийства. На своих жертвах я испробовала почти все пыточные устройства, хранящиеся в этом подвале, но особенно мне понравилось убивать при помощи серной кислоты: я поливала ею тела жертв, и кислота медленно разъедала их кожу, доходя до внутренних органов, а я наслаждалась видом агонизирующих людей; я вливала кислоту в их рты и она сжигала их изнутри. Я научилась получать удовольствие от роли палача, но куда большее наслаждение мне приносила роль твоей жертвы. Только твоей и ничьей больше.

После наших кровавых забав мы предавались любовным утехам. Прямо здесь: в этом холодном, сыром подвале. Мы касались друг друга окровавленными руками, пачкая тела в этой багряной жидкости, а потом слизывали ее, упиваясь этим опьяняющим вкусом крови. Острым ножом ты выводила рисунки на моей коже, и моя кровь смешивалась с кровью жертв, стекая по ногам, капала на пол. Ты всегда любила кровь, потому и мне пришлось ее полюбить. Этот подвал стал нашим маленьким любимым адом, где мы продолжали утопать в пороке и ловить кайф от боли: как от чужой, так и от своей собственной.

. . .

Сейчас я понимаю, что эти чувства были лишь слепой одержимостью. Но почему же я до сих пор одержима тобой?

Снова прихожу к тебе, сжимая в руках букет алых роз и вспоминаю день, когда я впервые подарила тебе цветы. В твоем взгляде сквозила ярость, но я не понимала почему ты злишься.

- Подарок на "не именины", - весело проворковала я, протягивая тебе букет. Ты взяла его, но после неожиданно резко ударила им меня по лицу и бросила цветы на пол.

- Почему?.. - тихо спросила я, прижимая ладонь к саднящей от удара щеке. Мое сердце сжигала обида.

- Я ненавижу белые розы! - без тени сожаления ответила ты, а потом усмехнулась и подняла помятый букет с пола. - Впрочем, все еще можно исправить.

Ты поставила цветы в вазу и протянула мне нож.

Этот день мне никогда не забыть. Удивительно, что после случившегося я еще осталась жива.

Ты приказала мне вскрыть себе вены, и я, похоже, перестаралась, выполняя твой приказ. Кровь текла по моим рукам не желая останавливаться, пачкала одежду и пол. Боль сковывала движения, кружилась голова, и тошнота подступала к горлу. Я была на грани обморока, но держалась из последних сил, дрожащими движениями кисти продолжая раскрашивать розы в твой любимый красный цвет. Моя кровь стала отличной краской. Я была счастлива видеть твои губы, растянувшиеся в довольной улыбке по окончанию моей работы, а после в памяти осталось тепло твоих рук, в которых ты держала меня когда я потеряла сознание. Впервые ты прикасалась ко мне так нежно.

Я бы хотела вернуть тот день и ту нежность. Хотела бы вернуть тебя.

Впрочем, ты и так частично со мной.

. . .

Каждый месяц я прихожу к тебе. Давно остывшее тело ныне покоится в сырой земле, и я, похоже, единственная, кто навещает твою могилу. При жизни у тебя не было близких людей, кроме меня, хотя, даже сейчас я сомневаюсь - были ли мы по-настоящему близки? Однажды ты приказала мне всегда быть с тобой, а я не в праве нарушить твой приказ. Каждый месяц я прихожу на кладбище и оставляю на могиле твои любимые алые розы.

Часть тебя спит вечным сном под землей, но другая часть по-прежнему со мной.

Я возвращаюсь в наше милое гнездышко - любимую камеру пыток, и достаю из шкафа самый дорогой мне экземпляр ранее принадлежащей тебе коллекции.

- Мы всегда будем вместе, моя королева, - шепчу я, и накрываю холодные посиневшие губы безответным поцелуем.

Мне нравится держать в руках твою голову: перебирать пальцами длинные рыжие с красным оттенком волосы, гладить холодную, уже начавшую покрываться следами разложения кожу, целовать закрытые веки и сомкнутые синеватые губы.

Моя любимая королева, отныне мы навеки заперты в этом пустом, одиноком аду. Но это твоя вина. Именно ты стала проводником в преисподнюю, именно ты пробудила зверя внутри меня. Если бы он так и остался спящим, то сейчас ты все также продолжала бы жить, а не лежала укрытая землей, пожираемая червями. Я лишь надеюсь, что ты была счастлива лишиться жизни от лезвия твоей обожаемой гильотины. Ты же не злишься на меня, правда?

Знаете, Ваше Величество, все-таки безумие заразно.

@темы: ориджинал, фанфикшн

00:25 

Парадокс

Название: Парадокс
Автор: Шион-Они
Фэндом: ориджинал
Жанр: гет, романтика, юмор
Рейтинг: R
Предупреждение: секс с использованием посторонних предметов
Размер: мини
Статус: закончен

Лера всегда была лесбиянкой и воспринимала это спокойно, не считая какой-то странностью или чем-то аморальным. Фразы знакомых, вроде: "ты просто не нашла еще подходящего парня" или "тебе нужен мужик"; девушку только раздражали и в то же время смешили.

- Врядли в мире найдется парень в моем вкусе, - усмехалась она. - Все эти пошлые, вульгарные мужики только бесят! Да и девушки куда лучше, если даже говорить о внешности. Мужская красота: мускулы, спортивность и прочее - только отталкивают! Вот подыщите мне милого, хрупкого, похожего на девушку мальчика, и, может быть, я стану би.

Судьба любит преподносить людям сюрпризы, и однажды Лера встретила парня, полностью походившего на ее идеал. Познакомились они на вечеринке, устроенной бывшей девушкой Леры.

Марк был невысокого роста - на пол головы ниже Леры, длинные черные волосы струились по его спине, а хрупкость, худощавость и смазливое личико делали его еще более похожим на девушку. При первом знакомстве Лера и сама усомнилась в том, что он парень: вначале она приняла его за милую готессу, поскольку Марк был одет в готическом стиле и даже аура исходила от него таинственная, несколько мистичная.

"Дракула двадцать первого века, блин, - усмехнулась тогда она про себя. - Интересно, какого оно пола?.."

Уже тогда этот "вампир" заинтересовал ее.

Но несмотря на свою милую внешность, утонченную ауру и столь же изысканные интересы: игра на скрипке, живопись и написание рассказов; особо прекрасным характером "вампир" не обладал - скорее наоборот. Подозрительность, необщительность, пессимизм поровну с цинизмом, были его отличительными чертами, хотя натягивать вежливую улыбку и маску дружелюбия он умел, но ненавидел это делать. Марк вообще терпеть не мог всякого рода притворство, но порой приходилось притворяться, поскольку его настоящее "я" отталкивало людей, а для Марка, хоть он и был замкнутым социофобом, мнение окружающих людей играло значительную роль - он ненавидел, когда на него смотрели искоса, с неприязнью и презрением, потому старался избегать подобных ситуаций.


Прошло пару месяцев, и Лера рассталась со своей девушкой. Та нашла себе парня и решила прекратить эти "игры". Как оно часто и бывает: для нее роман с девушкой был лишь экспериментом, развлечением, но Лера воспринимала их отношения серьезно и искренне была влюблена в эту девушку, даже строила планы на их совместное будущее... И когда она тихо ревела, заливая горе уже второй банкой энергетика, сидя в месте, где они обычно собирались всей компанией, к ней подошел Марк, который в тот день решил прогуляться, подышать свежим воздухом после двух недель привычного затворничества. Удивленно взглянув на зареванное лицо девушки, он молча протянул ей сигарету и присел рядом с ней. Лера благодарно кивнула, подпалив ее и судорожно затянувшись.

- Ну, рассказывай, - спокойно произнес Марк, тоже закурив. - Что случилось?

Лера не любила обсуждать личные дела с посторонними людьми, но в тот момент сорвалась - не было у нее сил держать это все в себе; и сквозь слезы и сдавленные рыдания, она выложила Марку всю правду, рассказала о предательстве любимой. Она думала, что теперь Марк попытается ее утешить банальными фразами: "все наладится", "со временем боль утихнет"; но никак не ожидала, что брюнет тяжело вздохнет, покачает головой, и скажет то, что должно было бы ее расстроить, но вместо этого, напротив, подбодрило и придало сил.

- Ничего удивительного, - сказал Марк выпуская изо рта облачко серого дыма. - Все люди такие. Предательство для людей - обычное дело. Да и чего вообще ты ожидала?

- Я любила ее, - пробормотала Лера.

В ответ Марк лишь горько усмехнулся.

После того случая они стали чаще общаться, а Лера постепенно все больше и больше привязывалась к этому странному юноше, и уже не могла с полной уверенностью утверждать о своей нетрадиционной ориентации. Впрочем, Лера оправдывала свою симпатию к Марку тем, что тот все равно чертовски похож на девушку, следовательно, она и воспринимает его не как мужчину. Для нее Марк был ходячей странностью, живым воплощением парадокса, но именно это и влекло ее к нему. В нем не было посредственности, что так раздражала Леру в других людях, а может, это лишь в ее глазах этот парень оставался особенным, ярким пятном среди серой массы.

Марк с ранних лет увлекался творчеством, писал рассказы в разных жанрах, особенно хорошо у него получалась романтика, и прочитав некоторые его работы, Лера ошибочно предполагала, что Марк отличается романтичностью, умением красиво и чувственно любить и проявлять свои чувства. И как же сильно было разочарование девушки, когда она наконец решилась признаться Марку в любви, поцеловав его, а парень в ответ, вместо того, чтобы заключить ее в страстные объятия или хотя бы робко улыбнуться, тихо смущенно сказав: "ты тоже мне нравишься"; осторожно отстранил Леру от себя и серьезно произнес:

- Скажу честно, у меня нет денег.

И эти слова ввели девушку в ступор, она попросту не знала, что ответить и почему вообще Марк завел разговор о деньгах?

- Ну так я грабить тебя не собираюсь, - неловко улыбаясь сказала она. - И разве я похожа на грабителя?

- Женщины - самые умные, хитрые и коварные грабители, склонные к манипуляциям, - хмуро ответил Марк.

- О, так ты женоненавистник? Только сейчас узнаю эту твою сторону, - разочарованно и даже несколько раздраженно протянула Лера. Ее признание, ее чувства - все летело к чертям! - А, может, ты просто боишься женщин? - усмехнулась она. - А я, знаешь ли, всегда парней недолюбливала. До встречи с тобой, - добавила девушка.

- Я всех людей недолюбливаю, - ответил Марк, но его слова звучали скорее как: "я всех людей боюсь". Не смотря на то, что ему было всего восемнадцать, за эти годы Марк немало узнал о людях, и у него было достаточно причин и оснований их бояться.

- Ну так чего тебе от меня нужно? Почему ты меня поцеловала? - прямо спросил он, пытаясь за видимым раздражением скрыть тревогу.

- Потому что люблю тебя, кретин! - с некой злостью на его подозрительность, выпалила Лера.

Парень смотрел на нее столь удивленно, все не в силах поверить в искренность ее слов, и тогда Лера внова притянула его к себе, затягивая в долгий, нежный поцелуй.

Да, для нее Марк был воплощением парадокса, ходячим противоречием, а может - просто маленьким диким зверьком, столь нуждающимся в приручении, но в страхе отвергающим его. Лера решила, что точно приручит этого зверька.

* * *

И вот уже год прошел с тех пор, как они начали встречаться, и месяц с момента начала жизни под одной крышей в небольшой однокомнатной квартире. Лера успела свыкнуться со странностями Марка, а многие из них даже находила милыми, как к примеру его привычку вести ночной образ жизни, а спать днем, или всякий раз после пробуждения первым делом выходить в коридор и проверять, надежно ли закрыта входная дверь. Впрочем, Марк никогда не переставал ее удивлять. Вот и в этот вечер он подошел к Лере, смущенно держа в руке какую-то коробочку и нерешительно протянув ее девушке, робко сказал:

- У меня к тебе просьба. Это касается нового рассказа, который я сейчас пишу.

- Да, я тебя слушаю, - сказала Лера, попутно раскрыв коробку и ошарашенно разглядывая ее содержимое. А в коробке лежал среднего размера страпон. Достав его, девушка удивленно посмотрела на эту взрослую игрушку, а уголки ее губ расстянулись в нервной улыбке. - Эм... это зачем? - наконец спросила она.

- Говорю же, я пишу рассказ и не могу описать некоторые детали, поскольку не имею опыта в таких делах, - раздраженно ответил парень, отводя взгляд пронзительных зеленых глаз. Ему самому было стыдно озвучить свою просьбу. - Рассказ про геев. Ну... эротика как бы... - пробормотал он.

- Подожди, ты что ли предлагаешь мне... этим?.. - шокированно спросила девушка, не в силах сдержать улыбки, и вскоре громко рассмеялась. - Нет, блин, ты это серьезно что ли?!

- Разумеется, - тихо ответил Марк.

- Ты спятил! - воскликнула Лера, продолжая смеяться.

Да, Марк умел ее удивлять, но эта просьба уже переходила все рамки.

- Прекрати ржать! Просто трахни меня уже! - резко, на одном дыхании выпалил Марк, тут же жалея об этих неосторожно брошенных словах.

Лера продолжала смеяться от самой нелепости ситуации. Да и где это видано, чтобы парень просил свою девушку поиметь его страпоном? Такого она даже от Марка никак не ожидала.

- Ну хватит! Кончай уже, - раздраженно пробормотал Марк, понимая, что зря вообще все это затеял.

- Чтобы кончить, надо еще начать, - усмехнулась Лера, подняв на Марка хитрый взгляд и покручивая в руке страпон. - А, знаешь, это вообще очень заманчивое предложение, да и неплохо иногда экспериментировать, - протянула девушка, ухмыляясь. - Раздевайся, - приказала она.

Марк послушно принялся расстегивать рубашку, но пальцы плохо слушались его, подрагивая от волнения. И ведь не первый раз он проводил ночь с Лерой, но никогда прежде ему не было так страшно и стыдно, как в этот момент. Он уже было передумал, как Лера подошла ближе и сжала руками его дрожащие ладони, внимательным, будто изучающим взглядом глядя в его глаза.

- Даже не думай сбежать после того, как зажег во мне любопытство и желание, - серьезно сказала девушка.

Лера помогла ему избавиться от одежды и с неприкрытой страстью и восхищением разглядывала обнаженное тело своего возлюбленного. Раздевшись и взяв в руки страпон, девушка присела на кровать и нежно коснулась рукой гладкой щеки юноши, провела пальцем по его соблазнительным, чуть приоткрытым губам.

- Может остановимся? - неуверенно сказал Марк, тревожно глядя на страпон в руке девушки.

- Но ты же сам это предложил. Поздно отступать, - Лера отрицательно покачала головой, мягко улыбнувшись. - Не бойся, я все сделаю аккуратно.

- Ты хоть знаешь, как это правильно делается? - взволнованно спросил Марк.

- Я читала рассказы об этом...

- Рассказы - одно, а реальность - это совсем другое! Лучше прекратить, пока не поздно.

- Прекращай истерить, реально как баба! Успокойся, в крайнем случае, мой мобильник на тумбочке, если что, в скорую позвоню.

- Спасибо, успокоила, - с долей сарказма, нервно пробормотал Марк.

- Да не бойся ты, - прошептала Лера в губы юноши, накрыв их нежным поцелуем.

Леру всегда привлекали девушки: их хрупкость, изящество. Это то, что она не могла найти в парнях. Но Марк был куда красивее и нежнее всех девушек, которых Лере доводилось видеть. Его почти эфемерная красота сводила девушку с ума. Эти длинные волосы в беспорядке рассыпавшиеся по подушке, врожденная худоба, пронзительный взгляд темно-зеленых глаз, словно смотрящих в самую душу, густые, длинные ресницы, до боли тонкие запястья, которые, казалось, сожмешь сильнее и они сломаются... Желание, с каждым прикосновением, с каждым взглядом в эти испуганные омуты глаз, разгоралось в девушке все сильнее.

Марк судорожно вздохнул, когда Лера начала расстягивать его, погрузив сначала один смазанный кремом палец. Ощущения были не из приятных, а когда девушка засунула в него еще два пальца, начав медленно двигать ими внутри, с губ парня сорвался стон. И вовсе не от удовольствия он стонал, а от пока еще не очень сильной боли.

- Черт! Ты бы хоть ногти подстригла, - сдавленно выдавил он. - Все мне там своими наманикюренными когтями раздерешь!

- Ну, тогда, может сменим пальцы кое-чем другим? - игриво улыбнулась Лера.

Марк отдышался, прижав руку к груди, где бешенно колотилось сердце и удары его отдавались барабанной дробью в ушах юноши. Лера приблизилась к нему, поглаживая чуть поблескивающий от смазки страпон. Марк со страхом уставился на этот, ставший таким опасным для него, предмет, но переведя испуганный взгляд на Леру, прочел на ее лице безжалостную решимость, и понял, что сопротивляться бесполезно.

- Я знал, что женщины опасны. Жестокие, расчетливые манипуляторы! - выпалил он сгоряча, тихо всхлипывая, ощущая, как чужеродный предмет медленно, по миллиметру проникает все глубже в его тело.

- Ты сам меня об этом просил, - напомнила Лера довольно улыбаясь, наслаждаясь ощущением своей власти над юношей.

Усмехнувшись, она остановилась и тут же резко вогнала весь страпон по основание в Марка. Парень закричал от боли, затрепыхавшись на постели, пытаясь слезть с этого предмета, доставляющего столь мучительные ощущения.

Лера намотала его длинные волосы на кулак, притянув к себе, ощущая на своем лице его рваное дыхание. Впервые в жизни ей так захотелось причинить ему боль, впервые в жизни захотелось почувствовать себя насильником. А страх в глазах Марка и слезы текущие по его щекам, дрожащая тонкая рука, что в мольбе легла на плечо девушки, только сильнее возбуждали.

- Эй, Марк, ты знаешь, тебе стоило родиться девочкой, - усмехнулась Лера, коснувшись губами уха парня и нежно проведя языком по ушной раковине, прикусив напоследок мочку. - Впрочем, сегодня у тебя будет шанс ей побыть.

* * *

Марк устало растянулся на постели. Все тело ныло от пережитой боли, а в мыслях созрел уже ни один план мести своей любимой девушке, у которой, помимо прочего, открылись еще и садисткие замашки. Но куда унизительней было открытие у себя самого мазохистких наклонностей.

"Докатился, - обреченно подумал парень. - Ну, теперь хотя бы смогу описать сцену секса в том рассказе," - мрачно усмехнулся он, вспомнив, из-за чего вообще это затеял.

Лера зашла в комнату, держа на подносе две чашки чая. Поставив поднос на тумбочку, девушка села на кровать, виновато опустив взгляд.

- Прости, я зашла слишком далеко.

- Я тебя когда-нибудь убью, - "ласково" пообещал Марк.

- Злишься? - грустно спросила девушка, на что Марк лишь усмехнулся в ответ.

- С чего бы? С того, что ты жестоко меня изнасиловала и унизила? Нет, что ты, совсем не злюсь!

- Так ты сам об этом просил! - попыталась защититься Лера.

- Ладно, забудем об этом, - глухо произнес Марк. - Все же странные у нас какие-то отношения, не считаешь? Какие-то неправильные...

- Просто, ты человек-парадокс, вот и я рядом с тобой, с каждым днем становлюсь все более парадоксальной.

- Это можно считать любовью?.. - задумчиво произнес брюнет, а Лера нежно улыбнулась в ответ.

- Врядли. Не любовь, а скорее конкретная помешанность. Я помешана на тебе до такой степени, что даже ориентацию сменила, а это, заметь, не мало. Я всегда буду с тобой - смирись. Фиг дождешься от меня предательства, - ответила Лера, наклонившись к парню и закрепив свое обещание настойчивым поцелуем.

@темы: фанфикшн, ориджинал

Школа отчаяния

главная